Linkuri accesibilitate

Грудью против Путина: FEMEN возвращаются с новыми акциями против российского президента и РПЦ (ВИДЕО)


Анна Алляйн с надписью "Путин убивает" на груди – на барельефе памятника князю Владимиру

"Секстремистки" (как они себя называют) из украинского движения FEMEN, прославившиеся топлес-протестами по всему миру, вернулись в информационное пространство после нескольких лет относительного затишья в своей деятельности, сопряженного с вынужденной эмиграцией, конфликтами и слухами о расколе среди его участниц. Две состоявшиеся практически одна за другой в июле акции FEMEN в Киеве были посвящены двум, по их мнению, диктаторам – Александру Лукашенко и Владимиру Путину.

21 июля 27-летняя Анжелина Диаш проникла на встречу Петра Порошенко и Александра Лукашенко в Киеве, прервав ее выкриками "Жыве Беларусь!" в знак протеста против "визита диктатора в демократическую страну". Спустя 6 дней еще одна участница FEMEN, Анна Алляйн, забралась на барельеф памятника князю Владимиру Великому и "распяла" себя в знак протеста против российской агрессии на востоке Украины и шествия, организованного Украинской православной церковью Московского патриархата в честь отмечаемого 28 июля Дня Крещения Руси.

"Было страшно, – рассказывает она, – из-за того, что все было технически сложно, был риск, что нас увидят издалека и не дадут даже подойти к подножию Владимирской горки. Лестница оказалась установлена вверх ногами и шаталась. Перевернуть ее было невозможно – у нас было всего несколько минут. Но я была движима силой идеи".

​FEMEN уже устраивали в Киеве акции в этот день – правда, было это еще при президенте Викторе Януковиче. Не новы для группы и протесты против РПЦ: в 2012 году активистка движения Анна Жданова с криками "Изыди вон!" выбежала из группы журналистов, встречавших патриарха Кирилла в аэропорту Борисполь, скинула одежду и обнажила надпись “Kill Kirill” ("Убей Кирилла") на своей спине.

Спустя год в Киеве был жестоко избит один из идеологов FEMEN Виктор Святский, а 28 июля 2013-го, также в День Крещения Руси, на лидера FEMEN Анну Гуцол напали в ее подъезде. После этого случая Гуцол и большая часть ее соратниц были вынуждены на какое-то время перебраться во Францию.

На Александра Лукашенко у FEMEN тоже есть старая обида: в декабре 2011 года после акции около здания КГБ Белоруссии активисток движения Инну Шевченко, Оксану Шачко и Александру Немчинову схватили на вокзале Минска неизвестные люди, отобрали мобильные телефоны и документы, а затем вывезли в лес. Им угрожали, издевались, заставляли раздеваться догола, держать плакаты с фашистской свастикой, поливали головы зеленкой. Все происходящее снималось на видеокамеру. Инну Шевченко вдобавок еще и остригли: "Их было шесть человек, и это не были молодые парни, это были взрослые мужчины. Они запрещали нам смотреть, у нас постоянно были закрыты глаза. Нам не позволяли поднимать головы, руки у нас были связаны. Они нам постоянно угрожали", –​ рассказывала потом девушка. В итоге Шевченко и других участниц акции выбросили из машины голыми в лесу, откуда они добрались до ближайшей деревни и обратились за помощью к местным жителям. В ночь на 21 декабря активисток FEMEN депортировали из Белоруссии.

Осенью 2014-го года FEMEN уже протестовали против политики Владимира Путина по отношению к Украине, причем на территории Киево-Печерской Лавры – без каких-либо юридических последствий для себя. Теперь дело обстоит несколько иначе: Анна Алляйн в понедельник должна явиться в суд, который может присудить ей крупный штраф или отправить под административный арест на срок до 15 суток. А за акцию на пресс-конференции Лукашенко и Порошенко Анжелине Диаш грозит двухлетний тюремный срок по уголовной статье "хулиганство" (пока у нее отобрали загранпаспорт и взяли "личное обязательство" – аналог российской "подписки о невыезде"). По сути, это та же статья и тот же срок, к которому были приговорены в России участницы группы Pussy Riot за "панк-молебен" в Храме Христа Спасителя. В 2012 году FEMEN устроили в защиту Pussy Riot одну из самых своих скандальных акций, спилив установленный в Киеве украинской греко-католической церковью крест в память о жертвах сталинских репрессий.

Этот кадр стал одним из самых известных за всю историю FEMEN - он сделан во время акции на международной промышленной выставке в Ганновере, 8 апреля 2013 года
Этот кадр стал одним из самых известных за всю историю FEMEN - он сделан во время акции на международной промышленной выставке в Ганновере, 8 апреля 2013 года

В интервью Радио Свобода Анна Алляйн (она, как и Анжелина Диаш, является участницей FEMEN с 2009 года, то есть практически с самого начала истории группы) рассказывает, как изменилась Украина после победы "Революции достоинства", собираются ли FEMEN снова устраивать акции в России и помогло ли активисткам движения введение безвизового въезда в ЕС для граждан Украины.

– Почему вы решили забраться на памятник князю Владимиру?

– Сегодня (беседа состоялась 28 июля. – РС) годовщина Крещения. Вчера Московский патриархат проводил свой Крестный ход. Мы называем его не чем иным, как "зомби-парадом". Такое представительство Московского патриархата в Украине сейчас недопустимо, собственно, как и в любые другие времена. Я считаю, что он был создан специально для того, чтобы стереть украинскую нацию, ассимилировать ее, еще во времена Российской империи. Сейчас Украина независима. Мы долго за это боролись. Более того, сейчас люди гибнут на востоке Украины, защищая нашу страну от российского агрессора, а Московский патриархат до сих пор существует в Украине и еще имеет смелость устраивать себе шабаш, используя наш национальный символ – памятник Владимиру. Таким образом, этот памятник превращается в символ другого Владимира, Владимира-воителя, то бишь Путина, который целенаправленно убивает Украину.

– Что произошло после того, как полиция приехала на место этой акции? Правда ли, что полицейские угрожали депортировать вас в Беларусь, где в 2011 году активисток FEMEN вывезли в лес, избили и обрили налысо после акции у здания КГБ?

– Да, это действительно так. Полицейские, которые меня сразу же задержали, вели себя более-менее культурно, но патрульные, которые приехали уже зная, к кому они едут, что это FEMEN, зная, почему я протестовала, вели себя очень похабно. Более того, я увидела в их манере общения признаки не правоохранительности, а карательной системы. Я сделала вывод, что милиционеры, которые работают по-старому, просто переоделись в новую форму. Действительно, мне угрожали. Они не гнушались использовать и мат в мой адрес, оскорблять, насмехаться. Я спросила, в какое отделение меня везут, на что я имею право, а они сказали: "Ха-ха-ха. Сейчас вывезем в Беларусь. Там вам покажут".

– Они, надо полагать, помнили о том случае 2011 года?

– Да. Они помнили, но буквально несколько дней назад FEMEN проводили акцию к приезду другого диктатора в Украину, к приезду Лукашенко. Мы показали Лукашенко и всему миру, что не готовы принимать диктаторов в Украине. Поэтому сейчас эта тема на слуху. Да, полиция знала все мои акции, где я участвовала, в каких маршах, и так далее.

– Что вам теперь грозит за эту акцию? Анжелину Диаш, как я понимаю, обвиняют по более серьезной, уголовной статье. А вам вменяют мелкое хулиганство. Когда будет понятно, какое наказание вам грозит?

– Насчет Анжелины сейчас ведется следствие. Пока ничего не известно, когда будет суд, например. Ей грозит до двух лет лишения свободы. Что касается меня, то в полиции решали, какое дело на меня открывать – административное или уголовное. Но потом, посоветовавшись с вышестоящими инстанциями, сказали, что административное. Предварительный суд был назначен на сегодня, но перенесли его на понедельник. Максимум, что мне грозит, – это 15 суток.

Акция Анжелины Диаш против визита Александра Лукашенко в Украину
Акция Анжелины Диаш против визита Александра Лукашенко в Украину

– Полиция, оскорбления, угрозы, уголовные дела. Получается, что, несмотря на Майдан, несмотря на все, что произошло за последние несколько лет в Украине, для вас как для движения здесь мало что изменилось. Вы как подвергались преследованиям за свои акции, так и подвергаетесь.

– Да. Более того, я была задержана на других акциях против Путина еще во времена режима Януковича, но так, как сейчас, представители правоохранительных органов меня не оскорбляли даже тогда. Это демонстрирует, что реформы в Украине проведены наполовину. В отделении была часть людей, которые ведут себя культурно, видно, что они новые. А часть людей была явно старой закалки, которые прошли переаттестацию непонятно как и продолжают делать свои дела. Либо реформа [милиции] проведена некачественно, плохо, либо правительству нужны такие люди, которые будут выполнять карательную функцию, как это делается при тоталитарных режимах.

– Анна, расскажите, в каком сейчас состоянии движение FEMEN? Что изменилось за последние годы? Многим показалось, что участницы движения перебрались в Европу, что вы оставили свою активность в Украине. И тут сразу две нашумевшие акции – сначала на пресс-конференции Лукашенко и Порошенко, а потом ваша. Это можно считать неким камбэком или FEMEN все это время присутствовали в Украине и что-то делали?

– Мы проводили акции, мы присутствовали. Возможно, они не были такими громкими. Но в целом, как говорит лидер движения Анна Гуцол, у нас не политическая партия, не Советский Союз, у нас общественное движение. Поэтому оно живет своей жизнью – кто-то к нему примыкает, кто-то уходит. Кто хочет выражать свою позицию, тот это делает в привычной форме. Собственно говоря, это было создано и придумано для того, чтобы женщина могла активно выражать свою позицию. Это одна из первоначальных задач организации FEMEN.

– Что сейчас важнее для FEMEN – протестовать против Путина или критиковать украинские власти?

– Лично я считаю, что сейчас самая страшная проблема Украины – это угроза потери нашей независимости, за которую мы так долго боролись, и это, безусловно, кровопролитная война на востоке Украины. Поэтому главное направление движения – это борьба с диктаторскими режимами. Когда диктаторский режим наступает на нас с войной и оружием, то это главное, на чем мы сосредотачиваемся.

– У вас есть какой-то отклик на вашу акцию со стороны тех, кто сейчас находится на востоке Украины, со стороны людей, которые воюют? Что вам вообще пишут после того, как вы забрались на памятник князю Владимиру?

Это протест против пропаганды, которая присваивает себе историю Украины

– Официальных комментариев нет, лично мне тоже никто ничего не писал и не говорил. Я думаю, что людям, которые стоят на передовой, наверное, не до этого. Задача была – заявить Московскому патриархату, миру, в том числе Путину, что они не имеют права делать такие вещи – проводить эти шествия. Это был способ высказать свою гражданскую позицию. Это протест против пропаганды, которая единолично присваивает себе историю Украины, Руси, смещает акценты, утверждает, что Киевская Русь ближе к Московской империи, тем самым унижая Киев. Это пропагандистская тема и мы с ней боремся своими методами, той же самой пропагандой.

– Я читаю комментарии в вашем "Фейсбуке", в "Фейсбуке" Анны Гуцол и вижу много высказываний вроде "убирайтесь в Россию, путинские провокаторы". У вас есть идея – откуда это все, притом что вы недвусмысленно выражаете свое отношение к российскому президенту?

– Во-первых, у меня есть идея, что это религиозные фанатики, которые находятся на грани сумасшествия, которые присутствовали, например, на том же массовом параде вчера. Также есть люди, граждане РФ, которых привлекают такие акции в Москве, в России. Лично я получаю иногда угрозы.

– В Москве недавно тоже установили большой памятник Владимиру прямо напротив Кремля. Вам заказан въезд в Россию? FEMEN обдумывает возможность снова туда вернуться и провести там какую-то акцию?

– На данный момент это очень опасно. Мы, конечно, никого не боимся, но повторять случай с пытками в Белоруссии просто нет смысла. Мы можем гораздо громче объявить об этом всему миру, находясь на более безопасной территории.

Акция FEMEN на московском избирательном участке, где в 2012 году голосовал на президентских выборах Владимир Путин:

– Осенью 2016 года движение FEMEN протестовало у немецкого посольства в Киеве против затягивания процесса предоставления Украине безвизового режима с ЕС. Тогда Анжелина Диаш попыталась разбить выставленный у входа в посольство фрагмент Берлинской стены. Теперь "безвиз" уже действует. Это, наверное, сильно облегчило жизнь участницам движения, которые могут теперь беспрепятственно передвигаться между Францией, Украиной и другими странами?

– Да, но "безвиз" – это такой материальный аргумент и факт. Главным образом эта стена символизирует [для нас] разделение Европы и Украины. Мы хотим ее разрушить не только в фактическом плане, но и в метафорическом. Мы доказали Европе, что Украина – полноправный ее член, страна, которая имеет полное право находиться в Евросоюзе на правах партнера.

– А у вас какое ощущение? Украина идет в этом направлении? Или все плохо?

Лучше ругать плохую демократию, чем хвалить хороший тоталитаризм

– Лучше ругать плохую демократию, чем хвалить хороший тоталитаризм. Безусловно, каждый человек имеет право на свое мнение. Но я считаю главным достижением Майдана освобождение Украинского государства от кремлевской власти, которая на тот момент была кулуарной. Сейчас мы от этого освободились. А внутри страны, это лично мое мнение, реформы не проводятся моментально. На все нужно время. Сейчас я наблюдаю еще за одним позитивным проявлением демократии – огромным повышением сознательности украинских граждан. Люди научились изучать Конституцию Украины, узнали свои права и отстаивают их.

– Но при этом Анжелине Диаш за акцию на пресс-конференции Лукашенко и Порошенко грозит реальный тюремный срок.

– Мы надеемся на лучшее. Более того, скажу, что мы не допустим этого беззакония в Украине. Состава преступления нет. Обвинения беспочвенны и преувеличены. Мы будем бороться за свободу и справедливость в нашей стране, будем бороться с тоталитаризмом дальше. Если то, что вы говорите, станет реальностью, то это будет проявлением тоталитаризма в нашей стране.

– Вслед за последними решениями украинских властей все чаще можно услышать мнение о том, что они в запале борьбы с Россией или прикрываясь ей прибегают к тем же авторитарным методам, что и сам Путин.

– Я такого мнения не слышала и считаю, что это невозможно. Украина испокон веков была демократической страной по своей сути. Системы у нас абсолютно разные. Хоть Советский Союз и имел влияние, многое поломал в Украине, но это лишь кусочек истории. Это всего лишь несколько десятков лет. Мы имеем более длительную историю борьбы за свободу и за права граждан.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG