Linkuri accesibilitate

Третья фаза распада Ближнего Востока. Курды идут к мечте


Прошедшее лето отметилось на Ближнем Востоке событием, которое, строго говоря, стало уже долгоиграющей тенденцией и сумело затмить даже сирийскую войну и катарский дипломатический кризис. Еще в июне руководство де-факто независимого Иракского Курдистана в лице Масуда Барзани объявило о намерении провести 25 сентября референдум о полной и официальной независимости от Багдада.

Несмотря на всю очевидность и где-то даже естественность происходящего, наблюдатели склонны отмечать целый ряд серьезных препятствий на пути к реализации вековой мечты курдов. Это противодействие «федерального» правительства Ирака и правительств Турции, Ирана и Сирии; неясный статус Киркука и районов компактного проживания езидов; незавершенная война против ИГИЛ; противоречия между лояльной Барзани Демократической партией Курдистана и Патриотическим союзом Курдистана, близким клану Талабани; противоречивая позиция США.

Так или иначе, референдум состоялся, и его результаты оказались предсказуемыми: почти 93% жителей Курдистана, пришедших голосовать, сказали «Да» независимости. Явка составила 72% из почти 8,4 млн. избирателей. Тем не менее, официальный Эрбиль (столица Курдистана) заявил, что столь убедительные итоги не означают автоматического провозглашения независимости. «Я хочу подчеркнуть, что этот референдум проводится не для того, чтобы расчертить границы. После проведения голосования мы готовы начать длительный процесс диалога с Багдадом, дать ему необходимое время – один-два года, чтобы найти формулу добрососедства», - цитирует «Газета» господина Барзани.

«Лента» в связи с этим напоминает, что «фундамент» прошедшего референдума был заложен в 2003 году, после свержения Саддама Хусейна американцами. Однако я не соглашусь с этим и отойду еще дальше в прошлое: в 1991 году, сразу после операции «Буря в пустыне», курды подняли восстание против Багдада и начали формировать органы местного самоуправления. Кстати, это и была первая фаза передела Ближнего Востока. Вторая началась как раз в 2003 году, когда Буш-младший завершил дело, начатое его отцом, и «полноценно» вторгся в Ирак. А теперь, после начала «арабской весны», ее бесславного заката, появления ИГИЛ и курдского референдума, мы, пожалуй, видим уже третий этап. Но это отдельный разговор.

Вернемся в день сегодняшний и отметим принципиальный момент: противоречия между центральной властью в Багдаде и Курдистаном начались в 2014 году. Стремительное наступление ИГИЛ на Мосул в июне того года привело к тяжелому поражению (а по сути, позорному бегству) иракской армии из города и его захвату террористами. Чтобы не допустить повторения печальной судьбы Мосула, курдские отряды «пешмерга» (де-факто Вооруженные силы Курдистана) вошли в Киркук и удерживают его до сих пор. К формальной территории автономии он никогда не относился, но всегда вызывал серьезные проблемы: там крупные запасы нефти и большой процент арабов и туркоманов (туркмен), так что курдов упрекают в стремлении односторонним путем расширить территорию.

На все претензии Багдада Эрбиль отвечает просто: иракская армия оставила джихадистам Мосул и еще значительные территории страны, поэтому теперь иракское правительство не имеет права требовать от курдов вернуть то, что было ими защищено от ИГИЛ. Российский политолог, специалист по Ближнему Востоку и Южному Кавказу Станислав Тарасов указывает, что Эрбиль решил провести референдум именно сейчас по той причине, что у него появились сильные вооруженные силы, которые прошли боевую обкатку в борьбе с ИГИЛ. Но есть еще одна серьезная причина: как раз с лета 2014 года началось обвальное падение мировых цен на нефть, и доходы экспортеров резко сократились, так что борьба за контроль над месторождениями приобрела особую остроту. Три года назад Курдистан стал продавать свою нефть в обход Багдада, и тот в ответ лишил автономию положенных 17% трансфертов из «федерального» бюджета – к национальной и территориальной проблеме добавилась экономика.

Как ни парадоксально, летом 2016 года Багдад не возражал против проведения референдума в Курдистане и даже, как заявил премьер Хайдер аль-Абади, не исключал, что Ирак и Курдистан могли бы стать в будущем хорошими соседями. Однако он тогда не знал, что Масуд Барзани включит в процесс и спорные территории – к ним относится не только Киркук, но и земли, компактно населенные езидами (это курды, не исповедующие ислам). «Обсуждать итоги и вообще вести диалог о референдуме мы не собираемся, потому что он неконституционный», - заявил теперь аль-Абади, которого цитирует «Лента».

Итак, референдум состоялся и сразу вызвал жесткую реакцию правительств Ирака, Турции и Ирана. Последние две страны пригрозили ввести блокаду Курдистана и отказаться от импорта (транзита) нефти. По большому счету это блеф, говорят наблюдатели, потому что Анкара и Тегеран сами неплохо кормятся с трубопровода, который служит источником валюты. Тем не менее, угроза обозначена. Соединенные Штаты, которые не скрывают поддержки курдов, решили всё-таки осудить плебисцит и отказались его признавать. Со своей стороны Эрбиль отверг предложение США, Британии и ООН перенести голосование на более поздний срок. «Подготовка к референдуму будет продолжена, так как предоставленные предложения не включают в себя всех необходимых гарантий, которые бы удовлетворили надежды и убеждения нашего народа», - говорится в заявлении Совета по подготовке референдума (цитата по «Регнуму»).

Однако повторимся: пока Барзани не спешит воспользоваться результатами плебисцита. Интересное заявление сделал командующий «пешмерга» генерал Сирван Барзани. Он выразил понимание опасений соседей Курдистана, но напомнил, что создание независимого государства было их мечтой на протяжении последних ста лет. «Какой смысл от единого Ирака, о единстве которого твердит весь мир? Каждый день мы оплачиваем это своей кровью – такова цена нашего нахождения в Ираке. Что, мы должны участвовать вместе с ними в убийстве друг друга? Мы не хотим воевать», - заявил генерал, которого цитирует «Регнум».

О вековой мечте и стремлении к миру говорит и бывший министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер: «Курды ищут независимости на протяжении 100 лет, поэтому их референдум не является неожиданностью для всего мира». По мнению Кушнера, главное для Барзани сейчас – «убедить мир в том, что именно свободный независимый Курдистан остановит процесс дестабилизации и хаоса на Ближнем Востоке».

Французская газета Liberation считает, что глава Курдистана «будет использовать итоги референдума как политический рычаг и переговорный инструмент для давления на Багдад». Такой точки зрения придерживаются и многие аналитики из стран Ближнего Востока, в частности, турецкие, объясняя нежелание Анкары начать против Эрбиля военную интервенцию. «В какой-то степени это выглядит логичным. Барзани считает иракский кризис очень глубоким. Он стал разыгрывать карту единства страны с расчетом на то, что отправит в отставку нынешнее иракское правительство под руководством Хайдера аль-Абади», - пишет «Регнум».

Единственная сила, которая поддержала курдов, - это Израиль в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху. «Неудивительно, что Израиль активно поддерживает независимость иракских курдов. Нужно понимать, что Тель-Авив издавна оказывает им военную и финансовую поддержку», - сказал «Газете» главный редактор издания «Езиди-пресс» Рустам Рзгоян (в Армении живет довольно много езидов, и они, как правило, носят армянские фамилии). Так, израильские военные тренировали курдских военных и, по некоторым данным, стояли у истоков создания спецслужб Иракского Курдистана – «Асаиш» и «Парастин». Они делают ставку на курдов в качестве противовеса арабам по принципу «враг моего врага – мой друг», поясняет собеседник.

А я добавлю, что Израиль был бы не прочь обзавестись лояльным государством на стыке арабского мира, ненавистного Ирана и чрезмерно строптивой Турции, чья политика в последние годы не очень устраивает еврейское государство. Вместе с тем, осторожный интерес к Курдистану проявляет Саудовская Аравия, у которой есть строго «специализированный» мотив: ослабить влияние Ирана и создать клин между Тегераном, шиитским регионом Ирака и правительством Башара Асада в Сирии.

Между тем, об израильском интересе говорят иранские и проиранские силы. Не кто-нибудь, а Верховный лидер Ирана Али Хаменеи на встрече с прибывшим в Тегеран президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом заявил, что ставка на независимость Курдистана – это «иностранный план по созданию нового Израиля на Ближнем Востоке». «Америка и Израиль выигрывают от этого голосования, - продолжил рахбар. – Отделение иракского Курдистана – это акт предательства по отношению ко всему региону» (цитата по «ЕвроНьюс»). Аятолла призвал Турцию совместно с Ираном бороться против признания Курдистана. В свою очередь, лидер ливанской шиитской группировки «Хезболла» шейх Хасан Насрулла заявил, что суверенизация Курдистана приведет к дальнейшему дроблению региона. А дни ИГИЛ сочтены, добавил он («Рейтер»).

Продолжение следует…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG