Linkuri accesibilitate

О перспективах приднестровского урегулирования


В завершении недели собеседники Валентины Урсу — жители села Дороцкая и бывший министр внутренних дел Молдовы Виктор Катан

Лидер приднестровского региона Вадим Красносельский недавно подписал указ, согласно которому 2 марта на левом берегу Днестра будут отмечать день начала отражения полномасштабной агрессии Молдовы против так называемой приднестровской республики. А в правобережной Молдове, по решению парламента, 2 марта отмечают День памяти.

2 марта 1992 года Российская Федерация начала необъявленную войну против Молдовы. Это произошло после распоряжения президента Мирчи Снегура о применении силы против боевых формирований, атаковавших полицейские участки, которые подчинялись Кишиневу, но находились на левом берегу Днестра. В конфликт были вовлечены и российские военные — более шести тысяч солдат 14-ой армии. Во время вооруженного конфликта самые тяжелые бои проходили в Дубоссарах, Коржове, Кочиерах, в селе Роги, Бендерах и Варнице. Валентина Урсу побывала в коммуне Дороцкая — село находится под юрисдикцией Молдовы, но на левом берегу Днестра. Многие крестьяне здесь лишены возможности обрабатывать свои земли в силу запрета приднестровской администрации. У большинства местных жителей по два гражданства — молдавское и приднестровское.

– Нам не разрешают обрабатывать землю по ту сторону трассы. Около 20 лет, со времен конфликта.

Свободная Европа: Уже 20 лет у вас нет доступа к вашей земле?

– Да.

Свободная Европа: Вы не можете их обрабатывать, не можете собирать урожай?

– Нет. Мы ничего не можем там делать.

– Я держу скот — двух коров, чтобы содержать себя и семью. За трассой находятся все наши земли. А чтобы привезти сюда немного сена, я должен пройти таможню. Таможня, таможня, таможня, справки для приднестровских властей.

– Нас пинают со всех сторон.

– Да.

– И Молдова, и Приднестровье.

Свободная Европа: Из-за чего возникли эти проблемы?

– Из-за войны.

Свободная Европа: Вы беспокоит вопрос о том, могут ли объединиться оба берега Днестра?

– Менталитет у нас разный. Там одна жизнь, здесь другая, потому что здесь мы окружены таможнями, пограничными постами.

Свободная Европа: Став президентом, Игорь Додон встретился с приднестровским лидером Красносельским. Есть надежда на изменение ситуации?

– Мы ничего не почувствовали. В Дороцкой пока ничего незаметно.

– Все те же таможни. Нужно ходить, заполнять бумаги, платить.

– Люди говорят, что будут изменения.

– Мы верим в Додона, и в то, что все будет нормально. Он сделает как нужно.

Свободная Европа: Как президент может это сделать? Ведь некоторые считают, что он предает Молдову.

– Пусть уберет всех с этой трассы, чтобы не было этих постов. Чтобы мы могли передвигаться свободно, не сидеть взаперти.

– Сколько уже лет молдавской независимости?

Свободная Европа: 25 лет.

– Уже 25 лет. У нас устраивают все эти концерты в честь нашего суверенитета, а мы со всех сторон окружены таможнями. Значит ли это, что мы здесь суверенны?! Идешь туда — показываешь паспорт, идешь обратно — показываешь паспорт.

– Сейчас без паспорта даже в туалет нельзя сходить. Нам нужно всего лишь перейти трассу, а мы заполняем миграционный лист.

Свободная Европа: Через сколько лет оба берега Днестра объединятся?

– Не знаем. Приднестровье всегда было проблемным регионом. Эта старая и болезненная тема.

Свободная Европа: Решение этой проблемы больше зависит от Кишинева и Тирасполя или от участников переговорного формата – России, Украины, ОБСЕ, Евросоюза, Соединенных Штатов Америки? Кто будет решать?

– Даже не знаю, что вам ответить. Честно.

Свободная Европа: Какой статус должен быть у приднестровского региона?

– Пусть им дадут автономию, как гагаузам, только, чтобы не было пограничных постов.

Свободная Европа: Проблема между гражданами или между политиками?

– Между политиками. Люди как люди: кумовья, братья, сестры. Здесь и там мы у себя дома. Просто, если бы здесь не было этой трассы, все было бы иначе. Ее построили в 92-м. Кто и как успел, захватил и остановился. Нужно было остановиться на Днестре…

Свободная Европа: Федерализация Молдовы решит все эти разногласия?

– Что значит федерализация? Пусть политики решают этот вопрос. Кто мы такие? Мы люди маленькие. У нас земля, корова… Будет тяжело. Если этот вопрос не решили даже путем войны, то сейчас тем более.

Свободная Европа: Российская армия на левом берегу Днестра должна быть выведена обратно в Российскую Федерацию?

– Должна бы. Чтобы мы жили как раньше, в мире.

– И НАТО нам здесь тоже не нужно. Здесь такая политика…

– Конфликт здесь был и останется.

– Если у наших дедов и прадедов были проблемы с этой землей, то они будут и дальше.

Свободная Европа: Почему так тяжело объединить оба берега Днестра?

– Потому что в парламенте нет согласия. Там они решают все вопросы. Люди согласны, чтобы все оставалось по-прежнему. Нас не признает ни та сторона, так как мы находимся по эту сторону реки, ни Молдова не дает нам никакой помощи. Весь парламент следует разогнать и назначить людей из сел. Уже 25 лет мы живем здесь в оккупации: села Пырыта, Дороцкая, Похребя, Кочиерь, Моловата. Людей никто не поддерживает.

Свободная Европа: Какой вариант решения проблемы вы считаете приемлемым?

– Если мы ничего не решим, пусть проведут границу по Днестру, как было раньше, посреди Днестра. И все. Приднестровье позаботиться об этих селах. А так, не смотрят ни те, ни другие. Всего горстка людей. Сколько сюда поступает миллионов долларов и евро. На наших домах вместо шифера должны быть уже одни доллары. Где эти доллары? У мошенников.

– У тех, кто из Приднестровья, пенсия выше. Почему люди отсюда уезжают?

Свободная Европа: Вы — гражданин Приднестровья?

– Здесь я работал, здесь у меня стаж. Куда нам идти? У меня есть гражданство.

Свободная Европа: У вас тоже есть приднестровское гражданство?

– Нет.

Свободная Европа: А вы хотели бы его получить?

– Я его сделаю. Пойду и подам документы. Ведь у нас здесь от трассы пять километров, и что нам делать? Сегодня можно иметь два гражданства: Молдовы и Приднестровья.

Свободная Европа: Приднестровское гражданство в чем-то помогает?

– Помогает. Пенсионерам помогает.

– Теперь пенсионерам два раза в год выдают продукты, на Пасху и на Новый год.

– Без паспорта мы не можем провезти даже прицеп дров или мешок угля. Полсела получает пенсию в Приднестровье.

Свободная Европа: Пенсия в Приднестровье выше, чем в Молдове?

– Выше.

– Люди получают по 1500-1700 леев. Самая низкая пенсия – 1000 леев.

Свободная Европа: В Приднестровье?

– Да.

– На пенсию выходят раньше. В 60 лет. А в Молдове — в 62 года и еще неизвестно, если выйдут в 62.

Свободная Европа: А почему вы говорите «там», имея в виду Молдову?

– В Молдове. Потому что мы живем на Днестре.

Свободная Европа: Если бы вы были политиком, чтобы бы вы изменили в политической жизни страны?

– Жизнь людей. Чтобы у людей была работа.

– Пусть вернут колхозы. Обрабатывали землю, выращивали рассаду. А сейчас мы покупаем турецкие помидоры.

– Земля заброшена. А ведь у нас все работали на земле.

– А сейчас есть такие, у кого нет даже хлеба в доме.

Свободная Европа: Чего вы больше всего боитесь?

– Боимся только, что не будет работы, и что наши дети не смогут здесь жить.

– Все уехали за границу. Оба моих ребенка уехали.

Свободная Европа: Куда?

– Один в Магадан, а другой в Калининград, в Россию.

– Трое моих сыновей тоже уехали в Россию. Внуки остались одни. Семьи рушатся.

Свободная Европа: Вы говорите, что ваши дети уехали на заработки в Россию. Если бы они работали в Евросоюзе, вы бы иначе на все смотрели?

– Есть и такое мнение. У кого дети уехали в Европу, больше тянутся к Европе. А у кого в Россию — к России. Так что…

Свободная Европа: И с кем же быть Молдове: с Востоком или с Западом?

– С Россией.

– Если бы снова объединились бывшие республики, было бы, наверное, хорошо.

Свободная Европа: Господин Додон как-то сказал, что молдаване хотели бы, чтобы он был похож на Владимира Путина. Кто для вас Владимир Путин?

– Президент и человек, который умеет руководить. И он — на первом месте в мировой политике.

Свободная Европа: Есть и другие лидеры.

– Трамп, не знаю, посмотрим, что он сделает. Может, все будет хорошо. И, как он говорил, будет вести диалог не только с Россией, но и со всеми странами.

Свободная Европа: Из каких источников вы информируетесь?

– РТР, Россия-1, Россия-2, ОРТ.

– Больше половины села получает пенсию в Приднестровье. Там она выше.

– Газ у них дешевле.

– И газ у них дешевле, и свет.

Свободная Европа: Очевидно, потому что жители приднестровского региона не платят за газ, перекладывают долг на других.

– Не знаю, что они сделали, но вот у них дешевле, а у нас дороже.

Свободная Европа: Кому из политиков вы доверяете больше всего?

– Мы поверили Додону.

– Сейчас мы верим Додону.

– Сначала он был с коммунистами, а сейчас, когда он от них ушел, мы за него.

– Ему есть что сказать и России, и Евросоюзу. Доверять нужно всем. Всех слушай, а поступай, как считаешь нужным. Так и у нас должны делать. Но не делают. Тимофти руководили все, кто только мог. Люди, вроде Гимпу. А сейчас они хотят руководить Додоном, но он не поддается.

Свободная Европа: Господин Додон как президент должен сотрудничать с правительством и парламентом.

– Да, он должен со всеми находить общий язык. Ведь они вообще не хотели, чтобы он руководил страной.

– Хотят его снять, но дайте ему время. Ведь как мы позволяли им руководить нами уже столько лет. Пусть и ему позволят. Посмотрим, что он сделает, а потом…

Свободная Европа: Господи Додон встретился с господином Красносельским.

– Красносельским из Приднестровья.

– Да.

Свободная Европа: Думаете, после их беседы что-то сдвинется с места?

– Да, если они захотят. Только здесь им мешают такие как Плахотнюк, Гимпу. Они вставляют палки в колеса и не дают ничего сделать. Они могли бы друг с другом помириться, и все было бы хорошо.

Свободная Европа: Как вы считаете, если бы Россия захотела, чтобы Приднестровье вернулось в состав Молдовы, проблема была бы решена?

– Конечно, да.

– Наши люди больше работают в России, чем в Евросоюзе.

– Приднестровье и Бессарабия были одним целым.

– Здесь же была война. Стреляли с той и с этой стороны, а мы сидели в землянках.

Свободная Европа: Вы еще вспоминаете о вооруженном конфликте на Днестре 92-го года?

– Сейчас наши дома покрыты шифером. А тогда он был весь разбит. Залетал снег. Стреляли сюда. Как начинали бомбить… В первую же ночь обстрела полетели ракеты Алазань. Проснувшись утром, мы поняли, что началась война. Было страшно.

– Тогда в селе погибли люди. Когда мы проснулись…

– Остались калеки.

Свободная Европа: Война 92-го года оставила свой след?

– Оставила. Много следов. И боль.

– Но эта война никому не была нужна.

Свободная Европа: Прошло 25 лет. Сколько лет еще должно пройти, чтобы Молдова объединилась?

– Те годы никогда не забудутся. Об этом не знают только те, кто родились потом. А те, кто это пережил, рассказывают об этом и своим детям. Войну сложно забыть. Как не была забыта Вторая мировая война, так и эта не будет забыта. И здесь были большие жертвы.

Свободная Европа: Политики должны найти между собой общий язык?

– Должны.

– Они должны объединиться и договориться между собой.

– Чтобы была одна Республика Молдова.

– Да.

– Пусть в школе уже пишут на латинице, но чтобы язык назывался молдавским. Вот чего мы хотим. А не румынским. Пусть румыны живут в своей стране, а мы в своей.

– Мы останемся соседями. Они пусть приезжают к нам, а мы к ним. Но только пусть живут у себя, а мы у себя.

– Они в своей стране, а мы в нашей.

Свободная Европа: Почему так тяжело объединить оба берега Днестра? Есть шансы воссоединить Молдову?

– Они должны объединиться, так как это одна Молдова. Пусть объединятся, чтобы Молдова стала одним целым.

Свободная Европа: Здесь, в селе, многие говорят, что у них есть и приднестровское гражданство, и что им так выгоднее.

– И я его себе сделал, потому что работал на той стороне. Это удобно. Просто, когда ездишь в Дубоссары, на ту сторону, проезжаешь без всяких проблем.

– С приднестровским гражданством нет больших проблем.

Свободная Европа: Господин Додон встретился с господином Красносельским. Есть надежда, что оба лидера смогут сдвинуть ситуацию с мертвой точки, начать диалог между Кишиневом и Тирасполем, чтобы отыскать решение?

– Они могут его найти. Красносельский – человек толковый.

Свободная Европа: Имея два гражданства, вы голосуете и за приднестровских, и за молдавских политиков?

– Нет. Когда я сделал себе паспорт, то был на выборах. Я не голосовал, так как был за границей и ни за кого не голосовал.

– Я специально не пошел на выборы.

Свободная Европа: Почему?

– Я голосовал в Молдове. Проголосовал за Майю Санду.

Свободная Европа: Вы один из немногих, кто здесь, в Дороцкой, говорит, что отдал свой голос за Майю Санду.

– Многие поддерживают Додона, потому что многие приднестровцы выступают за Россию. Поэтому Додон победил.

Свободная Европа: Куда двигаться Молдове: на Восток или на Запад? Этот спор раскалывает молдавское общество больше всего?

– Примерно так и есть. Все смотрят, кто на Восток, кто на Запад.

Свободная Европа: Если бы в воскресенье были выборы, за кого бы вы проголосовали?

– За нее же, за Майю Санду.

Свободная Европа: А вы?

– Пока не знаю. Нужно подумать. Думаю, Додон тоже справится. Я за него. Он может сотрудничать с Евросоюзом, но это не даст результатов. Он больше склоняется к России. У меня есть родственники и в России, и в Европейском союзе. Мне хорошо и так, и так. И с Приднестровьем то же самое: у меня есть родственники и в Приднестровье, и в Молдове. Только чтобы это было на благо нашего будущего и будущего наших детей.

Свободная Европа: Господин Додон заявил, что через два-три года будет найдено решение по приднестровскому урегулированию. В случае парламентских выборов, голоса жителей левобережья Днестра изменят расстановку политических сил в Кишиневе?

– Большинство голосует за Додона. Но можно ли ему доверять? Ведь говорят: «За Россию, за Россию…», но что нам даст Россия? Пока что она не дала нам ничего конкретного. Тот же газ мы тоже покупаем. Но вся помощь идет, в первую очередь, из Евросоюза.

Свободная Европа: После возможного объединения обоих берегов Днестра, должна быть создана единая армия и полиция, единая национальная валюта. За сколько лет это можно будет сделать?

– За 25 лет после окончания войны не было сделано ничего, и не будет сделано. Пройдет еще много лет, прежде чем это произойдет.

Свободная Европа: Сколько?

– Одному Богу известно.

Свободная Европа: От кого зависит — когда Молдова воссоединится?

– От народа. Если народ этого захочет…

Свободная Европа: За 25 лет у народа не было возможности это сделать?

– Не было возможности. Наверное, так можно сказать. Но если народ поднимется, то сможет этого добиться. А депутаты это наверняка не сделают. У нас коррупция. И все это еще продолжится.

Свободная Европа: Идея федерализации кажется вам удачной?

– Я этого не знаю.

Свободная Европа: Что вы об этом думаете? Федерализация – это решение проблемы?

– Про федерализацию не могу ничего сказать.

– Если будет мир, не будет кровопролития, то будет хорошо. Не было бы надежды, мы бы уже давно померли. А так, надеемся на что-то.

Свободная Европа: А с чем бы вы сравнили Молдову? С чем она ассоциируется?

– С бедностью и коррупцией…

Свободная Европа: Какими вы хотели бы видеть ваше село и Республику Молдова через десять лет? Какое у них будущее?

– Мы должны получать нормальную пенсию.

– Пусть нам дадут работу. Чтобы молодежь не уезжала в другие страны.

Свободная Европа: В селе очень много брошенных домов…

– Особенно на холме.

– Остались только мы, две старухи.

– Только в этой зоне осталось семь домов, в которых уже никто не живет.

Свободная Европа: И на этой улице остались только вы, две соседки?

– Есть еще одна пенсионерка.

Свободная Европа: Вы чего-то боитесь?

– Чтобы не было войны. Если мы с самого начала были с Молдовой, пусть так же будет и дальше. И обсуждать это больше не стоит.

Это были мнения случайных прохожих на улицах села Дороцкая.

*

Республика Молдова по-прежнему остается расколотым государством, на территории которого незаконно находится российская армия. Переговоры ведутся уже 25 лет. Генерал-майор полиции Виктор Катан, который занимал должность министра внутренних дел, был одним из переговорщиков с самого начала вооруженного конфликта на Днестре. С 1992 по 1997 он был сопредседателем Объединенной контрольной комиссии. Вот, что он вспоминает о войне 92 года.

Виктор Катан: Эту войну развязали проимперские силы, которые были и в Российской Федерации, и в Молдове. Ведь до 2 марта активизировались сепаратистские движения казаков, получивших оружие от 14-й армии. 14-я армия начала напрямую руководить сепаратистскими формированиями, которые путем террористических действий, бандитизма, обмана, используя женщин и детей, нападали на полицейские участки в Дубоссарах. Были захвачены полицейские участки в Рыбнице, Григориополе, а потом и в Тирасполе. Вся полиция 1990-1992 годы осознавала, что эти действия не демократичны. Это были террористические акты, направленные против конституционного режима в Молдове. Почему я говорю, что эту войну развязала Российская Федерация? Руководство 14-й армии, начиная с Геннадия Яковлева и до Неткачева, а потом и Александра Лебедя, фактически стояло во главе сепаратистского движения, военных формирований, которые стремились уничтожить конституционный режим на левом берегу Днестра.

Свободная Европа: И использовало для этого военную технику, которая была тогда на вооружении 14-й армии...

Виктор Катан: Мы располагаем документами по делу Илие Илашку, которые я лично представил в Европейский суд. В этих документах указывается, что до 2 марта военные формирования получили от 14-й армии вооружение, в том числе танки. Во время переговоров Неткачев передал в пользование паравоенных формирований, по сути, бандитов, террористов, даже танки.

Свободная Европа: Господин генерал, Молдова понесла человеческие потери. Согласно официальным данным, 280 человек погибли за независимость и суверенитет Республики Молдова. И многие сегодня задаются вопросом: стоило ли проливать кровь, если политики до сих пор не могут найти общий язык, чтобы решить приднестровскую проблему?

Виктор Катан: Кроме трусов, кроме людей, неспособных быть патриотами своей страны, были и настоящие патриоты. В начале войны каждый сотрудник полиции имел право не участвовать в военном конфликте. На Площади великого национального собрания было полно молодых людей, которые хотели пойти на войну, чтобы защищать родину. Большая часть контингента, задействованного для восстановления правопорядка, состояла из волонтеров, простых людей, гражданских, мирных жителей, которые взяли в руки оружие, и пошли воевать, чтобы защитить нашу независимость, национальное единство, честь и достоинство этой нации. Кстати, не кто-нибудь создал наше государство, а наше национальное большинство — молдаване. Национальные меньшинства стояли в стороне. А сейчас все наоборот. Те, кто построили Молдову, равнодушны к происходящему. Почти треть населения, будь то национальные меньшинства или те, кто стал жертвой обмана, мошенничества, выступают за федерализацию, за Россию. Будто мы не понимаем, что, начиная с 1812 года, Россия спасла нас от турок, но потом денационализировала нас, ввела в Бессарабию русский язык и российскую администрацию. Что было в советское время? Да, нас освободили от гитлеровцев, но забыли уйти, не дали нам самим строить свое будущее, строить свою экономику.

Свободная Европа: Есть ли еще шансы объединить оба берега Днестра?

Виктор Катан: Дело в том, что в направлении объединения государства не предпринимают никаких усилий. Ничего не делают для обеспечения фундаментальных прав и свобод граждан, живущих на этой земле. Взамен, ведутся политические игры для получения выгоды. Нынешний президент Молдовы выдвинул идею о заключении договора, хотя мы подписали десятки соглашений с Российской Федерацией о дружбе и сотрудничестве. Он хочет еще каких-то соглашений, которые могут привести к краху государства. Оттуда же исходят идеи о возвращении к меморандуму Козака, который, если бы он был тогда подписан, уничтожил бы нас как государство. Мы были фактически оккупированы. Здесь продолжает оставаться российская армия, не только на левом, но и на правом берегу. Мы были провинцией Российской Федерации.

Свободная Европа: Существует зона безопасности. Я разговаривала с людьми, живущими в селах, о которых, по их словам, почти забыли.

Виктор Катан: 21 июля 1992 года было подписано молдавско-российское соглашение о мирном урегулировании конфликта на Днестре. Это был тактически-военный договор, предусматривающий отступление сторон, участвующих в конфликте, создание условий для свободного передвижения по территории Приднестровья и Республики Молдова.

Свободная Европа: По всей территории страны.

Виктор Катан: Но этот договор был использован Российской Федерацией для создания сепаратистского региона, который подчиняется законам и политике Российской Федерации. На самом деле, к этому разделению привело молдавско-российское соглашение. Не были приняты нужные меры для того, чтобы граждане пользовались одинаковыми правами и жили вместе. Из сообщений приднестровской стороны следует, что живущие там граждане не испытывают проблем с остальными гражданами. У меня тоже есть родственники на той стороне, оккупированной вооруженными силами Российской Федерации. Это наши люди, простые люди.

Свободная Европа: А что вы скажете, к примеру, жителям села Дороцкая, у которых два гражданства: Республики Молдова и Приднестровья, и которые не отказываются от гражданства региона?

Виктор Катан: Дело в том, что молдавские политики ничего не делают для правильного информирования граждан, чтобы они знали, какие выгоды Молдова получила от России, которая развязала у нас приднестровскую войну. Есть подробные доказательства нарушения основных прав и свобод граждан, которые живут в приднестровском регионе: на свободу передвижения, на получение образования. Люди не информированы. Как говорил один гражданин, он чувствует, что его ограничивают в правах, так как, владея землей, он не может ее обрабатывать. Кто в Кишиневе может гарантировать, что он сможет обрабатывать землю и собирать свой урожай? Или учиться? Европейский суд по правам человека рассмотрел дело учителей и родителей с левого берега Днестра и установил, что их права серьезно нарушаются.

Свободная Европа: Но никто на левом берегу Днестра не принимает во внимание содержание решений ЕСПЧ или иных международных учреждений.

Виктор Катан: Решения ЕСПЧ касаются Российской Федерации, так как они напрямую указывают, что в этой войне наш конституционный режим подвергся атаке Российской Федерации.

Свободная Европа: Вы слышали, они говорят, что благодарны российской армии за то, что она не ушла и сохраняет в регионе стабильность. Таково восприятие жителей села Дороцкая.

Виктор Катан: А знаете, откуда оно идет? 90% из них, как и мы в Молдове, смотрят российские каналы. Дезинформация нас просто подавляет. А идеология, пропаганда Путина даже хуже, чем при Геббельсе, так как они говорят о том, что противоречит человеческой логике. Когда был оккупирован Крым, о «зеленых человечках» Путин сначала говорил: «Я их не знаю. Они могли купить униформу в магазине», а потом бил себя кулаком в грудь, заявляя: «Вот, мы сделали революцию, провели референдум и Крым наш». Это гибридная война, которая ведется и в Молдове. В российской идеологической оккупации находится и правый берег Днестра. Люди этого не понимают. Вы спросили их о федерализации. Никто не понимает, что это такое. Я преподаю конституционное право и изучил Конституцию Российской Федерации. Будучи федеративным государством, они гарантируют территориальную целостность и единство. Никто не имеет права отделяться без голоса всей России. Так же должно быть и у нас. В Чехословакии Гавел провел референдум, и чехи и словаки решили разделиться, чтобы потом снова быть вместе в составе Евросоюза. На всей территории Молдовы следует провести референдум, потому что даже согласно Конституции Российской Федерации правом на суверенитет обладает нация, создавшая это государство. Основной нацией, создавшей Республику Молдова, суверенное и независимое государство, являются молдаване, которые здесь проживают, румыны, поскольку это идентичные понятия. Остальные, меньшинства, имеют право на культурную автономию, на автономию самостоятельного развития.

Свободная Европа: Как власти пытались решать приднестровскую проблему на протяжении 25 лет с момента провозглашения независимости? Почему спустя четверть века после начала вооруженного конфликта на Днестре власти Молдовы остаются бессильны перед лицом этой реальности?

Виктор Катан: Думаю, главная проблема в том, что с самого начала Мирча Снегур, первый президент Молдовы, был в какой-то степени вынужден подписать соглашение о мирном урегулировании конфликта на Днестре, так как мы зашли в тупик. Многие наши ветераны говорят: «Мы могли бы дойти до Одессы». Но это неправда. Когда 14-я армия вышла из военных частей и напрямую вмешалась в конфликт, не только снабжая сепаратистов оружием, не только обстреливая нас из артиллерии, а напрямую выдвинула танки против конституционных сил Молдовы, вот тогда Мирча Снегур был вынужден подписать договор.

Свободная Европа: Но создалось такое впечатление, что Кишинев шел только на уступки.

Виктор Катан: Уступки, к которым нас вынудила Российская Федерация, так как если бы мы продолжили воевать, российские войска во главе с Александром Лебедем дошли бы до Кишинева. Он сам говорил, что мог бы дойти и дальше.

Свободная Европа: Правда, что через Приднестровье Россия держит на прицеле Балканы?

Виктор Катан: Они мобилизуются, чтобы подчинить эту территорию, чтобы иметь там на всякий случай наблюдателей, вооружение, армию.

Свободная Европа: Вернемся к молдавскому руководству, которое управляло страной на протяжении этих 25 лет.

Виктор Катан: Мирча Снегур сделал все возможное для мирного урегулирования приднестровского конфликта. На том этапе не было таможенных пунктов, не было пограничных постов. Я был сопредседателем Объединенной контрольной комиссии с 92 по 97 год – пять лет, и не позволял ни одному военному формированию размещаться в зоне безопасности. Потом пришел президент Петр Лучинский, который хитростью попытался сделать что-то еще, но подписал соглашение о признании гражданских актов, как позже это сделал и Воронин, чтобы создать единое государство. Эти хитрости нам подбросила российская дипломатия, чтобы мы их подписали и не зашли в тупик. Потом Владимир Воронин пытался развивать отношения с Российской Федерацией и был на верном пути, пока ему не положили на стол меморандум Козака, который должен был подписать Владимир Путин. Но мы все поднялись, Площадь великого национального собрания была полна народу, который понял суть федерализации, которая практически душила наш суверенитет и независимость. Нация, создавшая это государство, оказалась просто в заложниках у сепаратистских группировок.

Свободная Европа: И господин Додон, нынешний президент, наступает на те же грабли.

Виктор Катан: Додон стал практически рупором, марионеткой России. Он пытается дискредитировать тех, кто защищал государство, утверждением типа: «в этом вооруженном конфликте погибли сотни тысяч людей». В этой войне мы потеряли 280 человек вместе с волонтерами Национальной армии. Были жертвы среди гражданского населения, но большинство жертв пострадало от тяжелого артобстрела со стороны российской армии. Посмотрите, где в Бендерах были основные разрушения. Возле комиссариата полиции. Они обстреливали комиссариат, но разрушили даже дом, где я жил. Я десять лет проработал в Бендерах милиционером.

Свободная Европа: Нужно напомнить, что Виктор Гусляков, бывший комиссар полиции Бендер, выстоял перед лицом многих вызовов и чрезвычайных ситуаций.

Виктор Катан: Возле кинотеатра «Дружба», где находились позиции защитников Бендер, все общежития, все дома были разрушены тяжелой артиллерией 14-й армии Российской Федерации. И вот там погибло гражданское население, люди, которые не имели к этому никакого отношения. То есть, Додон и Путин должны признать, что вина за жертвы войны по защите суверенитета и независимости Республики Молдова лежит на их совести. А те из Молдовы, кто пытается вернуть нас вновь к послушанию совершают преступление перед нацией, перед народом. Мы видим, кто реально помогает Республике Молдова. Когда Путин навязал нам эмбарго, Молдова потеряла миллионы евро и долларов, которые мы получали в результате торговых связей. Это следовало решить цивилизованным путем. Но Румыния открыла нам двери, и мы продали нашу продукцию в Румынии. Миллионные гранты со стороны соседнего государства пошли на ремонт детских садов, в инфраструктуру, на водопроводы и канализации. Нам помогает Румыния, Европейский союз и Соединенные Штаты. Возьмем сегодняшние дороги. Посмотрите, как люди живут в Приднестровье, которое полностью поддерживается Россией – в финансовом, военном и политическом плане. Посмотрите, какие там дороги. Посмотрите, как падает их экономика и т.д. А субвенции России в Приднестровье огромны. И как они живут?

Свободная Европа: У кого больше власти: у народа или у политиков, больше возможностей решить приднестровскую проблему?

Виктор Катан: Люди дезориентированы, разочарованы нынешней властью, которая будто бы продвигала европейские идеи. С другой стороны, их сбивает с толку идеология, которая идет к нам с той стороны.

Свободная Европа: Что же делать?

Виктор Катан: Поскольку суверенитет в стране принадлежит народу, мы должны поставить наше руководство на место, избрать тех руководителей, которые этого достойны, которые придут к власти не путем обмана и фальсификаций, чтобы решать свои проблемы, но, чтобы решать стратегические проблемы страны. Этих людей следует убрать. На их место должны прийти люди с душой, их должен избрать весь народ, который должен исполнить миссию, вытекающую из его конституционных полномочий.

Свободная Европа: Если бы вы были главой государства, вы встречались бы с Красносельским, с Владимиром Путиным, и все равно обсуждали бы с ними приднестровскую проблему?

Виктор Катан: Всякий диалог на пользу народа целесообразен. После любой войны всегда проводятся консультации между сторонами, участвовавшими в конфликте. Но в нашем случае кому не было понятно, что Красносельский не является человеком, который способен что-то решать? Вопросы нашего суверенитета, независимости нашей страны, нашего дальнейшего курса следует решать на геополитическом уровне. С Красносельским, как это было со Смирновым и Шевчуком, не о чем говорить, поскольку они являются марионетками Российской Федерации. И если во время президентской кампании еще что-то говорили о возможном примирении с Молдовой, то теперь и это исключено.

Свободная Европа: А если Москве выгодно сохранять эту ситуацию в Молдове, кто может этому воспротивиться, и как?

Виктор Катан: Только внешние силы.

Свободная Европа: То есть, Молдова одна бессильна что-то сделать?

Виктор Катан: У Молдовы нет никаких возможностей для того, чтобы самостоятельно решить приднестровский конфликт. А призыв Москвы: «Вы там договоритесь…» является ошибкой.

Свободная Европа: Вы — это Тирасполь и Кишинев?

Виктор Катан: Да. Россия никогда не позволит нам примириться, стать единым государством, чтобы избежать опасности разжигания новой войны. Они этого не хотят, не желают. Они хотят, чтобы этот клочок земли был стратегической зоной Российской Федерации на границе с Европейским союзом и с НАТО. В этом случае мы превращаемся в передовую линию либо гибридной, либо, Боже упасти, ядерной войны. И только ассоциация с Европейским союзом, наши партнерские отношения с НАТО дали бы возможность, чтобы страны мира повлияли на Российскую Федерацию отказаться от своей империалистической политики по захвату суверенных и независимых государств. Пусть нас оставят в покое. И тогда, как только Российская Федерация выведет отсюда свою армию, народ на той стороне выступит за сотрудничество, за объединение государства, за развитие экономики, за совместную борьбу с коррупцией и т.д. Без вмешательства международного сообщества у нас нет шансов на окончательное решение этого спора. А в данном случае мы зашли в полный тупик, когда президент государства, гарант суверенитета, независимости, территориальной целостности Молдовы продвигает антинациональную политику, которая приведет к банкротству нашей государственности, и которая подрывает существование нас как нации. С другой стороны, у нас есть нынешняя власть, которая набрала в рот воды и не привлекает правоохранительные органы, для принятия мер в отношении тех, что ведут к потере суверенитета и независимости нашего государства. В Украине приняли закон, который борется с террористическими актами и сепаратизмом. Они принимают все меры для того, чтобы воспрепятствовать распространению идеологии другой стороны. У нас в Молдове нет законов для борьбы с сепаратизмом, нет органов, которые вели бы борьбу с теми, кто пытается втянуть нас в гибридную войну.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG