Linkuri accesibilitate

Не успел Эмманюэль Макрон вдоволь насладиться громкой победой лояльной ему коалиции на парламентских выборах, как работа его команды закипела. И общество сразу получило большое интересное событие: 2 июля восьмой президент Пятой республики выступил перед Национальным собранием, не доверив это дело премьер-министру, который, как правило, зачитывает законодателям текст, составленный в Елисейском дворце. Тем самым Макрон демонстративно «задвинул» своего же ставленника Эдуарда Филиппа.

Но интригует другое: выступление президента перед Сенатом и Национальным собранием прошло не где-нибудь, а в Версальском дворце, где Конгресс (то есть, обе палаты) обычно заседает в исключительных случаях – например, для обсуждения изменений в Конституцию или принятия решения о приеме в Евросоюз новой страны. Впрочем, Макрон и собрал законодателей, чтобы изложить свой план нового Основного закона. Задумка, прямо скажем, революционная: сокращение числа мест в Сенате с 348 до 232 и в Национальной Ассамблее с 577 до 385.

«Немногочисленный, но уверенный в своих силах парламент – это тот парламент, где работа становится более легкой, где законодатели могут окружить себя наиболее подготовленными сотрудниками. Это парламент, который работает лучше, – заявил Макрон. – Я предложу, чтобы выборы в парламент проводились частично по пропорциональной системе, – пообещал Макрон. – Это позволит добиться того, чтобы были отражены все дискуссионные проблемы. С этой же целью мы ограничим количество депутатских мандатов» (цитата по «Независимой газете»).

Кроме того, Макрон хочет провести глубинную реформу системы предоставления убежища и реформировать Социальный и экономический совет Франции. «Эти реформы будут вынесены на голосование в парламенте, но если такая необходимость возникнет, я также проведу референдум», - цитирует президента Radio France Internationale.

Не менее масштабные перемены планируются в социальной сфере. Как пишут «Ведомости», Елисейский дворец хочет повысить гибкость рынка труда и дать больше свободы работодателям; ужесточить борьбу с конфликтом интересов у депутатов и чиновников; провести налоговые реформы и снизить налог на доходы от капитала; увеличить штат полиции и провести аудит государственных финансов; создать общий бюджет еврозоны. Новый президент стремится децентрализовать отношения на рынке труда, позволив работодателям более свободно обсуждать с сотрудниками количество рабочих часов, сверхурочную работу и размер зарплаты, а не следовать установленным в отраслях нормам. Также организациям станет легче сокращать сотрудников, а размер компенсаций за противоправные увольнения будет ограничен.

«Профсоюзам будет сложнее радикально противостоять реформам, – говорит Филипп Вэхтер, главный экономист Natixis Asset Management. – Если бы избиратели действительно были против этих реформ, то проголосовали бы за крайне правых или крайне левых. Законопроект Макрона [о реформе рынка труда] ведь не является для них неожиданным».

«В сентябре профсоюзы будут протестовать, и по-прежнему есть те, кто не убежден, но Макрон достаточно четко обозначил свои намерения. Он не может отступить сейчас», – утверждает, в свою очередь, экономист Bank of America Merrill Lynch Жиль Моэ. По его словам, солидное большинство в парламенте свидетельствует, что «ключи от страны» новому президенту готовы дать даже некоторые из тех избирателей, кто не голосовал за него в мае.

«Вести – Финансы» приводят другие подробности планов французского лидера. Так, работодатели жалуются, что нынешние правила препятствуют найму сотрудников, делая этот процесс слишком сложным, а при увольнении работников приходится сталкиваться с большими финансовыми рисками. Правительство предлагает предоставить частным компаниям больше свободы во внутренних вопросах и ограничить штрафы за увольнение сотрудников.

Макрон считает, что для оживления французской экономики необходима кардинальная реформа законов, регулирующих рынок труда. Это, по его мнению, поможет сократить высокую безработицу в стране. Министр труда Мюриэль Пенико заявила, что уровень безработицы держится на отметке 10%. И реформа законодательства должна решить данную проблему. Почти четверть молодых французов не могут сейчас трудоустроиться. Безработица, особенно среди молодежи, - источник социальной напряженности и разрушительная сила во французской политике, отмечает издание.

Между тем, критикам Макрона не понравилось ни место его выступления, ни его барские замашки. Во-первых, сообщает Radio France Internationale, выездное заседание в Версале слишком дорого обходится казне. Во-вторых, президенту припомнили, что вечером 7 мая, сразу после получения первых данных об уверенной победе на выборах, он провел встречу с гражданами прямо перед Лувром, который, как и Версаль, был королевским дворцом. Оппозиционно настроенная пресса засыпала Макрона нелестными эпитетами вроде «фараон», «император», «республиканский монарх» и даже «деспот». На этом фоне прозвище «Наполеон» можно считать комплиментом, тем более что Макрону явно льстит указание на то, что он самый молодой лидер Франции после великого полководца.

С другой стороны, стремление усилить президентскую власть вызывает аналогии с Шарлем де Голлем, который не особо доверял политическим партиям. Радиостанция в связи с этим цитирует эссеиста Ги Сорман, который сказал, что «макронизм – это воплощение французской страсти к просвещенному деспотизму: от Бонапарта до генерала де Голля». «Эмманюэль Макрон, который полагает, что французы в душе – монархисты, наследует эту историю, которая дала неоднозначные результаты», - пишет Сорман на сайте газеты Le Monde, вышедшей под заголовком «Эмманюэль Макрон: просвещенный деспот?».

Агентство Reuters со ссылкой на источники в окружении президента Франции пишет, что решение произнести речь в Версальском дворце «задает тон и направление следующей президентской пятилетки». А еще манеру Макрона называют «юпитерианской», потому что он мало говорит и только издает приказы; при этом он мало считается с общественным мнением, раз уж пригласил на 14 июля Дональда Трампа, зная его непопулярность в Европе, отмечает «Газета».

Итак, самый молодой глава европейского государства, самый молодой правитель Франции после 1815 года, самый «несистемный» с точки зрения принадлежности классическим силам истеблишмента, Эмманюэль Макрон дает понять, что не будет «раскачиваться». Он задал очень высокую планку – здесь и болезненная трудовая реформа, и дебюрократизация государственных учреждений и судов, и усиление борьбы с терроризмом вкупе с повышением военных расходов, и более независимый международный курс, и «усмирение» брюссельской бюрократии. А еще Сирия, Украина, Россия, Иран – проблем внутри Франции и за ее пределами более чем достаточно. Мне кажется, Макрону сейчас не позавидуешь, но и сочувствовать ему тоже не нужно, поскольку он знает, на что идет. Надеюсь, ему удастся решить поставленные задачи – Франция нуждается в возрождении своего величия. Шарль де Голль был бы доволен…

Читайте также:

Макропобеда Макрона

Разбуженная Брекситом. Франция спасает Европу. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Несистемный кандидат Системы. Часть 1 / Часть 2

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG