Linkuri accesibilitate

23 апреля во Франции состоялся первый тур выборов президента. Во второй тур прошли формально оппозиционный левоцентристский кандидат, бывший министр экономики и финансов при социалистах Эмманюэль Макрон и лидер Национального фронта Марин Лё Пен. При беспрецедентно высокой явке в 77,8% результаты получены следующие: Макрон получил 24,01%, Лё Пен – 21,30%, кандидат от неоголлистов и бывший премьер Франсуа Фийон – 20,01%, кандидат от радикальных левых сил Жан-Люк Меланшон – 19,58%. А представитель Социалистической партии Бенуа Амон довольствовался лишь 6,36% голосов. Поддержку Макрону во втором туре выразили практически все ведущие электоральные конкуренты, а также действующий президент Франсуа Олланд.

Сам господин Макрон после первого тура встретился со своими сторонниками в Париже. «Вы патриоты. Мы получили шанс перевернуть страницу во французской политической истории. Французы выразили стремление к обновлению. Мы хотим добиться максимально широкой поддержки избирателей, чтобы начать движение к прогрессу», - цитирует политика «Лента». А госпожа Лё Пен, как отмечает издание, выступила перед избирателями в шахтёрском городке Энен-Бомон, откуда она баллотировалась в депутаты Национального собрания в 2007 году. «Это исторический результат, и он налагает на меня огромную ответственность за защиту французской нации, за ее единство, безопасность, культуру, процветание и независимость, - сказала Ле Пен. – Главное, что поставлено на карту на этих выборах, - это пугающая глобализация, которая угрожает нашей цивилизации».

…Шарль де Голль, Жорж Помпиду, Валери Жискар д'Эстен, Франсуа Миттеран, Жак Ширак, Никола Саркози, Франсуа Олланд – кто станет восьмым президентом Пятой республики, мы узнаем 7 мая. А пока проведем ретроспективу этой весьма запутанной и скандальной кампании.

Как полагает известный российский политолог Игорь Бунин, нынешние выборы проходят на фоне кризиса доверия к традиционным элитам (истеблишменту) и демократическим институтам в лице Социалистической и Республиканской (голлистской) партии. «Прежняя политическая система фактически разрушена – социалисты должны думать о политическом выживании, в Республиканской партии начался хаос, впервые ее кандидат [Фийон] не представлен во втором туре президентских выборов. В этих условиях французская элита консолидировалась вокруг Макрона – представителя элиты, который смог создать новое политическое движение и позиционировать себя как сторонника обновления, активно и успешно используя антисистемную риторику», - пишет автор на сайте Московского центра Карнеги.

О системном кризисе Пятой республики пишет и «Газета» в редакционном материале. Прежде всего, впервые со времен Де Голля действующий президент, Франсуа Олланд, отказался выставлять свою кандидатуру на второй срок, осознав провал своей политики. Кроме того, социалисты и голлисты переживают институциональный кризис. «Во Франции на протяжении полувека складывалась в основном биполярная политическая система. К власти поочередно приходили либо голлисты, которых сейчас принято называть республиканцами, либо социалисты. При этом всего можно насчитать несколько случаев, когда во главе страны становился президент-голлист при социалистическом парламенте или, наоборот, социалист при парламенте, большинство в котором занимали голлисты», - отмечается в тексте.

Однако нынешние выборы президента не должны восприниматься как «вещь в себе», ибо в июне во Франции пройдут еще и выборы в Национальное собрание. И если нынешняя раздробленность электората (радикальные правые Лё Пен, правые голлисты Фийона, социалисты Амона-Олланда и радикальные левые Меланшона плюс более мелкие формирования) сохранится, в парламенте не будет устойчивого большинства. Поэтому, прогнозирует «Коммерсант», кто бы ни стал президентом 7 мая, он не сможет опереться на парламентское большинство и «получить карт-бланш на проведение необходимых стране реформ».

Теперь обратим внимание на территориальный расклад электоральных предпочтений французов в первом туре. Взглянем на карту, которая дает весьма ясное представление о расколе страны. За Марин Лё Пен голосует восток, север и средиземноморское побережье, то есть рабочие регионы, небольшие города (оплот консерватизма), страдающие от глобализации промышленные производства (аналог «Ржавого пояса» в США) и имеющие довольно высокий процент «понаехавших» южные департаменты. Правда, столичный регион Иль-де-Франс, где процент мигрантов намного выше, дружно проголосовал за Макрона. Так же, как Атлантическое побережье и Центральный массив, более вовлеченные в сельскохозяйственную деятельность (здесь в основном крупнейшие центры виноделия) и авиационной промышленности (Тулуза), то есть те, кто, наоборот, выигрывает от глобализации благодаря своей конкурентной на мировом рынке продукции.

Процитирую в связи с этим российских и французских экспертов. Например, журналист канала «Евроньюс» Елена Караева отмечает, что «программа Макрона рассчитана на тех, кто хочет работать». «…Макрон хочет, чтобы Франция начала работать. Для безработных, для тех, кто отклоняет дважды предложения о работе, он предлагает уменьшить пособия очень существенно. Он в своем законе, который был принят пару лет назад, разрешил работать по воскресеньям коммерции, бутикам. Ведь это очень важно. Есть люди, которые готовы работать в воскресенье, а не сидеть дома и смотреть телевизор, - сказала она в эфире Радио «Свобода». – Макрон предлагает совершенно иные отношения с Европой – более прагматические, более реалистические и более динамичные, чем то, что есть сейчас. Потому что Европейский союз – это организация, в которой много бюрократии. Макрон хочет его модернизировать…».

Работающий в Москве французский журналист Этьен Буш отмечает, что избиратели Марин Лё Пен живут преимущественно в провинции. «И у них ощущение, что они отстранены от глобализации. Они считают, что политическая система их презирает, что их называют ксенофобами. И они хотят голосовать за Марин Ле Пен в знак протеста. А учитывая то, что все политические силы сейчас объединяются против нее, это убеждает их, что система существует, что она против них», - говорит Буш.

Политолог-славист из Парижа Жорж Нива, в свою очередь, утверждает, что созданная Де Голлем биполярная политическая система рухнула, а ей на смену пришел сильный политический центр, который олицетворяется как раз Эмманюэлем Макроном, поддержанного ранее другим центристом – Франсуа Байру. «Конечно, мы увидим на парламентских выборах, потому что тогда будет гораздо сложнее. Я не думаю, что Макрон выиграл весь парламент. Он должен будет идти на союзы с разными людьми. Но этот союз может быть на время – с тем, чтобы сделать несколько основных реформ, которые нужны, например, определить, где границы Европы или объединить пенсии для всех французов, потому что есть разные системы», - сказал эксперт.

О радикализации левого лагеря говорит корреспондент парижского бюро Радио «Свобода» Артур Асафьев. «Процент, который получил Меланшон – около 20%, – это серьезный сигнал, что левый лагерь во Франции тоже радикализируется. Сторонники Соцпартии раздражены расколом в ее рядах. И еще можно ожидать от них сюрпризов. Успех Ле Пен, ее выход во второй тур был всеми ожидаем, к нему отнеслись как к нормальному явлению, но вот процент за Меланшона, за ультралевое направление, я думаю, он должен насторожить многих политологов», - уверен журналист.

Продолжение следует…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG