Linkuri accesibilitate

Важным документом эпохи, безусловно, стоит признать интервью, которое журналист Павел Каныгин взял для "Новой газеты" в Барнауле. Его героиня - Светлана Агеева, мать солдата, попавшего в плен на востоке Украины.

В разговоре она выглядит немного - выразимся деликатно - наивной:

Ведь он мне говорил: я еду по контракту. Присылал [мне] на одноклассниках скан приказа о том, что ему дали [звание] ефрейтора. Он был так рад этому! И я была уверена, что он находится в Ростовской области и проходит там службу в 22-й части. Мы столько раз говорили по телефону, он мне и фотографии присылал оттуда, где он в военной форме с тремя другими ребятами, и они держат знамя и на нем написано что-то про подразделения Российской Федерации… Ну, может, романтика, мальчишки балуются. А военком [Константин Эллер], когда приехал, мне сказал, что знамя это ненастоящее. Так что теперь не знаю, что думать.<...>

Я же человек не военный, но глядя и смотря наш телевизор думала, что мы там [в Ростовской области] охраняем нашу границу, ну как мы… мы — россияне. Знала, что там очень опасно. Переживала [за Виктора]. Тем более разведка. Но я верила, что нас там нет, на Украине. Были же официальные заявления, что наши не присутствуют. По крайней мере, я верила, что стараются [не присутствовать].<...>

Вывод такой, что украинские СМИ и наши СМИ работают, что ли, только на очернение друг друга. Ну смотрите. Почему у украинцев такая ненависть [к русским]? Может быть, наши СМИ тоже грязи льют на украинцев больше чем надо? Может, специально это происходит?.. Или вот Минские соглашения. Постоянно отовсюду раздается, что они не работают, и я никак не могу понять, когда они заработают! Кто должен шаги предпринимать для этого? Один Киев или наши тоже должны? Думаю, надо обеим сторонам работать. Затянулась чего-то эта ситуация [на Юго-Востоке Украины]. С другой стороны, я вот послушала шквал негатива в свой адрес и в сторону России от украинцев, и это было страшно. Угрозы убийством, оскорбления. Может, их специально нанимали так писать? Я, конечно, не знаю, но мне кажется, что россияне так сильно не реагируют [в адрес украинцев], так агрессивно и с такой ненавистью. Я сама вообще не реагирую с ненавистью на них. Думаю, что мое поколение украинцев тоже — как я считают. Это только молодежь, которая за эти 25 лет выросла, злая. Поскольку политика там [на Украине] велась антироссийская, вот так и получилось. Хотя опять же я там не жила, просто делаю выводы из СМИ, из телепередач Киселева, Соловьева. А больше — где? Где еще говорят убедительно? Теперь меня заинтересовал этот вопрос, когда меня коснулось. Мне просто интересно, почему они все нас так ненавидят-то? Или они не ненавидят нас? Может, это преподносят только нам так?

Борис Вишневский:

Сколько еще нам будут нагло врать, что "Россия своих не бросает"? Бросает. И еще как.

Виталий Шушкевич:

Советские люди. Нужно какое-то прилагательное для этого военкома, для его начальства.

Что происходит, если власть на 20 лет захватывают тайная полиция и контрразведка? Оказалось, разрушение культуры. В крепком зубе изнутри гниёт и умирает нерв.

Нодари Хананашвили:

То есть, вот так и верят все, до того момента, как свой ребёнок не окажется в плену, да от него не откажется государство, туда пославшее.

Екатерина Сергацкова:

Такая слепая вера в то, что говорят в телевизоре - красноречивый знак всем, кто все ещё, спустя три года, думает, что российских войск на Донбассе нет.

Павел Каныгин:

Интересный момент остался за кадром нашей беседы с матерью ефрейтора Агеева.
Светлана Агеева спрашивает меня, поможет ли делу ее интервью и вообще правильно ли она сделала, что обратилась к нам и к алтайскому правозащитнику (Гончаренко) и в "Яблоко" (Вишневский).
- К негосударственным вот я пришла. А если бы к государственным обратилась? Или в другую партию, помогли бы они мне? - спрашивает и тут же сама добавляет. - Я вам хочу сказать, что у нас в селе никто эту "Единую Россию" не любит. Не голосует никто за неё! Наглые все такие.
- Почему тогда она у вас все время побеждает? - говорю.
- Не знаю я совсем.
- Вы же учитель. На выборах в участковых комиссиях работали?
Агеева даже испугалась вопроса:
- Нет-нет, я этим не занимаюсь! Это с районной администрации люди участвуют.
- Но вы же все понимаете.
- Все понимаю, - согласилась учительница английского.
Все она понимает.

При этом простота учительницы Агеевой вызвала у многих только злобу.​

Людмила Гулик:

Единственное, что она хочет, - чтобы сын вернулся живой? Правда? А наши матери, чьи сыновья защищали СВОЮ землю, и которые хоронили своих сыновей из-за того, что ее <выродок> "любит военное дело" и "хвастался своими успехами", они разве не хотели, чтобы их сыновья вернулись живыми???

Андрей Десницкий:

И нет, я не сочувствую матери, которой недосуг было заметить, что сына угнали на чужую войну. Она не жертва режима, она его почва. Подкормка.
Потому что я сам отец - не сочувствую. Это ее зона ответственности, ее выбор, ее решение.

Игорь Эйдман:

Родители российских солдат, воюющих на тайной воровской войне против Украины, начинают как-то проявлять активность, встречаться с журналистами, возмущаться только в двух случаях: когда им недоплачивают компенсацию за погибших детей, или когда те попадают в плен. То есть пока детки зарабатывают на войне, или власти щедро платят за их гробы, у нынешних Мамашей Кураж все в порядке. Они начинают возмущаться и даже готовы идти на контакты с "национал-предателями" только, если что-то в процессе продажи «родной крови» пошло не так.

Марина Шаповалова:

Видео с матерью пленённого контрактника не вызывает даже внятных эмоций.

Её сын жив, слава Богу, поэтому даже сочувствия нет. Хочется сказать этой женщине: радуйся, что мимо самого страшного тебя уже пронесло. Обменяют или не обменяют, но сын твой жив, пленного украинцы уже точно не убьют. А могли бы. Пока ты в ус не дула, смотрела Соловьёва и радовалась присвоению ему звания.

Если она действительно верила, что сын её служит по контракту в Батайске, а "нас там нет", то вопрос у меня к ней только один: как удалось до такого возраста дожить с младенческим состоянием мозга? Неужели за четыре десятка лет мозг ей, взрослой женщине, ни разу не пригодился?

А теперь она просит "сделать ей хорошо". То есть, вернуть сына. Который зачем-то поехал в другую страну воевать. Любит он это дело. Воевать. Хороший мальчик. Заблудился. Теперь верните его домой, пожалуйста.

Вернут - и всё у неё наладится.
Да?
Всё станет, как было, и она снова сядет смотреть Киселёва с Соловьёвым.
...

Что ей объяснить можно?
Ничего.
Она ничего не поймёт.

Екатерина Макаревич:

Почитала и посмотрела интервью с матерью российского военного, взятого в плен украинскими военными.
Когда читала, было однозначно, что она верила про то, что "ихтамнет", то бишь в Украине не воюют российские вооружённые силы.

А когда посмотрела интервью с ней, появились сомнения в этом. Она отводила глаза, когда отвечала про то, что ей известно про войну на Донбассе, да и фразы типа "я всего лишь учитель и смотрю российское телевидение", мол, чего могу понять, я - никто, - говорят об обратном.
Но даже, если ее сын рассказал ей про то, что его откомандировали на территорию Украины, а она сейчас это скрывает, чтобы защитить сына, не отменяет самого факта, что она не научила его ценности человечности. И это ее ответственность.

Никакие оправдания, типа "я всего лишь маленький человек, чтобы понять, что на самом деле происходит между Россией и Украиной" не возникали бы, будь у нее сформированы убеждения человечности. Никакая пропаганда бы не сработала, будь у нее развито чувство свободы внутри себя.

Поскольку только внутренняя свобода подразумевает возможность такой ценности как человеческая жизнь. Ее философия жизни "я - никто, чтобы что-то понять" и подразумевает, что все остальные тоже никто.

В этом смысле, как слабое существо, смирившееся со своей собственной несвободой, - ее можно понять, но она - не существо, а человек, у которого свобода заложена в природе, а значит, ее внутренняя несвобода - предательство того человеческого, что есть в ней. И это невозможно принять!

Аркадий Бабченко:

Знаете, в чем самая большая проблема российской оппозиции? Она почти поголовно не служила или не сидела. Потому что после того, как год-другой проведешь в одном помещении с этими людьми - с теми, кого так пафосно оппозиция называет "российским народом", который, по её мнению, умнее, мудрее и лучше своего правительства и только и мечтает скинуть тирана и обрести свободу - после этого интервью с мамами агеевых вызывают только тошноту. Потому что до такой степени за два года казармы наешься этого инфантилизма, этой дислогики, этой абсолютной незамутненной детской глупости от людей, которые не взрослеют ни в сорок, ни в шестьдесят - что перечитывать это еще раз не можешь уже совершенно.
Преподаватель английского, весь интернет перед тобой, все мировые СМИ, читай что хочешь. Неа. Соловьев, Киселев, Путинпамаги, я верила что настамнет. Сын мой куда-то поехал, я немножко посомневалась, но потом перестала, а теперь он в плену, не знаю как так получилось, помогите. "Единую Россию" у нас никто не любит, но она все время побеждает. Как побеждает? А кто его знает. Я простой учитель, я просто в школе на избирательном участке работаю. Я готова даже поехать в Киев. Готова даже, бог ты мой... Да ты почему еще не там? Это ж твой сын! Неа. Нужен кто-то, кто за ручку отведет.
Паша Каныгин сделал интервью не с ней. Он сделал интервью сразу со всей Россией. Вот эти клуши, воспитывающие пушечное мясо и даже ни фига не понимающие, как их дети погибают и попадают в плен - это и есть Россия.
Четырнадцать процентов столкнулись с восемьюдесятью шестью. И удивились.
Страшно далеки они от народа.

Павел Шехтман:

Прочитал интервью Каныгина с матерью этого самого Агеева и двойственные чувства.
С одной стороны – да, они все соучастники. В той или иной степени, они все – соучастники и подельники.
С другой – соучастники почти невольные. Не только сама Агеева, но даже и ее сынок.
Обывателю свойственно верить в разумность мира и доверять своему государству. Ну невозможно в реальности, чтобы каждый жил по уши в политике. Большинство живет в кругу бытовых проблем, а по политике смотрит телевизор. И успокаивает себя, если возникает некий тревожащий когнитивный диссонанс.
Военному человеку тем более приходится доверять своему государству без всякой рефлексии. Сказали надо – ответил есть, иначе какой же ты военный.
А потом вдруг оказывается, что ты жил в мире, где всем правили уголовные преступники, а твое государство устроило Холокост, развязало мировую войну и т.д., и т.п.
Внезапно.
Вот и получаются такие вот преступники-жертвы, которых можно понять, которым можно даже посочувствовать… но о которых можно сказать только, что все, что произошло с ними, они заслужили.

Андрей Гаврилов:

Посмотрел и внимательно послушал "музыкальным слухом" интонации голоса матери попавшего в плен ефрейтора советской армии (РФ) Агеева.

В этой матери - вся ложь современной РФ. Интонации ее голоса ясно говорят - она всё знает. Знает, что РФ врет, знает, что РФ воюет в Украине, знает, что врет сама. Тотальная ложь на лжи. Всех и вся. Это уже не "когнитивный диссонанс", а всеобщая шизофрения. У этих людей нет ничего - ни мнения, ни веры, ни правды. Ложь и надежда на платеж за подчинение. И всё. Они сожрут "руководство", если придет условная оккупация со стороны. Они сожрут условную оккупацию, если ее одолеет местный режим. Это не люди. У них даже инстинктов уже нет. Только рефлекс сохранения условной "жизни" и потребность "питания". Мертвецы. Зомби.

Однако на этом мрачном фоне есть призывы к сдержанности и гуманизму.

Александр Шмелёв:

Бегло просмотрев ленту, увидел сразу несколько тредов, полных злобных и высокомерных ремарок по поводу интервью матери попавшего в плен в Украине российского контрактника Агеева.

Должен сказать, что давно я не видел столь наглядных примеров на пустом месте взявшегося снобизма...
Действительно, что за дура эта учительница!
Сидит у себя в деревне, смотрит по телевизору новости международной политики и думает, что там действительно новости международной политики показывают - вот смешная!
Нет бы ей догадаться, что если по телевизору объявляют новости, значит там будут показывать художественную фантастику, а если в программе анонсирован боевик, готовься смотреть комедию!
Это же так просто, каждый житель села Топчиха должен такие вещи понимать с ходу.
Ну, или интернет еще можно как следует освоить, завести аккаунт в фейсбуке, научиться отличать реальные СМИ от фейковых, установить себе vpn, чтобы читать украинские сайты - авось со временем и начнешь разбираться в том, что в реальности сейчас в Украине творится.
В селах Алтайского края без этого никак.
При этом по всему остальному видно, что эта учительница - человек совершенно не злой. Даже несмотря на регулярные просмотра Киселева и Соловьева к украинцам она относится совершенно нормально, никаких империалистических амбиций не демонстрирует, к войне не призывает, никакой ненависти ни к кому не испытывает и так далее. И если бы по телевизору ей рассказали о реальном положении дел, она, скорее всего, пришла бы в ужас от действий российской власти.
Так какие к ней могут быть претензии? Откуда эта злоба и высокомерие (я сейчас говорю не столько об украинцах - у них-то понятно откуда, хоть все равно это направляется не по адресу, а, скорее, о "продвинутых" россиянах)?
Да, международной политикой - тем, что происходит за тысячи километров от тебя - как правило, глубоко интересуются очень немногие. А остальные судят о ней по принципу "что услышали, то и повторяем".
И что?
У вас самих-то нет таких сфер жизни?
Хорошо ли вы знаете, когда сажать горох и как доить корову, к примеру? Как разбить парник, и как прожить на зарплату в 15.000? Из собственного опыта или понаслышке?
А учительница Агеева, небось, всё это знает как раз хорошо.
И так далее.
Ни один человек не может компетентно разбираться во всем.
Поэтому каждый выбирает себе несколько сфер, которые интересуют лично его (ее), а в остальном ориентируется на "мнение экспертов".
И в том, что в международной политике под видом "экспертизы" у нас подается лишь адская пропаганда (во внутренней тоже, но всё же меньше - см. ее рассуждения о "Единой России") - виноваты лишь те, кто этим заведует.
А вовсе не рядовые потребители, которые видят говорящую голову с титром "эксперт" и думают, что это, правда, эксперт.
Зло - это лжецы и мошенники, а не те, кого им удается сбить с толку.
Не ведитесь на ложные цели.
Ваши стрелы летят не по адресу.

Владимир Голышев:

Если у человека есть головной мозг, он поймёт, что ОДНО только интервью Каныгина с Агеевой больше говорит о состоянии умов россиян, чем ВСЕ "опросы" ВЦИОМа и "Левады" вместе взятые.
Эта женщина - усердная зрительница всех <убогих> ток-шоу, которые большинство не смотрят (даже у главных новостей страны - программы "ВРЕМЯ" рейтинг - 15%! у ток-шоу намного меньше). Но и она - не ватный монстр, а какая-то "алиса в стране чудес". Что же говорить про остальную страну, которая успевает переключить телевизор на спорт или сериал?

Юрий Вяткин:

Вот почему нужно пытаться говорить даже с теми людьми, которых вы уже давно записали в безнадежные. Как бы трудно и опасно это не казалось. Быть человеком, а не людоедом, - это нравственный выбор.

Впрочем, вот ещё точка зрения "оттуда".

Об этом пишет и колумнист украинского издания "ГОРДОН" Евгений Кузьменко:

Когда не срабатывают имперское "Русские идут!" и собачья преданность ящику, в дело вступает сугубо психологический аспект: человеку априори неприятно осознавать себя гражданином страны-агрессора, страны-убийцы. И многим проще каждый день делать над собой маленькое усилие, представляя путинский режим светлым воинством, бьющимся за Добро супротив коварного и жестокого Зла. Благо, тут поспособствуют и соседи по дому, и коллеги по работе. Им ведь тоже хочется чувствовать себя добрыми, честными, справедливыми. Отчего же не помочь друг другу…

В общем, ни одного слабого места нет в этом технологическом цикле по производству путиноидов. 5–10% отбраковки картины не меняют. Медийная машина работает практически без сбоев. Миллионы светлан агеевых этой машине с готовностью внимают. И увидев это интервью, старина Оруэлл лишь горько улыбнулся бы и развел руками.

Ну и как, скажите, иметь с ними дело?

Ещё один эпизод из сложной истории русско-украинских отношений это запрет на въезд в страну Андрею "Дельфину" Лысикову. Причина всё та же - концерты в Крыму.

Митя Алешковский:

Когда же, наконец, украинские власти поймут, что победить зло можно только добром?

Николай Травкин:

КАК СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ.
"Певице Бьянке закрыли въезд на Украину после концерта в Крыму". "Музыканту Дельфину отказали во въезде на Украину за посещение Крыма"…

И про тебя пишут, дают сюжеты на ТВ, перед тобой открываются концертные площадки и залы России. Ещё вчера пожимали плечами и переспрашивали, "а кто это?", а сегодня ты - Звезда!
Хочешь стать звездой? Посети Крым!

В результате концерт Дельфина состоялся без Дельфина, а песни пел весь зал.

Сергей Ежов:

Прекрасно. Пусть эта песня будет эпитафией глупым государствам со своими границами. Государствам, мешающим людям свободно передвигаться по нашей общей планете и встречаться с теми, с кем мы хотим.

Миша Козырев:

Выступление Дельфина в Киеве без Дельфина. Это, конечно, символ времени. Артиста нет на сцене. Зал поёт хором его песню. Под эти слова "Мы обязательно встретимся, слышишь меня, прости..." необратимо увеличивается пропасть. И нам уже не приблизить берега и попытки построить мосты обречены на провал. Хочется, так хочется верить, что музыка вечна и она поможет исцелить раны. Но это не так. Уже растёт там поколение, которое ни сном ни духом не ведает про Гарика, Цоя, Шевчука и ЧайФов; а здесь - про Океан Ельзи, Бумбокс или Вопли Видоплясова. И вряд ли что-то вернётся или восстановится на нашем веку...

Айдер Муждабаев:

Неподдельное счастье от того, что украинская публика поёт песню русского <урода>, гастролировавшего в Крыму, которого не пустили в Киев. Мы называем адом то, что происходит с людьми в РФ, а адок уже тут. Радостные встречающие поют и чуть не писаются от счастья.

Борислав Берёза:

Я общался с людьми, которые организовывали концерт Кристины Орбакайте в Украине. Ее гонорар за один концерт — 30 000 евро. В год, исходя из количества площадок и востребованности, она может давать минимум 9 концертов в Украине. Это 270 000 евро в год чистой прибыли. В Крыму за тот же период она может дать не более 3 концертов. Это 90 000 евро. Теперь занимаемся чистой математикой. 270-90=180. Итого ее прямая недополученная прибыль 180 000 евро в год. За свой 1 концерт в Крыму она не сможет три года выступать в Украине. Умножаем 180 000 на 3 и получаем 540 000 евро. В итоге, выступление в Крыму достаточно дорого обошлось Орбакайте. Ведь кроме этих концертов она лишилась и всех корпоративов в Украине, которые приносили ей не меньше, чем концертная деятельность. И теперь вопрос, который встал перед ней и остальными российскими исполнителями — а стоит ли та овчинка выделки? Поэтому для всех тех, кто вопрошает так ли болезнен запрет на въезд в Украину российским исполнителям, им самим можно утвердительно ответить — да, болезнен! Финансово. И это лучшее наказание для тех, кто думал, что будет безнаказанно выступать в Украине после концертов в Крыму. Не получится. За все в этой жизни надо платить. И за концерты в аннексированном Крыму тоже.

И ещё одна новость на ту же тему. Перед боксёрским поединком Александра Поветкина и Андрея Руденко весь зал дружно встал под украинский гимн.

Илья Красильщик:

Две новости за одну ночь — про то, что люди лучше, чем государства.

1. Дельфина не пустили в Киев, его песни пел весь зал.

2. Во время исполнения украинского гимна в Москве на боксерском матче встал весь зал.

Кирилл Шулика:

Ну вообще на гимны всегда встают...

И только украинцы могут, наверное, не встать при исполнении гимна России. Надо проверить, но допускаю.

Между тем, у многих украинцев эта картина тоже не вызывает большого умиления.

Дмитрий Сердюков:

Шутки шутками, но мы сейчас вступаем в одну из самых сложных и опасных стадий войны. Опасна она в первую очередь тем, что образ общего врага постепенно размывается и мы все увидим окончательный симбиоз "славиков" со свинособ@ками.

Не дайте себя обмануть, будьте внимательны и неравнодушны к происходящему, потому что будет жарко... это точно!

p.s. Вставать под гимн Украины нужно было, когда вы присылали боеприпасы для разгона Майдана. Вставать под гимн Украины нужно было, когда вы отжали Крым. Вставать под гимн Украины нужно было, когда вы начали бойню в Донбассе. Сейчас же, спустя три года, можете хоть вставать под гимн, хоть приседать на бутылку, всем наплевать. Ваш поезд уехал.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG