Linkuri accesibilitate

Побег от «секс-просвета»: из Кыштовки в Ставрополь


Евгения Мартенса встречали с песнями и водкой

"Секс-беженец" из Германии Евгений Мартенс снова вернулся в Россию: на Ставрополье ему и его семье обещают передать в "безвозмездное пользование" дом и загородную дачу. Окончательного решения о переезде пока не принято, но плюсов у нового места жительства хватает – это совсем не новосибирская Кыштовка. Корреспондент Радио Свобода наблюдал, как встречали дорогого немецкого гостя на благодатной Ставропольской земле.

…На перроне ставропольского железнодорожного вокзала застенчиво стоит молодой человек в простой майке и джинсах. Напротив него – журналисты и группа казаков, в национальных костюмах и папахах. Один из них держит на вынутой из ножен шашке стопку водки. Взмах рукой – и казаки начинают петь, а молодому человеку подносят на клинке стопку. Он слегка отпивает из нее.

– Добро пожаловать на благодатную Ставропольскую землю! – кричит кто-то. Казак размахивает шашкой, громко играет аккордеон…

– У нас с таким размахом даже постпреда президента не встречают, вот как люди радуются, – говорит Владимир Полубояренко, который пригласил семью Мартенсов жить в Ставрополь. – У нас столько СМИ со всего мира никогда не было, в гостиницах мест нет.

Молодой человек на перроне – 41-летний немец Евгений Мартенс, глава многодетной семьи, чья история стала почти сенсацией российских и мировых СМИ в прошлом году. Продав в Германии дом, он вместе с женой и детьми эмигрировал на историческую родину, в Россию, поселившись в Новосибирской области в поселке Кыштовка. Свой несколько экстравагантный поступок Евгений объяснял тогда несогласием с тем, что в немецкой школе его детям преподавали основы сексуального просвещения (Мартенсы баптисты, и у них свой взгляд на подобного рода просвещение), а также проблемами с немецкой ювенальной юстицией. Из-за отказа отпускать детей в школу на "секс-просвет" Мартенс, по его словам, получил штраф и вместе с женой провел один день в заключении.

Семья Мартенсов прожила в Кыштовке около двух месяцев и вернулась обратно в Германию
Семья Мартенсов прожила в Кыштовке около двух месяцев и вернулась обратно в Германию

Однако в сибирской деревне, в непростых, прямо скажем, тамошних бытовых условиях многодетная семья продержалась недолго: в феврале 2017 года, спустя два с лишним месяца после приезда, Мартенсы забрали детей и внезапно уехали в Германию. Интернет-пользователи активно обсуждали причину случившегося, самой популярной версией было то, что немцы якобы не выдержали российской разрухи и холодов.

Евгений приехал пока один, осмотреться – жена и дети остались в Германии

Однако как выяснил позже новосибирский портал VN.ru, дело было в другом: после нескольких визитов в дом участковых (одна из дочерей Мартенсов, упав с кровати, сломала ключицу, и врачи сообщили об этом в полицию, чтобы исключить версию домашнего насилия) Евгений с женой запаниковали. Они решили, что у них могут отнять ребенка – подобных страхов семья, как утверждает Евгений, натерпелась еще в Германии. Какое-то время Мартенсы жили в квартире у матери жены, в одном из немецких городов. Но уже в начале июня Евгений вновь пересек границу России: в Ставропольском крае ему пообещали предоставить в бесплатное пользование огромный дом (как выяснилось позже, не только дом). Евгений приехал пока один, осмотреться – жена и дети остались в Германии.

– Надо будет хорошо подумать, это серьезное решение, – говорит Евгений Мартенс о собственных планах. – Семья для меня главное, и нужно учесть все моменты. Мне очень нравится здесь – природа, совсем не такая, как в Сибири, очень приветливые люди. Но решать мы будем только все вместе.

Казаки, Евгений Мартенс, его адвокат Алексей Абазов и Владимир Полубояренко. Вокзал Ставрополя, утро 13.06.17
Казаки, Евгений Мартенс, его адвокат Алексей Абазов и Владимир Полубояренко. Вокзал Ставрополя, утро 13.06.17

Этот приезд Мартенса на разведку в Ставрополье организовал помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко:

Когда узнал про беды этой семьи, у меня было просто состояние аффекта

– Я вырос в нищете и всего добился сам. Я по большому счету вообще никто, простой пенсионер. Поэтому, когда узнал про беды этой семьи, у меня было просто состояние аффекта, – рассказывает Полубояренко. – Люди не должны так жить и терпеть то, через что они прошли. Власти наши, кстати, очень позитивно восприняли мое предложение

В регионе Полубояренко личность известная: в конце 1980-х вместе с компаньонами он создал первый в стране кооператив инвалидов "Эльбрус". Объединение выпускало люстры, удлинители, розетки и другие нужные в хозяйстве мелочи, а главное, деятельность кооператива, согласно советскому законодательству, не облагалась никакими налогами. "Деньги просто текли к нам рекой", – улыбаясь, вспоминает об этом периоде правозащитник. В конце девяностых он стал долларовым миллионером, построил себе несколько домов. Однако большую часть сбережений "съел" в 1998 году дефолт.

Также помимо бизнеса Полубояренко на общественных началах работал помощником по особым поручениям главы Администрации президента РФ, помощником прокурора Ставропольского края, в начале 90-х был депутатом городского совета своего родного Черкесска (административный центр Карачаево-Черкесской республики). После ухода из бизнеса Полубояренко посвятил себя правозащите, долго время оказывал юридические и иные услуги нуждающимся. Сейчас он фактически находится на пенсии, но активно участвует в общественной жизни Ставрополья. Случай с Мартенсами станет, похоже, очередной громкой историей в биографии Полубояренко.

Как чиновники в Новосибирской области могли допустить такую позорную историю, это же просто придурки, которых надо срочно гнать из власти. Взяли и опозорили нашу страну на весь мир!

– Все получилось как-то само, – говорит Владимир. – В марте я разместил у себя на странице в фейсбуке пост, в котором были знаменитые уже слова: "Из того свинарника, который семье беженцев из Германии предложили сибирские чиновники, сбежали бы и мои куры!" В заключение я предложил семье бесплатно жить в моем доме на окраине Ставрополя. Я не понимаю, как чиновники в Новосибирской области могли допустить такую позорную историю, это же просто придурки, которых надо срочно гнать из власти. Взяли и опозорили нашу страну на весь мир!.. Как патриот своей страны я сделаю все, чтобы исправить эту ситуацию. Я сделаю все возможное, чтобы в других странах знали, что у нас здесь живут добропорядочные и милосердные люди. Сам я человек верующий, всю жизнь десятину другим отдаю.

Дом этот, который я предложил Мартенсу, я строил для своей семьи, он имеет площадь свыше 500 квадратных метров. Но сейчас мы живем в другом доме, и тот простаивает. Уж не знаю как, но это сообщение разлетелось по интернету, и мне написал официальный представитель семьи Мартенсов – правозащитник Гарри Мурей. Он переслал мне уйму документов, которые свидетельствовали о бедственном положении Мартенсов в Германии… Мы несколько месяцев общались по скайпу, я тут улаживал детали. И вот Евгений приехал.

Адвокат Мартенса Алексей Абзалов, сам Евгений Мартенс и Владимир Полубояренко у здания ставропольского вокзала
Адвокат Мартенса Алексей Абзалов, сам Евгений Мартенс и Владимир Полубояренко у здания ставропольского вокзала

​Почти сразу после публикации своего поста Полубояренко с женой взял в банке кредит ("Из своих не мог, было трудное положение, мы ж простые пенсионеры", – объясняет причину) и вернул администрации Новосибирской области 150 тысяч рублей, которые Мартенсам выплатили в качестве подъемных: некоторые СМИ фактически обвиняли немецкую семью в мошенничестве с этими деньгами. Как уверяет Полубояренко, по приезде в Ставрополь Евгений Мартенс пообещал вернуть их правозащитнику и тем самым помочь погасить кредит. "Завтра идем в банк, Евгений деньги эти привез, так что кредит закроем", – добавляет пенсионер.

По словам Полубояренко, решение предоставить Мартенсам дом в "безвозмездное пользование" (именно на этой формулировке он настаивает и сильно возмущается, когда в СМИ пишут "подарил") было для него не спонтанным.

Мой интерес тут вполне корыстный: люди будут жить в доме, ухаживать за ним, сохранять мое имущество

– Дом сейчас стоит пустой, он отрезан от коммуникаций, – комментирует Полубояренко. – Продать его я не могу, он стоит под тридцать миллионов. Никто мне такую сумму не даст. А пройдет еще пять лет, здание начнет разваливаться, и я его не продам даже в качестве сарая. Так что мой интерес тут вполне корыстный: люди будут жить в доме, ухаживать за ним, сохранять мое имущество. Мы уже наметили план ремонта, чуть позже обсудим с Женей возможную перепланировку. Если он в итоге надумает перебираться в Ставрополь, я помогу ему решить все проблемы.

Почему Полубояренко решил откликнуться именно на беды немецкой семьи – мало ли в Ставрополе нуждающихся русских? Этот вопрос волнует многих пользователей соцсетей. Тех же многодетных только в Ставрополе около двух тысяч, и никто из них не жирует. Правозащитник отвечает на него прямо:

Это немцы, религиозные люди. Значит, не будут пить и не срежут батареи за бутылку водки

– Во-первых, это немцы, религиозные люди. Значит, не будут пить и не срежут батареи за бутылку водки. Второе – трудолюбивые, чистоплотные. А где гарантия, что попадется хорошая российская семья? Я не собес – Ставропольский край большой, и помочь всем я не могу. В конце концов, это мой дом – кого хочу, того и приглашаю.

Кстати, дом – не единственное жилье, которое ждет Мартенсов на "благодатной Ставропольской земле". Сын близкого друга Владимира Полубояренко занимается бизнесом – в поселке Романтик, в Архызе, он строит туристический комплекс: в него входит большой ресторан, несколько десятков деревянных коттеджей для проживания гостей и баня. Все это великолепие находится на берегу реки, в пяти минутах ходьбы от горной канатной дороги. Один из коттеджей также будет передан в "безвозмездное пользование" Мартенсам: как уверяют хозяева, немецкая семья сможет приезжать сюда как на загородную дачу, отдохнуть, в любое время года, на любой срок. От Ставрополя в Архыз добираться четыре с лишним часа – именно в поселок Романтик Полубояренко повез Евгения сразу после прибытия на железнодорожный вокзал.

Дача в Архызе, которой семья Мартенсов сможет пользоваться когда захочет
Дача в Архызе, которой семья Мартенсов сможет пользоваться когда захочет

Мы делаем это не для рекламы, он наш гость – мы решили это все вместе

– Владимир Михайлович – давний друг нашей семьи, – объясняет Анзор Уракчиев. С его отцом Амином Уракчиевым (возглавляет управление ФАС в Карачаево-Черкессии) Полубояренко знаком более 50 лет – росли на одной улице, учились вместе. По пути в Архыз правозащитник специально свернул с дороги и заехал в Черкесск – познакомить Мартенса с давним приятелем. – Нам стало известно, что может приехать вот такая семья. Из соображений гостеприимства решили предоставить им на время пребывания в республике резиденцию в пансионате. В домиках есть все необходимое: отопление, коммуникации. Можно жить. Мы делаем это не для рекламы, он наш гость – мы решили это все вместе.

Евгений Мартенс, Владимир Полубояренко, Амин Уракчиев, г.Черкесск, кабинет А. Уракчиева
Евгений Мартенс, Владимир Полубояренко, Амин Уракчиев, г.Черкесск, кабинет А. Уракчиева

В Ставропольском крае Евгений Мартенс пробудет около недели: нужно осмотреться, утрясти мелкие детали. Несмотря на щедрые предложения, глава многодетной семьи пока не принял окончательного решения о переезде. О своем будущем он говорит осторожно, тщательно взвешивая слова. Он вообще говорит мало и ведет себя застенчиво: по словам Владимира Полубояренко, это вызвано "травлей", которую якобы развязали в Германии местные СМИ как до отъезда семьи в Россию, так и после возвращения в Европу.

Евгений Мартенс и помощник Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко возле фуникулера, Архыз
Евгений Мартенс и помощник Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко возле фуникулера, Архыз

– Вот бы своим так помогали, как этому немцу. У нас же тоже много семей, где по 9–10 детей, хороших семей, многие из них верующие, – говорит Роза Баранова, куратор Ставропольского отделения в Российском детском фонде. О проблемах местных многодетных она знает не понаслышке, поскольку помогает их решать уже многие годы. – Работящие, непьющие, порядочные, детки умненькие и к труду приучены, а живут очень трудно, в очень стесненных условиях, буквально на голове друг у друга. Конечно, помогать надо всем. А раз у того же Полубояренко есть такая возможность, так это ж замечательно. Но вот чтобы своим землякам так щедро помогли – дали им хороший дом для жизни, – я даже и не припомню. Хотя один раз такое все же было, много лет назад, правда. В местной газете написали про многодетную семью, которая жила в бывшей библиотеке, потому что больше им жить было негде. Добрый человек прочитал про них и подарил им дом. А у наших многодетных, я про семьи верующих говорю, детки все ухоженные и умненькие, занимаются они в разных кружках и студиях, родители все деньги скромные на образование тратят. Вот бы им тоже кто помог!

Баранова говорит, что с ювенальной юстицией, от которой семья Мартенсов уже однажды сбежала из Германии, они могут столкнуться и в России.

Ситуация-то ведь на самом деле не очень хорошая – ювенальная юстиция в головах наших чиновников серьезно поработала

– Ситуация-то ведь на самом деле не очень хорошая – ювенальная юстиция в головах наших чиновников серьезно поработала. Там, где им нужно бы помочь семье, как правило, помощи не дождешься, очень часто такое слышу от многодетных. Зато когда "пожар", случится что-то нехорошее, они тут как тут: начинают детей забирать, на родителей "компромат" выискивать и вообще всю подноготную. Вот и получается, что лучше бы они вообще не лезли в такие семьи и не трогали их, – тяжело вздыхает Роза Баранова.

Валентина Гранкина из Новоалександровки – самая известная многодетная мама Ставропольского края, у нее уже 16 внуков. Валентина вырастила 25 детей, сейчас с ней живут 9 детей, в основном приемные, среди которых много детей-инвалидов.

Медицины у нас здесь нет – просто нет!

– Солнечные детки есть, даунятки которые, карлик один, один с ДЦП, семья наша приемная уже 28 лет существует, все на своей шкуре, как говорится, испытала, – говорит Гранкина. В 2009-м году президент наградил ее орденом Дружбы, она Герой Труда Ставропольского края, на 25-летие их семьи губернатор подарил им машину. – Я всю жизнь хозяйство держу: коров, свиней, гусей, уток, кур, всех старших деток за счет скотины вовремя прооперировали, у многих была заячья губа и волчья пасть, так все исправили. Они уже все выросли и теперь мне помогают. А без детей своих да зятьев мы бы просто не выжили, да никогда в жизни, а так у нас все хорошо, все есть. Муж 12 лет назад умер, так зятья у меня золотые. А вот медицины у нас здесь нет – просто нет! Раньше вот врачи на дом приезжали, деток на месте осматривали, это огромная помощь была. А теперь я с тремя даунятами и ДЦПшником в город мотаюсь, Ванька посылает к Маньке, Манька к Петьке, и так гоняют нас по врачам, а каждый лишь удивляется – а чего это вас ко мне прислали, да это вообще не ко мне! Я не детей потом, а их трупы домой привожу.

Гранкина вспоминает, как им однажды прежние местные власти дом построили, правда, жить в нем оказалось невозможно, и им пришлось вернуться в свой старый дом.

Мы вернулись туда за своей мебелью, а нас в полицию забрали, как воров каких-то

– Муж еще жив был, у нас 15 деток тогда было, почти все инвалиды, нам построили дом – хороший дом с виду, только с дренажем намудрили, – говорит Валентина. – Мы прожили в нем несколько лет, и все это время я умоляла власти с дренажем этим разобраться, поскольку у нас с мужем на это уже ни времени, ни сил не оставалось. Но власть сменилась, всем на нас было наплевать, короче, там из-за сырости и плесени жить было невозможно, пришлось уехать. А потом мы вернулись туда за своей мебелью, а нас в полицию забрали, как воров каких-то, даже вспоминать не хочется. Это к вопросу о том, как у нас тут к многодетным относятся. А придешь в госструктуры, только и слышишь: "Вы дураки, зачем себе больных понабрали, из-за пособий, наверное! Да они вообще не жильцы!" А я им отвечаю: вы жить хотите? Вот и они хотят, они ничуть вас не хуже, только немного другие.

Если у Мартенсов детки здоровые и работы немцы не боятся, то жить тут можно, резюмирует многодетная мать. Если же заболеет кто, то опять в свою Германию побегут, потому что "тут с оказанием медицинской помощи ловить нечего".

Пресс-конференция Евгения Мартенса для отечественных и зарубежных СМИ в Ставрополе
Пресс-конференция Евгения Мартенса для отечественных и зарубежных СМИ в Ставрополе

​Владимир Полубояренко, впрочем, уверяет, что немцев своих не бросит и всегда придет им на помощь. После Мартенса, уверяет он, еще четыре семьи из Германии уже заинтересовались Ставропольем и тоже готовы переехать, чтобы жить в его доме.

– Делай как я – помните у коммунистов был такой девиз? Я вот в партиях не состоял и не состою, но, надеюсь, что мой пример и других вдохновит, – говорит Полубояренко. – И найдутся те, кто поможет нашим соотечественникам, тем, кто не хочет своим детям их "секс-просвещения", вернуться в Россию.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG