Linkuri accesibilitate

Меж трёх огней: куда податься Евгению Шевчуку?


Последние дни июня принесли, без преувеличения, сенсационную новость из Тирасполя. Верховный Совет непризнанной республики снял неприкосновенность с бывшего лидера Евгения Шевчука по обвинению в совершении ряда преступлений финансово-экономического характера. По приднестровскому законодательству президенты, вице-президенты и председатели парламента обладают неприкосновенностью, которая сохраняется и после завершения мандата. Снятие иммунитета возможно на основании запроса прокурора и при одобрении не менее чем двумя третями голосов – то есть 29 депутатами из 43. За данное решение проголосовали 35 приднестровских законодателей.

Всего против второго президента Приднестровья возбуждено пять уголовных дел – в частности, по статье «Превышение должностных полномочий», которая в данном случае касается создания некоммерческой организации «Стабилизационный фонд ПМР». «В ходе расследования этого дела было установлено, что Шевчук Е.В. … в период с 5.05.2012 года по 12 апреля 2016 года совершил растрату государственных средств… в сумме 82 млн. … рублей [около 8 млн. долларов по курсу тех лет]», - сообщил депутатам прокурор Приднестровья Анатолий Гурецкий, которого цитируют «Новости Приднестровья».

Кроме того, в отношении Шевчука заведено уголовное дело по организации и участию в контрабандных схемах, в которые также были вовлечены тогдашний руководитель приднестровской таможни Геннадий Кузьмичёв и ряд его подчинённых. «Это, как правило, элитный алкоголь, табачные изделия и вся продукция, которая облагается большими пошлинами. Все эти таможенные сборы шли мимо бюджета», - заявил прокурор. Еще одно громкое дело – «замораживание» части пенсий и зарплат бюджетников.

Пожалуй, самая интригующая статья обвинения (она же – самая «чреватая») – незаконное помилование двух заключенных, которым пообещали и дали свободу в обмен на якобы разоблачение президента ООО «Шериф» Виктора Гушана и его окружения, которых обвинили в организации заказных убийств. «Холдинг поддерживает правящую партию «Обновление», а нынешний приднестровский президент Вадим Красносельский считается ставленником «Шерифа». Евгений Шевчук же в период своего президентского правления открыто и жестко конфликтовал с господами Гушаном и Красносельским», - поясняет газета «Коммерсант».

Между тем, сразу после принятия решения о снятии неприкосновенности с Евгения Шевчука стало известно о том, что он покинул регион, переехав на правый берег. До этого он успел написать сообщение на своей странице в Facebook, назвав действия прокуратуры и Верховного Совета «очередным свидетельством использования властью методов запугивания, давления, шантажа, арестов для выбивания удобных и нужных показаний для сведения счетов и борьбы с политическими оппонентами».

О том, что Шевчук находится на конституционной территории Республики Молдова, стало известно сначала от молдавских правоохранительных органов, а потом и от самого «беглеца». Затем поступило сообщение о том, что в Кишиневе находится и супруга экс-президента Приднестровья, бывший министр иностранных дел непризнанной республики Нина Шевчук (Штански) с их маленькой дочерью Софией. А на левом берегу тем временем прошли обыски в доме Шевчука в селе Строенцы Рыбницкого района, а также в квартирах, где проживают его родители и тёща, хотя было сказано, что к Нине Шевчук у приднестровских компетентных органов нет претензий. Было ли найдено там что-то «такое», неизвестно, но реакция господина Шевчука, выраженная им в социальных сетях, была крайне жесткой.

Словом, на данный момент мы имеем одного бывшего приднестровского лидера, сбежавшего из собственной «вотчины» к формальным неприятелям, от которых ему и его семье, по большому счету, ничего не угрожает. Ситуация насколько необычна, настолько и абсурдна: вряд ли можно найти много примеров из международной практики, когда лидер, пусть и бывший, сецессионистского образования, покидает его территорию и переходит под покровительство «метрополии», которая, оказывается, ничего не может ему предъявить!

Вице-премьер РМ по реинтеграции Георгий Бэлан в интервью «Europa Liberă» заявил, что у молдавских правоохранительных органов нет претензий к Евгению Шевчуку, равно как к его супруге. Кроме того, «беглецы» не обладают молдавским гражданством, так что они могут находиться на территории Республики Молдова на общих основаниях, то есть до 90 дней без получения какого-либо статуса, после чего им придется покинуть Молдову или начать оформление вида на жительство в РМ в соответствии с национальным законодательством.

Кроме того, генеральный прокурор Республики Молдова Эдуард Харунжен заявил Newsmaker, что для гипотетической выдачи Евгения Шевчука приднестровским властям нет никаких формальных оснований. И речь об отсутствии не только уголовных дел в отношении бывшего приднестровского лидера, но и соответствующего соглашения между берегами Днестра. К тому же в процедуре экстрадиции должны быть задействованы два субъекта международного права, а Приднестровье таковым не является. «В нашем случае я не вижу второго субъекта, с которым мы могли бы налаживать сотрудничество в области международного права. Нам не с кем заключать договор об экстрадиции», - подчеркнул генпрокурор РМ. На вопрос NM о возможном повторении покушения на Шевчука Харунжен сказал, что прокуратура будет расследовать подобное преступление на общих основаниях.

Итак, формальных препятствий или угроз для семьи Шевчука в Республике Молдова нет. Но кто сказал, что они не появятся потом? Попробую определить плюсы и минусы создавшейся ситуации. С одной стороны, я не вижу никаких причин, по которым руководство Молдовы, будь то президент Игорь Додон или правящая коалиция с подчиненными ей правоохранительными органами, должно подыгрывать приднестровской коалиции. Можно допустить, что президент РМ добьется от МВД и/или Минюста РМ выдачи Шевчука Тирасполю ради улучшения конструктивных отношений (ой ли?) с Вадимом Красносельским, но пока я не вижу подвижек, которые могли бы служить Кишиневу аргументом для «жертвы фигуры» во имя сближения двух берегов. То же самое касается вице-премьера по реинтеграции Бэлана, министерства внутренних дел или генеральной прокуратуры – с чего вдруг они должны делать подарки Тирасполю?

Я скажу больше: Евгений Шевчук может даже сослужить руководству Молдовы хорошую службу, если расскажет (а ему есть что рассказать, если только захочет) о, так сказать, особенностях внутренней кухни и внешних связей старой-новой администрации в Тирасполе. Думаю также, что рассказ Шевчука заинтересует и послов, особенно Запада, аккредитованных в Кишиневе.

С другой стороны, как раз это приведенное обстоятельство может заставить команду Красносельского пойти на определенные договоренности с Кишиневом, дабы, во-первых, пресечь утечку «опасной» информации, во-вторых, добиться поставленной цели, то есть осудить Шевчука и тем самым поднять свой рейтинг в Приднестровье, убедив население в бескомпромиссности борьбы с коррупцией. Правда, в рамках этой борьбы господину Красносельскому следовало бы присмотреться и к собственной администрации, но это уже, как говорится, совсем другая история.

Итак, если Тирасполь начнет торговаться с Кишиневом за «голову» Евгения Шевчука, ему придется пойти на ряд уступок в переговорном процессе, а на каком уровне и в какой плоскости они окажутся, мне предсказать трудно. Кстати, Игорь Додон 27 июня в ходе встречи с членами пресс-клуба «Социальный резонанс» в Холеркань сказал, что возобновление поставок электроэнергии с Молдавской ГРЭС на правый берег – это заслуга Кишинева и, помимо прочего, рост валютных поступлений Тирасполю, а значит, у левого берега остается должок перед правым!

Во всей этой странноватой ситуации остается одно неизвестное – позиция Москвы. Помнится, в декабре 2016 года, сразу после победы Вадима Красносельского, в прессе появились анонимные сообщения о том, что Москва в лице Дмитрия Рогозина попросила новое приднестровское руководство не устраивать «охоту на ведьм» во имя сохранения внутренней стабильности. Говорилось даже о намерении Москвы трудоустроить Шевчука в Крыму, но экс-президент остался в Приднестровье и регулярно наведывался по личным делам в Кишинев.

Что же произошло за полгода? Возможно, Москва убедилась в стабильности ситуации на левом берегу и перестала воспринимать Евгения Шевчука как фактор внутренней политики. Возможно, Белокаменная и сама санкционировала уголовные дела, но тогда непонятно, почему она молчала до сих пор, ведь указанные обвинения в адрес Шевчука звучали даже во времена его президентства. Соответственно, я не могу найти ответа на вопрос, имеет ли смысл бывшему приднестровскому лидеру уповать на поддержку России сегодня и отправляться туда ради безопасности его семьи, покинув не совсем предсказуемую Молдову. Впрочем, я уверен, что переговоры на этот счет уже ведутся не только лично Шевчуком, но и определенными кругами в молдавском руководстве – мы только не знаем цены вопроса…

Читайте также:

Сложная энергетика урегулирования

Третий пришел. Ожидаемая сенсация на приднестровских выборах

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG