Linkuri accesibilitate

Следует отметить, что требование госдепартамента США о закрытии генерального консульства РФ в Сан-Франциско было озвучено ровно в тот день, когда новый посол России Анатолий Антонов вылетел в Вашингтон. Кстати, Штаты тоже направляют в Москву нового посла – Джона Хартсмана-младшего, но об этих двух господах будет отдельный материал.

«Это [закрытие генконсульства] внутриполитическое решение. Созданием такого кризиса его интересанты добиваются максимального усложнения процесса нормализации отношений между Россией и США», - заявил «Газете» информированный дипломатический источник. «Антонову же придется сразу заниматься закрытием консульств. Кроме того, это действительно неприятно для русскоязычного населения Сан-Франциско. Русская община в этом городе одна из самых больших в США», - добавил собеседник.

«Это не сюрприз. В российском МИД к такому повороту событий готовились. Вариант с закрытием одного из отечественных консульств в США рассматривался. Так что Антонова, профессионала своего дела, хорошо разбирающегося в повестке, вряд ли удастся застать этим врасплох», - рассказал, в свою очередь, Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам.

Заместитель директора Института имени Джорджа Кеннана при Вильсоновском центре в Вашингтоне Билл Померанц не исключает новых мер российского руководства по сокращению американского дипломатического присутствия в РФ. «Всё это отражает общий уровень американо-российских отношений и, что немаловажно, свидетельствует, что заявления президента Трампа о намерении улучшить отношения с Россией не означают готовности США идти на уступки», - отметил он в интервью Радио «Свобода».

В свою очередь, сотрудник Гудзоновского института в Вашингтоне Ричард Вайтц видит один путь урегулирования кризисной ситуации – реальные шаги России по урегулированию ситуации в Донбассе, поскольку санкции против РФ были введены во многом именно по этой причине. «Дональд Трамп даже при всем желании мало что может сделать, чтобы улучшить отношения с Россией. В свою очередь у президента Путина есть все возможности развернуть эти отношения в другую сторону, если он желает этого», – сказал политолог.

Интересные мнения в эфире этой же радиостанции выразили сотрудники Гуверовского института при Стэнфордском университете в Калифорнии – экономист Михаил Бернштам и правозащитник Юрий Ярым-Агаев. ​По словам последнего, сейчас «идет взаимная проверка нервов», где Владимир Путин, с одной стороны, проверяет администрацию Дональда Трампа «на вшивость» и всё больше «нарывается», но отступить тоже не может или не хочет. «Это блеф, это покерная игра, я думаю, что она не пройдет с трамповской администрацией, с самим Трампом, с Мэттисом и всеми остальными людьми. Поэтому я считаю, что это будет абсолютный проигрыш [для России]», - подчеркнул Ярым-Агаев.

Михаил Бернштам, в свою очередь, объясняет, почему Россия не потянет жесткую конфронтацию с США. Так, в Стабилизационном фонде РФ осталось не более 90 млрд. долларов. «Пик платежей по внешним долгам пришелся на 2014 год, это совпало с санкциями, они [российские власти] примерно наполовину сократили долги, и сейчас у них щадящий график выплаты платежей. В умеренном виде они могут действительно продолжать свою агрессивную и авантюристическую политику», - сказал профессор в интервью Радио «Свобода».

Он же назвал четыре признака классической холодной войны. Первый (из доктрины Трумэна): «если существует режим, который является репрессивным внутри и агрессивным снаружи, то страны свободного мира находятся с ним в состоянии конфликта». Второй признак – «идеологическая несопоставимость существующих режимов». «Эта идеологическая несовместимость действительно существует, потому что существует националистический режим в России, который претендует на восстановление империи в тех или иных границах. Возникает ситуация исторических претензий на какие-то территории», - утверждает Бернштам.

Третий признак – «наличие колоссальной военной машины глобального масштаба, которая может быть использована в тысяче разных мест». Четвертый признак: «холодная война – это метафора», поскольку она в реальности состоит из набора горячих войн на периферии, где сталкиваются державы. От себя добавлю, что сегодня такой тип называется «прокси-война» или «война по доверенности».

Не менее интересные мысли высказывает эксперт Московского центра Карнеги, главный редактор Carnegie.ru, дипломат Александр Баунов. Например, он транслирует мнения наблюдателей о том, что лучше бы Россия сразу выслала 35 американских дипломатов после соответствующего демарша Обамы 30 декабря 2016 года. Но тогда Москва решила ответить добротой, втайне надеясь договориться с Трампом, который уже собирался въехать в Белый дом. Вероятно, продолжает Баунов, новая администрация США через российского посла Кисляка достигла договоренности о решении создавшейся на тот момент ситуации. «Но Трамп оказался не в состоянии это сделать. Это вызвало дополнительное раздражение. И вместо того чтобы ответить эквивалентной высылкой сразу, Москва через полгода ответила масштабным жестом сразу и на старую высылку, и на новые санкции», - пояснил эксперт в интервью «Фонтанке».

«Да, они [российские власти] попытались «сохранить лицо» Трампа, объявив о своих мерах до его подписи под законом конгресса. Но тут надо понимать, что у Трампа нет «лица», в глазах его критиков – на нём клейма ставить негде, для них это человек, оказавшийся на своём месте даже не из-за сбоя системы, а в результате её умышленной порчи со стороны России. Победа несистемного кандидата развалила систему, и всё находится в очень неустойчивом состоянии», - продолжил Баунов. «Вокруг Трампа сложился такой коллективный миф. Политический класс считает, что он не должен руководить Америкой. В этой среде есть консенсус, с которым спорить невозможно: во-первых, избрание Трампа – историческая ошибка, которую надо как можно скорее исправить, во-вторых, эта ошибка – продукт вмешательства в американскую демократию», - резюмировал собеседник «Фонтанки».

Я думаю, читатели уже давно поняли, что санкционная эпопея закончится нескоро, и все параллельные сюжетные линии, как например, закрытие дипломатических миссий, могут зажить своей жизнью и пойти по некоей внутренней логике. Строго говоря, это уже произошло, если учитывать, что свежий дипломатический кризис воспринимается Россией как ответ на декабрьское решение Обамы и лишь затем как реакция на пакет санкций, а в США это расценивают как самостоятельное действие и даже критикуют Россию за излишнюю жесткость. Словом, непонятно, чего тут больше: полного нежелания или неспособности понять друг друга или же намеренной «слепоты» при принятии ответных мер на ответные меры. Только в одном можно быть уверенным: нет предела конфронтации…

Часть 1

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG