Linkuri accesibilitate

Что же произошло всего через несколько дней после завершения саммита в Гамбурге? Прежде чем перейти к ожидаемым сенсациям, приведу пару остерегающих комментариев, сделанных сразу после судьбоносных переговоров Трампа и Путина. Надо сказать, что «выстрелило» именно там, где и предупреждали эксперты.

«Главное препятствие состоит в том, что, даже если администрация [Трампа] и собирается вместе с Россией «работать» в Сирии или Украине, им будет очень трудно достичь компромисса с Москвой, потому что любое движение в этом направлении будет интерпретировано (Конгрессом), как уступки России», - уверен профессор Колумбийского университета Роберт Легвольд. «Главным препятствием для нормализации отношений является вопрос о роли России в выборах в США в прошлом году, - сказал он «Голосу Америки». – Поэтому сейчас самое важное и для администрации, и для Кремля – это найти способ путем тихой и незаметной дипломатии начать работу над разрешением этой проблемы. Только после того, как они найдут способ решить этот очень непростой вопрос, стороны могут перейти к обсуждению других проблем».

А задача эта крайне сложна, отмечает главный редактор сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов. «Для Трампа пробыть с Путиным слишком долго – значит проявить слабость перед Россией. Но и провести с ним слишком мало времени – это выказать слабость перед своими противниками из сенаторов, чиновников и прессы», - предвещает эксперт ответный накат истеблишмента. «Чем суше и ультимативней Трамп в отношениях с Россией, тем он, выходит, слабее у себя дома – уступает давлению прессы, бюрократов и сенаторов. Зачем тогда Путину выполнять ультиматумы уступчивого президента, которого журналисты и сенаторы одолели у себя дома. Раз смогли они, сможет и Путин, тем более что считает себя гораздо серьезнее, опытнее и дальновиднее нового американского президента», - продолжает Баунов.

«Трамп оказался в классической ловушке американского прагматика. Добиться от России желаемого лучше получается, снизив на нее давление, но само снижение давления трактуется как то, что Россия добилась желаемого для себя. В том числе и в самой России, руководство которой может воспринимать это как одобрение своих действий по отношению к соседям, - резюмирует главный редактор. – Из этой ловушки есть простой выход: перестать считать любое пожелание России разрушительным и не действовать по принципу «выслушай русских и всегда сделай наоборот». Это требует некоторой персональной смелости, как все, на что нет спроса ни у американского истеблишмента, ни у избирателей».

«Договоренности с Трампом, даже зафиксированные на бумаге, пока стоят не дороже самой бумаги - Трамп не имеет свой команды, он несистемный человек, поэтому американский истэблишмент просто обязан держать его на очень коротком поводке и закрыть для него единоличное принятие стратегических решений», - пишет в своем блоге петербургский эксперт Анатолий Несмиян.

Не кто иной, как советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер предостерег «от чрезмерного оптимизма» в вопросе сближения двух стран. При этом представители американского разведывательного сообщества скептически воспринимают оптимизм представителей администрации Трампа, сообщает Радио «Свобода».

Между тем, сам Дональд Трамп вечером 9 июля опубликовал в своем аккаунте в Twitter любопытную запись: «Тот факт, что президент Путин и я обсуждали группу по кибербезопасности, не означает, что я думаю, будто это (ее создание) может произойти. Не может – но прекращение огня Сирии] может – и произошло, - написал он (The fact that President Putin and I discussed a Cyber Security unit doesn't mean I think it can happen. It can't-but a ceasefire can & did!).

Тем самым, полагают наблюдатели, президент США перечеркнул одну из договоренностей, вроде бы достигнутых в Гамбурге. Есть, правда, мнение о том, что запись была лишь реверансом в сторону Конгресса, который не устает критиковать Белый дом за чрезмерно лояльную по отношению к Кремлю политику. В частности, «Коммерсант» напоминает, что о создании рабочей группы по кибербезопасности официально объявили Лавров и Тиллерсон сразу по окончании переговоров президентов. По мнению издания, на смену позиции Трампа повлияла скептическая реакция Капитолия. «Не думаю, что мы можем рассчитывать на то, что русские могут быть надежными партнерами в такой области, как кибербезопасность», - заявил в эфире CNN старший демократ в специальном комитете по разведке Палаты представителей Адам Шифф.

Не поддержали идею сотрудничества с Москвой в области кибербезопасности и в Республиканской партии. Сенатор Марко Рубио предупредил, что «Владимир Путин никогда не станет союзником, которому можно доверять». «Быть партнером Путина в сфере кибербезопасности — это всё равно, что сотрудничать с Башаром Асадом в том, что касается химического оружия», - заявил он. В свою очередь, «лучший друг» Путина Джон Маккейн, выступая в эфире CBS, возмутился, что российские власти не были «наказаны» за осуществленное при помощи кибератаки вмешательство в американские выборы. А Линдси Грэм на канале NBC сказал, что создание совместной с Россией группы по кибербезопасности является «не самой глупой из всех идей, о которых он когда-либо слышал, но близкой к этому».

Однако в Москве спокойно отреагировали на «откат» Трампа, понимая, какое давление на него оказывается. «Крайне важным является тот факт, что лидеры двух самых могущественных ядерных держав обсудили одну из наиболее острых тем современной глобальной политики, связанную с обеспечением национальной и международной безопасности, а именно безопасность в киберпространстве», - рассказал «Коммерсанту» спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности Андрей Крутских.

И тут – подарок небес для противников Трампа. 10 июля его сын Дональд Трамп-младший опубликовал в Твиттере переписку, касающуюся переговоров в 2016 году с гражданами РФ на предмет компромата против Хиллари Клинтон. «Стремясь к полной открытости, я публикую полную электронную переписку с [журналистом] Робом Голдстоуном о встрече 9 июня 2016 года, - цитирует Русская служба Би-Би-Си сына президента США. – Первое сообщение от 3 июня 2016 года было прислано Робом и касалось просьбы от Эмина [Агаларова]. Эмин и его отец [Араз Агаларов] владеют очень уважаемой компанией в Москве. Я думал, что информация, которая у них есть, – это компромат о Хиллари Клинтон. Вначале я хотел просто поговорить по телефону, но, когда это не получилось, мне сказали, что в Нью-Йорке будет женщина (с информацией), и попросили с ней встретиться».

Как следует из переписки, Роб Голдстоун сообщил Трампу-младшему о наличии компрометирующих документов о связи Хиллари Клинтон с Россией. Некий «королевский прокурор» России встретился с Аразом Агаларовым и сообщил тому о наличии подобной компрометирующей информации. Тема электронного письма от Голдстоуна указана как «Россия – Клинтон, конфиденциальная информация». «Это часть кампании властей России с целью помочь Трампу победить на выборах», - говорится в том же письме Голдстоуна к Трампу-младшему.

Речь в переписке идет о российском адвокате Наталье Весельницкой, которая уже подтвердила, что действительно встречалась с сыном Дональда Трампа во время предвыборной кампании, но никакого компромата у нее не было – более того, Трамп-младший был об этом проинформирован, пишет газета «Ведомости». А петербургское издание «Фонтанка» сообщает о том, что в окружении Трампа подтвердили «кулуарные переговоры с российской стороной перед выборами», в то время как комитет Сената США по разведке заявил о намерении допросить Трампа-младшего. Между тем, еще одна публикация в «Ведомостях» со ссылкой на газету The New York Times говорит о том, что Дональд Трамп-младший знал, что компромат на Хиллари Клинтон «собран властями России как часть усилий, призванных способствовать избранию Трампа-старшего президентом США».

Комментируя новую волну (само)разоблачений, российский американист Михаил Троицкий пишет в статье для «Коммерсанта», что признание сына президента «может дать основания для юридического преследования сотрудников администрации». «Если против президента будут выдвинуты серьезные обвинения…, республиканцам придется принимать сложное решение, учитывая возможный ущерб, который нанесет партии импичмент в преддверии выборов в Конгресс осенью 2018 года», - пишет политолог. Его главный вывод неутешителен для Кремля и лично Трампа: даже если он сумеет избежать импичмента, ему придется «еще долго избегать любых попыток наладить сотрудничество с РФ».

В принципе тут нечего добавить. Ситуация вокруг российской политики Белого дома была и остается предсказуемой с самого прихода Дональда Трампа. Точнее, она предсказуема в части жесткой оппозиции, которую выстраивает президенту Конгресс и та часть исполнительной власти в Вашингтоне, которая не скрывает антироссийских настроений. Сам же Трамп пока не демонстрирует последовательности и твердости. Согласитесь, нелепо выглядит президент самой мощной державы мира, который называет встречу с Путиным «грандиозной», уделяет ей 135 минут вместо запланированного получаса, а затем, уже за спиной собеседника, говорит про «40 минут напряженной беседы на тему русского вмешательства», а потом и вовсе перечеркивает одну из договоренностей. И неважно, что эти «откаты» назад делаются исключительно для успокоения Конгресса. Во-первых, Конгресс не собирается успокаиваться, а во-вторых, это не уровень президента США – «путаться в показаниях» с целью лавирования и из соображений конъюнктуры…

Часть 1

Часть 2

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG