Linkuri accesibilitate

Как бы импортозамещение: недовольных нет, довольных тоже


В августе Россия отмечает одну из примечательных «свежих» дат новейшей истории – три года с момента введения ответных санкций против стран Запада и их партнеров, которые в 2014 году начали волну ограничительных мер против Москвы из-за присоединения Крыма и войны в Донбассе. В перечень запрещенных в России товаров попало преимущественно продовольствие, которое давно и уверенно теснило российских производителей на прилавках магазинов и рынков. Это овощи, фрукты, молочные, мясные, рыбные и морепродукты. К слову, на днях контрсанкции России были продлены до 31 декабря 2018 года, коль скоро свои санкции продлил Евросоюз, а в США на момент принятия Москвой соответствующего решения завершались дебаты по новому пакету жестких мер против РФ.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что пролонгация ответных мер Россией – это «чистый протекционизм, который позволяет… аграрному сектору чувствовать себя чрезвычайно уверенно, лишившись мощных западных конкурентов». «В этом смысле, если раньше главной мечтой российских производителей был запрет на ввоз в нашу страну итальянского сыра Пармезан, то теперь они мечтают в основном о том, чтобы этот запрет просуществовал как можно дольше», - сказал эксперт в интервью «Московскому комсомольцу».

«Производители выиграли, потребители проиграли. Если посмотреть на чистый эффект с точки зрения общественного благосостояния, то он, скорее, будет отрицательным», - сказал Русской службе Би-Би-Си глава экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов. Редакция посчитала, что с конца июля 2014 года по конец июня 2017-го индекс потребительских цен на товары и услуги в России вырос на 29%. При этом население воспринимало рост цен более остро, чем Росстат. Так, в сентябре 2015 года почти каждый пятый россиянин считал, что цены за предыдущие 12 месяцев взлетели более чем на 50%, показал опрос Банка России. В июне 2017-го эта доля сократилась до 3%, но россияне в среднем всё равно считают, что инфляция примерно втрое выше росстатовской. Номинальные среднемесячные доходы с 2014-го по первое полугодие 2017 года прибавили только 19%. Это значит, что реальные доходы работающих россиян от наемного труда (с поправкой на инфляцию) упали на 10%. Накопленная инфляция за аналогичный период достигла 34%. Непродовольственные товары стали дороже на 28%, услуги – на 24%.

Директор акционерного общества «Совхоз имени Ленина» Павел Грудинин в эфире Радио «Свобода» сказал, что санкционные товары всё равно попадают в Россию в форме реэкспорта через Беларусь, Азербайджан, Сербию и с недавних пор Сирию. «И все прекрасно знают, что количество товара уменьшилось не потому, что реэкспорт невозможен, а потому, что покупательная способность населения упала», - подчеркнул он. Грудинин указал на крупную ошибку российского руководства: запретить запретили, а инвестиций своему сельскому хозяйству не дали. Более того, в декабре 2014 года рухнул российский рубль, и процентная ставка по кредитам стала недоступной для большинства аграриев.

В свою очередь, Дмитрий Потапенко выразил возмущение варварскими публичными акциями по уничтожению продовольствия, попавшего под запрет. По его словам, широко растиражированные по федеральным каналам видеокадры, на которых бульдозеры давили тонны продуктов, вызвали резко негативную реакцию людей. Потапенко утверждает, что бульдозеры «работают» и сегодня, но это больше не показывают по телевизору. По его информации, за минувшие три года еще 5 миллионов граждан РФ перешагнули черту бедности и присоединились к тем 22 миллионам, которые уже за чертой. Если прибавить к ним людей, которых называют «работающими нищими», получится примерно 35 млн. человек. «И при этом мы давим товар», - возмущается Потапенко. А еще он добавил, что указ о введении санкций был подписан не с целью наказания стран, «обидевших» Россию, а для банального передела рынка «под» приближенные к верхушке компании.

Радио «Свобода» тоже остановилось на теме уничтоженной продукции. С момента введения соответствующего указа Владимира Путина от 29 июля 2015 года в России утилизировано около 17 тыс. тонн запрещенных продуктов, в том числе растительного происхождения 16400 тонн. В свою очередь, газета «Коммерсант» ссылается на экспертов, чьи подсчеты говорят о 30%-ном росте цен на российские аналоги санкционных товаров (пресловутое «импортозамещение»). При этом незапрещенные товары подорожали на 5% (данные за март 2017 года). В результате жителям РФ пришлось перейти на более дешевые, но менее качественные товары. С другой стороны, выиграли производители «импортозамещения»: за 2014-2016 годы доля российского мяса птицы на рынке РФ выросла с 90% до 95%, свинины – с 87% до 93%, говядины – с 68% до 82%. Значительно выиграли производители молочной продукции: объемы выросли на 20%.

А что же западные сельхозпроизводители? В 2014 году в ЕС оценивали ежегодный объем экспорта подпавших под запрет продуктов в Россию примерно в 12 млрд. евро. Страны-экспортеры потеряли от действия эмбарго 9,3 млрд., уточняет «Коммерсант». Интересно, что главные инициаторы санкций против России – США, Канада, Британия, Германия и Франция – несильно пострадали от ответных мер Москвы, найдя новые рынки сбыта. Более того, за первый год продуктового эмбарго экспорт продуктов из ЕС в денежном выражении вырос с 455,1 млрд. до 482,5 млрд. евро, причем аграрный экспорт в 2016 году вырос до рекордной отметки в 131 млрд. евро, добавляет «Ъ».

В общем, получаем довольно странную картину: Россия вроде как наказала Запад, который наказал ее. Но российский производитель не то чтобы доволен. Российский потребитель не то чтобы наелся. Европейский производитель не то чтобы пострадал. А западные правительства не то чтобы передумали наказывать Россию дальше. «Мы требуем продолжения банкета!» - хором сказали все действующие лица…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG