Linkuri accesibilitate

Слава «свидетелям»


Владимир Путин вручает награду семье Новиков

В конце мая на торжественной церемонии в Кремле Владимир Путин вручил орден "Родительская слава" семье Новик из Карелии, которые являются членами религиозной организации "Свидетели Иеговы". Месяцем раньше "Свидетели" были признаны в России экстремистами. Верховный суд постановил закрыть их управленческий центр в Москве и 395 организаций по всей стране.

У Валерия и Татьяны Новик восемь детей, они живут в Петрозаводске, Валерий работает механиком. По главным параметрам они соответствуют кремлевскому определению "образцово-показательной семьи" – образование, спортивные достижения, здоровый образ жизни – все, как прописано в требованиях. Но духовное и нравственное воспитание детей, что тоже оценивается госкомиссией, ведется по догматам запрещенной в России организации (ч.1 статья 282.2 Уголовного кодекса РФ).

Как рассказал Радио Свобода Валерий Новик, его жена, узнав о существовании этого ордена, сама начала собирать документы на премию и вскоре буквально дала знать государству о своей семье:

В интернете жена прочитала, что должно быть денежное вознаграждение. Но пока никакого денежного вознаграждения не перечислили

– Это не было неожиданно, потому что жена занималась этим вопросом. Она узнала о том, что есть такая награда для многодетных семей. Пошла в администрацию и спросила, какие нужны доказательства того, что у нас многодетная семья. Мы предоставили информацию. Петрозаводск сначала выбрал нашу семью, потом номинировали на Республику Карелия. Это было в 2015 году. В апреле звонок: вроде как вы будете награждены орденом родительской славы. Волнительно получать награду из рук президента. В интернете жена прочитала, что должно быть денежное вознаграждение. (В 2014 году такое поощрение составляло 100 тысяч рублей. – РС). Но пока никакого денежного вознаграждения не перечислили. Никто ничего не обещал конкретно, но сказали, что премия должна быть.

– Почему, как вы считаете, власть называет вашу веру экстремистской, но при этом награждает вас орденом?

Глава есть глава, и мы должны уважать главу. Не высказывать ему свои недовольства, претензии

– Я не могу говорить за власть, почему она так поступает. Перед ответным словом (в Кремле. – РС) нам провели инструктаж, отметив, что мы можем высказать свое мнение. Но времени было немного – все не выскажешь. И хотелось уважительно относиться к главе государства. Глава есть глава, и мы должны уважать главу. Не высказывать ему свои недовольства, претензии. После он посидел с нами, с соседней семьей, попил чай, уходя, остановился, увидел, как танцевала моя дочка, похвалил ее. И ушел.

– На власть за признание "Свидетелей Иеговы" экстремистами у вас обиды нет?

– Обиды нет. Антипатии тоже нет. Да, раньше я мог проповедовать свободно, от дома к дому, возвещая благую весть о царстве бога. Но после 20 апреля так просто, свободно об этом уже нельзя говорить. В неформальных беседах я все равно говорю с людьми.

У семьи нет обиды на власть за признание "Свидетелей Иеговы" экстремистами
У семьи нет обиды на власть за признание "Свидетелей Иеговы" экстремистами

– Как ваши друзья, друзья ваших детей, которые не являются "Свидетелями Иеговы", относятся к вам, реагируют на ваши проповеди? Вы не чувствуете в обществе негативного отношения к этой организации?

– Люди разные, у них тысяча мнений: кто-то откликается, кому-то безразлично, кто-то размышляет или не принимает близко к сердцу. Мы следуем принципу любви. Когда Иисуса спрашивали его противники, какая из заповедей первая, он привел слова из книги Матфея, в которой говорилось о том, что самая первая заповедь – это любовь Бога, а вторая, подобная ей, – любовь ближнего. Свою веру мы основываем на любви к ближнему. Если мы любим ближнего, мы не станем ему делать никаких гадостей, никакого вреда. А экстремизм подразумевает собой насилие. Поэтому, конечно, неприятно, когда нас приравнивают к экстремистам. На мой взгляд, это решение неправильное, но, да, мы больше не встречаемся в зале, который у нас был. Не имеем такого права. Но в частных беседах я могу говорить о том, что я прочитал в Библии.

В школе дети, к сожалению, не проповедовали. Но хотя иногда рассказывают. Опять же, дети есть дети, они тоже реагируют по-разному.

–​ Вы поддерживаете отношения с иностранными представителями "Свидетелей Иеговы"? Они приезжают на ваши встречи?

– Лично у меня друзей из-за границы нет.

– Как финансировалась ваша организация?

–​ Добровольные пожертвования.

Раз нашу деятельность запретили, и ко мне могут быть теперь претензии, потому что, вольно или невольно, я прославился на всю страну

– В ответ на решение Верховного суда "Свидетели Иеговы" потребовали признать себя жертвами политических репрессий. Вы согласны с таким определением?

– Если сравнивать с советским временем, тогда репрессии были жестче. Нас (Свидетелей Иеговы. – РС) сажали, арестовывали, притесняли. Сейчас, может быть, не так ярко. По крайней мере, я лично пока не сталкивался с репрессиями. Но меня это тоже касается. Раз нашу деятельность запретили, и ко мне могут быть теперь претензии, потому что, вольно или невольно, я прославился на всю страну.

Член руководящего комитета ликвидированного в апреле управленческого центра "Свидетелей Иеговы" Ярослав Сивульский противоречия между президентской наградой и постановлением Верховного суда не видит:

– Это не взаимоисключающие события. "Свидетели Иеговы" – на самом деле добропорядочные граждане, которые уважают закон. Но, конечно, это показывает всю абсурдность обвинений против нас, потому что понятно, что мы далеки от экстремизма, от любых противоправных действий. И этот случай как раз доказывает эту простую истину.

– Вы считаете, что реакция семьи Новик на эту награду могла быть другой?

– Я звонил Валерию уточнить, как это произошло, как их пригласили туда. Он говорит, что это обычная процедура, предусмотренная для больших семей. Их отобрали на уровне города, потом области, потому что у них реально большая семья. В Кремле Валерий сослался на Библию (сказав "как в одной мудрой книге записано". – РС), на то, что она помогает воспитывать детей. Не знаю, позволяли ли обстоятельства сказать что-то большее.

– В апреле, когда Верховный суд вынес это постановление, вы назвали тот день "черным в истории свободы слова в России". Что изменилось для вас с 20 апреля?

– Я предпочел бы оказаться неправым, но, к сожалению, все именно так и происходит. Мы видим эскалацию ситуации со свободой совести в России. По стране прошли акции вандализма (в апреле неизвестные забросали камнями зал иеговистов в Петербурге. – РС), нарушения прав верующих, массовые увольнения с работы. Уже началась реальная травля ни в чем не повинных людей только лишь за их религиозную принадлежность. И эта проблема будет нарастать как снежный ком.

(Первое задержание члена "Свидетелей Иеговы произошло в конце мая, когда под стражу в Орле был заключен гражданин Дании Деннис Кристенсен, обвиняемый в организации деятельности экстремистской организации. – РС).

Лично я ничего не делаю, что могло бы быть интерпретировано как нарушение закона

– Вы сами опасаетесь преследований?

– Опасаться, конечно, можно, из-за ситуации, в которой мы оказались. Но лично я ничего не делаю, что могло бы быть интерпретировано как нарушение закона. Я не считаю, что есть хоть какие-то основания для преследования.

– Главным основанием Минюста для признания вашей организации экстремистской стало то, что вы якобы пропагандируете запрет на переливание крови, что в ведомстве сочли за угрозу безопасности человека. Вы считаете это несправедливым?

– Этого тезиса не было в исковом заявлении, он появился позже в Верховном суде. Представитель Министерства юстиции за неимением других доказательств попытался это обвинение тоже включить. Мнение Минюста строится на том, что некоторые публикации "Свидетелей Иеговы" были признаны экстремистскими, они попали в федеральный список экстремистских материалов, но местные религиозные организации продолжили их распространять и управленческий центр это не пресекал. Экстремистской, например, была назвала публикация о том, как одна женщина обращалась к разным конфессиям, но ни в одной не нашла ответа на свой вопрос о Боге, а обратившись к нам, ответ получила. Нас обвинили в том, что эта публикация ставит под сомнение другие религии.

– На ваш взгляд, почему именно в этом году власть выступила против вашей веры?

– Если смотреть на логику последних действий со стороны властей, то это апогей того, что на протяжении последних лет происходило в этой сфере. Во-первых, в 2015 году (транспортной прокуратурой. – РС) был запрещен ввоз наших публикаций. Потом было много случаев задержаний во время проповеднической деятельности, срывы богослужений – много таких случаев, которые можно было расценивать как давление со стороны правоохранительных органов, судебных властей или даже преследование. Но почему это происходит сейчас, у меня нет ответа на этот вопрос, потому что "Свидетели Иеговы" закона не нарушают, уважают государство и власть, – сказал Ярослав Сивульский.

"Свидетели Иеговы" успели побывать и врагами Третьего рейха, и жертвами политических репрессий – в 1936 году, и антисоветчиками, и вот теперь их называют "секретным оружием Госдепа". В ответ на претензии об иностранном финансировании "Свидетели" отвечают, что их организация существовала исключительно за счет добровольных пожертвований.

По мнению адвоката Славянского правового центра Анатолия Пчелинцева, ликвидация конфессии может привести к тому, что тех "свидетелей", которые не эмигрируют и останутся России, будут преследовать и страна "получит 175 тысяч узников совести". 30 мая организация подала апелляционную жалобу в Верховный суд и теперь в ожидании ее рассмотрения надеется на отмену прежнего решения.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG