Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «В администрации президента – почти официальный запрет на встречи с министрами»


Глава государства Игорь Додон, спикер парламента Андриан Канду и премьер Павел Филип заявили, что представляемые ими институты должны общаться и избегать «институциональной блокады», при всем различии взглядов – от внешнего вектора до возврата украденного миллиарда. Заявления прозвучали 21 февраля после трехсторонней встречи, состоявшейся по инициативе главы государства. Политический аналитик Анатолий Голя считает, что «встречу троих» следует рассматривать в контексте выборов.

Анатолий Голя: Эта встреча – проявление ненормальной ситуации, сложившейся в Республике Молдова. Этот эпизод превратили в самое настоящее шоу, какое-то сверхъестественное событие, хотя подобные встречи даже освещать в прессе не следует, это рутина чистой воды.

Председателю парламента и премьер-министру полагается встречаться по три раза на день, возможно, не в трехстороннем формате, а только вдвоем, возможно, с участием отдельных министров или советников президента. Это называется управлять страной. К сожалению, мы оказались в ненормальной ситуации, когда президент, спикер и премьер совершенно не общаются между собой.

Я даже слышал, что в администрации президента действует почти официальный запрет на встречи с министрами, что просто в голове не укладывается. У нас и раньше бывали какие-то конфронтации, противоречия между парламентом, президентом и правительством. В 1999-м, 2000-м гг. сложилась такая напряженная ситуация, когда были внесены изменения в Конституцию вопреки воле президента.

Есть определенные договоренности между президентом де-факто и президентом де-юре

Но я отлично помню, что даже в той ситуации не ставился вопрос о том, чтобы не назначать министра или посла, или провоцировать другие сбои в государстве, независимо от межличностных отношений или отношений между различными институтами власти.

Свободная Европа: На первый взгляд, складывается впечатление, что существуют серьезные разногласия по внешнеполитическим вопросам. Г-н Додон продолжает упорствовать в своем намерении подписать меморандум с Евразийским союзом. С другой стороны, спикер Андриан Канду утверждает, что подобный меморандум не будет иметь юридической силы, а правительство продолжает курс на сближение с Евросоюзом. Разногласия настолько непреодолимы?

Анатолий Голя: На самом деле, основное разногласие, первостепенное, связано с досрочными выборами.

Свободная Европа: Социалисты продолжают настаивать на досрочных выборах, а глава государства, который до недавних пор возглавлял ПСРМ, по-прежнему утверждает, что досрочные выборы – единственно возможное решение…

Анатолий Голя: Именно так. И, соответственно, все действия и поступки продиктованы этой целью. Все остальные разногласия – внешнеполитический вектор, полномочия президента, инициативы по проведению референдума, изменение Конституции, кража миллиарда и отмена этого закона – все они являются следствием основного противоречия. Все это некий пиар, некие элементы предвыборной кампании, которую уже развернули президент Додон и Партия социалистов, прежде всего.

Власть вынуждена вмешаться, что-то предпринять. Соответственно, все эти вопросы, относящиеся к предвыборной кампании, не поднимаются отдельно. Никто даже не говорит о том, что они связаны с предвыборной кампанией и обсуждаются в пакете. По сути, этот пинг-понг вызван разными взглядами на досрочные выборы.

Кульминационный пункт в мандате Додона наступит, когда он попытается перешагнуть через красные линии, и последует реакция Плахотнюка

Существенный и показательный момент, который следует особо отметить на «встрече троих», связан с заявлением президента о том, что если не пересмотреть его полномочия и не дать ему право роспуска парламента, то возможен более радикальный вариант – переход к президентской республике.

Свободная Европа: Да, глава государства хочет дополнительных полномочий. И, по всем признакам, именно эту цель и преследует г-н президент – переход к президентской форме правления...

Анатолий Голя: Впервые это заявление прозвучало почти как ультиматум: если вы не согласитесь на более умеренный вариант, последует радикальное решение. Это заявление должно стать предостережением для политического класса, аналитиков и общества. Мы куда идем: к диктатуре и самодержавию? Если президент Снегур, президент Лучинский требовали дополнительных полномочий ближе к выборам, говорили о возможной президентской республике под занавес своего мандата, то президент Додон перешел к этой риторике в первые же 50 дней мандата, что крайне тревожно. Что последует? Что будет дальше?

Президент, предвыборная кампания которого еще три месяца назад была в самом разгаре, не знал, какие полномочия есть у главы государства? Не знал, за что он выступает? Не знал, что президент, по сути, не является решающим фактором власти? Все он прекрасно знал! И сейчас, когда дело дошло до столь радикальной риторики, общество должно хорошо подумать о том, что будет дальше.

Ненормально, когда глава государства поздравляет лидера сепаратистов. Даже если он с ним поддерживает контакт

Делегирование президенту права роспуска парламента вызывает серьезные сомнения. В каких случаях? По собственному усмотрению? Никакого проекта закона на этот счет нет, а мы должны его увидеть, посмотреть, в каких случаях президент хочет распускать парламент. Когда ему это в голову взбредет? Ежегодно? Или как?

Свободная Европа: Эти заявления г-н Додон делает по собственной инициативе – или все же прислушивается к аналитикам, которые считают, что глава государства и координатор правящей коалиции Владимир Плахотнюк действуют согласованно?

Анатолий Голя: По моему мнению, есть определенные договоренности между, как у нас говорят, президентом де-факто и президентом де-юре, который управляет страной. Определенные договоренности есть. Но не думаю, что они действуют согласованно.

Во-вторых, налицо некоторые отклонения, некий отход от принципиальных договоренностей, достигнутых изначально. И несомненно, существуют определенные красные линии, через которые эти двое не могут переступить. Кульминационный пункт в мандате Додона наступит тогда, когда он попытается перешагнуть через эти красные линии, и когда последует реакция Владимира Плахотнюка. Тогда, я думаю, произойдут важные события в молдавской политике. Пока же мы наблюдаем этот пинг-понг заявлений, некую разминку перед предвыборной кампанией.

Как только г-н Шова стал советником президента, Игорь Додон перестал говорить о федерализации

Свободная Европа: Складывается впечатление, что единственный момент, по которому удалось как-то договориться – это приднестровский вопрос. Неужели возможен консенсус в проблеме сближения двух берегов Днестра?

Анатолий Голя: Не думаю, что трем ветвям власти в государстве удастся достичь единой позиции в приднестровском вопросе, по той простой причине, что Игорь Додон никогда не отказывался от идеи решения приднестровского конфликта путем федерализации, читай – приднестровизации Республики Молдова.

Свободная Европа: Говорят, он больше не упоминает о федерализации страны…

Анатолий Голя: Это правда, он не говорит о федерализации. Но я думаю, подозреваю и даже хочу верить, что заслуга в этом – бывшего министра по реинтеграции, нынешнего советника президента по приднестровской проблематике Василия Шовы. Именно на период г-на Шовы пришелся меморандум Козака, г-ну Шове известны все риски, которые существовали тогда. И все мы заметили, что как только г-н Шова стал советником президента, Игорь Додон перестал говорить о федерализации.

Но, в то же время, не было ни одного заявления о том, что он публично отказывается от проекта федерализации в пользу территориальной интеграции Республики Молдова. Более того, президент Игорь Додон открыто поздравил, а затем публично похвастался тем, что поздравил Вадима Красносельского с избранием «президентом» Приднестровья.

Ненормально, когда глава государства поздравляет лидера сепаратистов. Даже если он с ним поддерживает контакт, даже если ситуация сложилась такая, какая она есть, но он не вправе игнорировать Конституцию Республики Молдова, поздравляя лидера-сепаратиста, который неизменно выступает за независимость Приднестровья.

Свободная Европа: Подобное заявление г-н Красносельский сделал вскоре после памятной встречи с президентом Игорем Додоном. И дал понять, что не отказывается от идеи признания сепаратистского региона.

Анатолий Голя: И Тирасполь неизменно заявляет, что переговоры в формате «5+2» не имеют целью и не могут привести к определению особого статуса для Приднестровья в составе Республики Молдова. На этих переговорах приднестровские лидеры преследуют совершенно иную цель – добиться признания, решить свои проблемы.

Игорь Додон хочет показать, что он сильный президент, с характером, что он очень жесткий, некий царек, который нравится народу

И так получается, что Республика Молдова всегда помогает укреплению сепаратистского режима. Увы, такова на данный момент реальность. Остается посмотреть на эту единую точку зрения Кишинева по приднестровской проблематике – и на то, как будут развиваться события в дальнейшем.

Свободная Европа: Президент, спикер и премьер не пришли к согласию по ряду важнейших вопросов, включая открытие бюро по связям НАТО в Кишиневе. Игорь Додон не перестает заявлять, что если бюро откроют, то его очень скоро закроют. Какую цель он преследует?

Анатолий Голя: Это не более чем политический пиар с оглядкой на предстоящие парламентские выборы – для укрепления собственного электората, прежде всего.

Свободная Европа: Премьер-министр предложил на утверждение президенту девять кандидатур послов. Г-н Додон аккредитует их, как вы считаете?

Анатолий Голя: Я думаю, президент не станет этого делать, пока не будет удовлетворено его самолюбие по ряду моментов, в частности, в отношении отзыва посла Молдовы в Румынии. В этой кампании по выборам в парламент, которая уже началась, Игорь Додон хочет показать, что он сильный президент, с характером, что он очень жесткий, некий царек, который нравится народу, большинству населения Республики Молдова.

Обещал он не назначать послов, пока не будет отозван посол из Бухареста, – и, думаю, он сдержит слово.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG