Linkuri accesibilitate

Меркель 4.0


Длившийся почти полгода политический кризис в Германии благополучно завершился. Ангела Меркель в четвертый раз избрана федеральным канцлером. Страной до очередных выборов 2021 снова будет править «большая коалиция» в составе Христианско-демократического союза с его баварским партнером Христианско-социальным союзом (ХДС-ХСС) и Социал-демократической партии (СДПГ). Напомню, что первоначальный вариант коалиции предполагал «Ямайку», то есть черные ХДС-ХСС, зелёные и желтые «Свободные демократы». Но последние внезапно вышли из переговоров в ноябре, и перед Германией замаячила перспектива досрочных выборов в Бундестаг. Это не устраивало ни одну из крупных партий, т.к. неизбежно добавляло популярности крайне правой «Альтернативе для Германии» и грозило еще большим падением рейтинга СДПГ.

Поначалу именно «красные» в лице Мартина Шульца наотрез отказались от переговоров с «черными». Тем не менее, социал-демократы пошли на компромисс и стали задавать тон в переговорах, понимая, что Меркель тоже есть что терять. Основную оппозицию «большой коалиции» представляло молодежное крыло СДПГ, не желавшее уступок консервативной партии Меркель. Затем в отставку ушел Мартин Шульц, не особо популярный среди однопартийцев.

И всё же коалиция состоялась, причем дело было обставлено с немецкой педантичностью: членам СДПГ предложили лично принять решение о том, создавать или нет альянс с правыми. Право голоса имели почти 464 тысячи рядовых социал-демократов, включая молодежное крыло. В течение нескольких недель они по почте высылали свои ответы на заданный вопрос. Всего в голосовании приняло участие более 378 тыс. человек. Почти 15 тыс. бюллетеней признаны недействительными. В итоге было учтено более 363 тыс. голосов, подсчетом которых в течение 14 часов (!) занимались 120 членов СДПГ из всех 16 земель ФРГ. Как сообщает «Русская Германия», итоги таковы: 66% «за» коалицию, 34% «против».

Считается, что одной из причин согласия СДПГ стало непропорционально большое число полученных ею министерских портфелей: несмотря на то, что «красные» на выборах 24 сентября 2017 года получили на 30% меньше голосов, чем «черные», партнеры получат по шесть министерств. Это, несомненно, огромный успех СДПГ. Причем Меркель «пожертвовала» министерством финансов, за которое держалась зубами, ведь это ведомство, по сути, играет стержневую роль во всей экономической и финансовой политике Германии и ЕС. К слову, благодаря этой политике страна уже восьмой год подряд фиксирует экономический рост. Кроме Минфина, социал-демократы «завоевали» МИД, как и было оговорено ранее. Но тут другой сюрприз: вместо Зигмара Габриеля, который уже готовился надолго сесть в любимое кресло, главой федеральной дипломатии стал другой человек (о нем ниже).

Интересно, что первыми свою поддержку «большой коалиции» выразили консерваторы Баварии (ХСС), а среди членов ХДС противниками союза с «красными» выступили лишь 27 человек из тысячи. Так или иначе, последний бастион в лице СДПГ пал, и 14 марта по представлению президента ФРГ, бывшего министра иностранных дел и, кстати, социал-демократа Франка-Вальтера Штайнмайера Бундестаг избрал Ангелу Меркель канцлером. В голосовании приняли участие 692 депутата из 709, за Меркель проголосовали 364 человека при необходимых 355. Если она сумеет продержаться до сентября 2021 года, то догонит своего наставника Гельмута Коля по длительности нахождения на посту руководителя германского правительства.

Удержится ли это правительство, покажет время, а пока мы посмотрим на распределение портфелей. МИД, Минфин, Минюст, Минтруда и министерство окружающей среды закреплены за социал-демократами. Минобороны, Минздрав и Минобразования остаются у христианских демократов, а Минэкономразвития, Минтранс и МВД достаются их собратьям из ХСС. Причем лидер баварского Союза Хорст Зеехофер оставляет пост премьер-министра Баварии и переезжает из Мюнхена в Берлин на должность главы МВД. К нему мы еще вернемся.

Главной неожиданностью новой коалиции стало назначение министра юстиции, социал-демократа Хайко Мааса на должность министра иностранных дел. В отличие от Зигмара Габриеля и Франка-Вальтера Штайнмайера, он не имеет опыта в международной политике, зато отличается принципиальностью. Например, Маас постоянно подвергал самой острой критике лозунги партии «Альтернатива для Германии» и осуждал атаки на беженцев и их лагеря. Таким образом, он стал объектом ярой ненависти и явной вражды со стороны правых и получал многочисленные угрозы в разных формах, пишет немецкое издание «Международная политика и общество».

Во время первого зарубежного визита во Францию (Меркель тоже первым делом отправилась в Париж) Хайко Маас назвал конфликт в Донбассе по-прежнему одним из главных внешнеполитических приоритетов: «Наша поддержка территориальной целостности [Украины] по-прежнему непоколебима». Но в отличие от Зигмара Габриэля Маас не упомянул о возможности смягчения санкций в отношении России. «В целом вполне вероятно, что Маас возьмет более жесткий курс по отношению к Москве. Он продемонстрировал полное понимание ответных мер со стороны Британии в связи с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери и раскритиковал отсутствие готовности со стороны России способствовать раскрытию этого преступления», - отмечается в публикации.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер пока не видит, насколько компромисс ХДС и СДПГ изменит политику ФРГ. «Правительство – это коллегиальный орган. И хотя канцлер может принимать ряд решений единолично, без поддержки правительства это невозможно. В какой степени этот компромисс будет влиять на общую политику правительства – это пока непонятно. Но, на мой взгляд, сильно влиять не будет, потому что, в целом, Меркель будет больше контролировать это правительство, чем предыдущее», - сказал эксперт «Газете».

Тем не менее, новое правительство Германии говорит о нормализации отношений с Москвой, например, в сфере экономики, в вопросах обеспечения всеобщего мира и реагирования на глобальные вызовы современности. «Задачей нашей политики по отношению к России остается возврат к базирующимся на взаимном доверии и балансе интересов отношениям, которые позволят возобновить тесное партнерство», - говорится в коалиционном соглашении, на которое ссылается «Газета». Однако никаких иллюзий быть не может: «нормализация» с точки зрения Берлина – это выполнение Минских соглашений, без чего не может быть речи о снятии санкций с России.

Понятно, что немцев гораздо больше интересуют дела самой Европы. Поэтому первая же глава коалиционного соглашения посвящена будущему ЕС; там говорится об уникальности европейского интеграционного проекта, о вызовах, стоящих перед ЕС, связанных с миграционным кризисом и решением Великобритании выйти из союза, о необходимости реформ. Как сообщает «Немецкая волна», новый Кабинет поддерживает идею реформирования бюджета ЕС, чтобы оперативно реагировать на финансовые риски, иметь специальные средства для экономической стабилизации и «социальной конвергенции, а также содействия структурным реформам в еврозоне».

Кроме того, вместо Европейского стабилизационного механизма (ESM) может появиться Европейский валютный фонд (ЕВФ). Разница в том, что на решение ESM выделить финансовую помощь другой стране Бундестаг может наложить вето, а ЕВФ сможет выдавать кредиты без такой санкции. А еще Германия готова платить больше денег в бюджет ЕС, и это может означать, что после выхода Великобритании из ЕС бюджет Союза останется без изменений.

Это не альтруизм немецкого правительства, продолжает «Немецкая волна». В Берлине считают, что только сплоченный и сильный Евросоюз имеет шанс выстоять в сегодняшнем мире и обеспечить соблюдение интересов входящих в него стран. «Новые акценты США, усиление Китая и политика России четко показывают: Европа должна в большей степени, чем прежде, брать судьбу в свои руки», - говорится в коалиционном соглашении.

Что касается внутренних преобразований, канцелярия предлагает постепенно отменить «надбавку солидарности» (специальный налог для помощи восточным землям). Это позволит немецким налогоплательщикам к 2021 году сэкономить 10 млрд. евро. Еще один важный пункт касается притока беженцев: ежегодная квота в пределах от 180 до 220 тыс. человек. При этом количество родственников, которых будут пускать в Германию для воссоединения семей, не превысит тысячу человек в месяц.

Напоследок немного «перчинки» на эту тему. Новый министр внутренних дел Хорст Зеехофер заявил, что «исламу не место в Германии». Это противоречит политике Ангелы Меркель, и хотя они являются лидерами партий-собратьев, это не мешает Зеехоферу регулярно критиковать Берлин за допуск большого числа мигрантов. Баварец Зеехофер, 10 лет возглавляя правительство своей земли, знает о чем говорит, ибо этот регион первым принял на себя неслабый «удар» беженцев в 2015-2016 годах, а популярность «Альтернативы для Германии» в Баварии на выборах в Бундестаг явственно показала рост крайне правых настроений.

Итак, Германия преодолела крупнейший с 1949 года политический кризис. Однако есть два «но»: за очередной «большой коалицией» будут внимательно следить представители молодежного крыла СДПГ и консервативного крыла ХДС и особенно ХСС, ибо ни тем, ни другим не нравятся столь серьезные взаимные уступки. А во-вторых, по немецким традициям «Альтернатива», получившая на выборах 2017 года третье место, становится крупнейшей оппозиционной силой в стране, получая кресло вице-председателя Бундестага и ряд других институциональных привилегий, то есть полноценную внутреннюю и внешнюю трибуну…

Читайте также:

Новая «большая коалиция»: оценки и прогнозы. Часть 1 / Часть 2

Итоги 2017 года. Железная фрау промахнулась

Какая боль! У Германии не будет «Ямайки»

Ямайка для Ангелы. Какой будет новая правящая коалиция?

«Альтернатива для Германии»: антивирус против нацизма больше не действует?

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG