Linkuri accesibilitate

Королева Великобритании Елизавета Вторая подписала закон, позволяющий правительству Терезы Мэй начать официальную процедуру выхода страны из Европейского Союза. Соответствующее заявление сделал спикер Палаты общин Джон Беркоу, подтвердив, что правительство может в любой момент запустить процесс.

Тремя днями ранее свое окончательное согласие дали обе палаты парламента. Важно отметить, что в итоге была принята первоначальная версия законопроекта, без поправок Палаты лордов. Пэры требовали включить поправку о гарантиях для граждан ЕС, проживающих в Британии, а также пункт о необходимости согласования с парламентом самого процесса переговоров со странами ЕС. Таким образом, члены Палаты лордов рассчитывали предотвратить какие-либо невыгодное для Лондона развитие в ходе торга с Брюсселем. Однако Тереза Мэй и контролируемая консерваторами Палата общин всё же «продавили» первоначальную версию законопроекта, и пэры потерпели тактическое поражение.

Итак, менее чем за девять месяцев Соединенное Королевство прошло путь от общенационального одобрения «Брексита» до начала его практического воплощения. И теперь перед Кабинетом госпожи Мэй стоит только один, но сложный вопрос: когда именно начать переговоры с Брюсселем в порядке Статьи 50 Лиссабонского договора.

Загвоздка в этом деле появилась весьма неожиданно – это в буквальном смысле цена вопроса. Примерно месяц назад появились сообщения со ссылкой на неназванных чиновников ЕС о том, что Лондон после ухода должен будет заплатить 60 млрд. евро в счет выполнения ранее заключенных соглашений. Более того, эту позицию поддержала Германия, как пишет РБК со ссылкой на газету The Financial Times. «Любое соглашение по статье 50 должно включать гарантии Великобритании, что она выплатит финансовые обязательства в качестве государства-члена ЕС», - цитирует издание неназванного немецкого чиновника.

Однако вскоре юристы британского правительства пришли к выводу о том, что Лондон юридически не обязан выплачивать Евросоюзу никаких денег. После тщательного анализа юристы пришли к заключению, что в реальности не существует закона или соглашения, которое может заставить Великобританию выплатить эти средства. При этом они решили, что и у Брюсселя нет юридических оснований требовать этой выплаты.​ Такой платеж возможен, посчитали они, только на основании соглашения об урегулировании, подписанного обеими сторонами, сообщает далее РБК.

Более того, денежные претензии стала выдвигать сама Великобритания. Тереза Мэй сказала, что после начала «Брексит» Лондон потребует от Брюсселя вернуть 9 млрд. фунтов британских активов, которые хранятся в Европейском инвестиционном банке. По данным газеты The Sunday Times, которая ссылается на высокопоставленные источники в правительстве, Лондон заявит об этом после вступления в силу статьи 50 Лиссабонского договора. Опираясь на правовое заключение юриста Мартина Хоува, правительство выражает уверенность в том, что Брюссель обязан вернуть Лондону долю в фондах ЕИБ, которая составляет 16% от всех активов, сообщает «Лента».

А пока Тереза Мэй обещает, что официальная процедура выхода из Евросоюза будет запущена до конца марта. В частности, она планирует в текущем месяце официально уведомить Евросоюз о запуске процесса. «Я вернусь в Палату общин до конца этого месяца, чтобы уведомить, когда я формально применю ст. 50 и начну процесс, в результате которого Великобритания выйдет из ЕС», - пишет «Коммерсант» со ссылкой на агентство.

Но есть еще одна загвоздка. Когда стало ясно, что «Брексит» - уже реальность, первый министр Шотландии Никола Стёрджен заявила о намерении провести новый референдум по выходу исторической провинции из состава Великобритании. Предыдущий плебисцит, я напомню, состоялся в сентябре 2014 года, но тогда сторонники единства королевства победили с 10%-ным перевесом. Однако сейчас, как мы все понимаем, ситуация принципиально иная. Ведь Шотландия, как и Северная Ирландия, на референдуме 23 июня 2016 года высказалась против (около 60%) выхода Британии из Евросоюза.

Эдинбург хотел бы провести новое голосование в период с осени 2018 года до весны 2019 года. Внимательный читатель сразу заметит, что весна 2019 года – это как раз предполагаемое Лондоном время завершения процедуры «Брексит» - соответственно, шотландцы хотят успеть выскочить из вагона «Великобритания» до того, как его отцепят от поезда «Евросоюз». Тереза Мэй, однако, заявила, что проведение нового голосования шотландцев сейчас неуместно. Вместе с тем, как отмечает ВВС, госпожа премьер-министр не стала отрицать возможности проведения плебисцита в будущем. Спор двух уважаемых дам накладывается на ожидаемый непростой диалог с еще одной дамой – Ангелой Меркель, а также с метафорической женщиной – Европой – в лице ее бюрократии.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG