Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: «Украина – капризная невеста, нам приходится дорого платить за ее благосклонность»


Президент Украины Петр Порошенко призвал ввести новые санкции против России в ответ на ее решение признать паспорта и другие документы, выданные непризнанными «Донецкой и Луганской народными республиками». Представитель Кремля заявил, что этот шаг продиктован «гуманитарными соображениями» с целью поддержать жителей Донецкой и Луганской областей, которым Киев отказал в выдаче документов. В свою очередь, президент Украины заявил, что признание паспортов, выданных мятежниками, противоречит минским соглашениям, подписанным два года назад. Соответствующий указ российского президента навлек на себя критику и посольств США в Украине, Германии и Франции. Может ли решение президента Путина распространиться и на Приднестровье?

Свободная Европа: Владимир Путин дал зеленый свет документам, удостоверяющим личность жителей сепаратистских регионов Украины. Что хочет сказать российский президент этим указом?

Ион Ляху: Это демонстративный жест с целью доказать, что позиция Кремля неизменна, независимо от внешней конъюнктуры. Возможно, внешняя конъюнктура до конца и не ясна, но отчетливо все заметили: любовного танго с Америкой с первого же дня не получится, и, возможно, будут другие отношения. И в этой ситуации Путин нашел такой способ продемонстрировать независимость и суверенитет государства.

После Крыма Россия подготовила себе еще один плацдарм на территории Украины

Свободная Европа: Может это решение отразиться на Приднестровье?

Ион Ляху: Оно обязательно отразится. Когда именно – мне трудно сказать. Для нас в данном случае гидом в некотором роде может послужить ситуации в Грузии. Жители Южной Осетии и Абхазии получили признание со стороны России после войны 2008 года. В Украине, в принципе, война уже идет. Ситуация повторяется: война, признание документов, может последовать и признание государственных образований.

Некоторые наблюдатели считают, что де-факто уже состоялось признание этих так называемых республик. Следовательно, после Крыма Россия подготовила себе еще один плацдарм на территории Украины в целях реализации других идей, интересов и планов. В эти планы входит и Республика Молдова со своим приднестровским регионом. Потому что Госдума решила предложить президенту признать Приднестровье в качестве государства. Правительство уклонилось от этого.

Я не исключаю, что за этим кроется нечто большее, в том числе, и те шесть миллиардов долларов (долг за российский природный газ – прим. ред.), которые в этом случае Москва сможет повесить на нас.

Свободная Европа: В приднестровском вопросе сейчас прогресс или регресс?

Ион Ляху: Можно сказать – регресс в плане нашей мечты, надежды Кишинева на объединение Молдовы с территориальной точки зрения. В этом смысле, по моему мнению, туман сгущается, и собираются тучи. Тирасполь же видит определенные перспективы, при всех проблемах, с которыми регион столкнулся в последние годы. Перспективы связаны как с Москвой, так и с Кишиневом.

Москва их подбадривает и поощряет, а Кишинев обеспечивает экономический аспект, свободную и беспошлинную торговлю с Евросоюзом, экспорт в Молдову, Румынию и т.д., доступ к медицинскому обслуживанию, образованию и многое другое.

Свободная Европа: В интервью Свободной Европе западный аналитик Владимир Сокор отметил, что не так давно на Кишинев сильное давление пытались оказать Германия и США. Вы допускаете, что такое давление было?

Ион Ляху: Да, разумеется, Россия представляет очень большую угрозу.

Свободная Европа: Угрозу для Запада?

Ион Ляху: Для Запада, для цивилизованного мира в целом. Что бы ни говорили, как бы ни анализировали ситуацию военные эксперты, но присутствие тысяч ракет с десятками тысяч ядерных боеголовок, которые в мгновенье ока способны разлететься в разные стороны, неважно, достигнут они американской столицы или нет, взорвутся над Испанией или еще где-нибудь, – в любом случае миру не спастись от неотвратимых роковых последствий ядерного взрыва. Это мощнейший фактор.

Свободная Европа: Почему Вашингтон и Берлин не пытаются говорить с Москвой, а давят на Кишинев?

Ион Ляху: Думаю, они пытаются говорить с Москвой. В отношениях с Россией были и прорывы, и откаты. Москва большие надежды возлагала на то, что избрание Трампа изменит отношение к России, и позволит стране вернуться в большую восьмерку, которая решает сегодня судьбы мира. Но одно дело говорить с партнером, который прислушивается к любому слову и жесту, и совсем другое дело – говорить с Москвой.

Свободная Европа: Г-н Сокор сказал также, что Кишинев не уступил давлению, и даже похвалил главного переговорщика, вице-премьера по реинтеграции Георге Бэлана за проявленную твердость.

Ион Ляху: Он действительно показал себя серьезным и последовательным переговорщиком, патриотом и т.д. Но проблема в том, что это было не то давление, которому трудно противостоять. Ведь нам не пригрозили приостановить финансирование, закрыть отдельные проекты и т.д. Вопрос обсуждался на уровне отношений между чиновниками, то есть, это было политическое давление.

Есть целый ряд факторов, указывающих на то, что Кишинев поддерживает этот режим, – нередко сам того не понимая

Свободная Европа: И какие уступки должен был сделать Кишинев?

Ион Ляху: И Москва, и Берлин, и Вашингтон ждали отдельных подвижек в формате «5+2» в сторону решения ряда проблем, мелких, но конкретных, в которых, якобы, давно нуждается население обоих берегов Днестра.

Свободная Европа: Каких именно проблем? Признание дипломов, признание номерных знаков приднестровских автомобилей, закрытие уголовные дел?

Ион Ляху: Уголовные дела, автомобильный транспорт, железнодорожный транспорт, экологические проблемы…

Свободная Европа: И если бы Кишинев уступил, чем бы это обернулось?

Ион Ляху: Уступить в серьезных вещах (а переговоры по приднестровскому урегулированию – вещь очень серьезная) – это значит сжечь за собой мосты, закрыть возможность вернуться в дальнейшем к каким-то важным проблемам, связанным с реинтеграцией государства.

Но если проанализировать по очереди каждую из этих семи проблем, ни одна из них – за исключением, разве что, экологической – не способствует укреплению, объединению Республики Молдова. Напротив, они консолидируют суверенитет, отдаление приднестровского региона. И как можем мы сами, собственной рукой еще дальше отдалять эту территорию?

Свободная Европа: Республика Молдова в некотором роде поддерживает тираспольский режим, если иметь в виду импорт электроэнергии?

Ион Ляху: Да, однозначно. Есть целый ряд факторов, указывающих на то, что Кишинев поддерживает этот режим, – нередко сам того не понимая. Взять хотя бы тот факт, что мы обеспечиваем им доступ к медицинскому обслуживанию, за которое платят правобережные налогоплательщики, и никто другой.

Свободная Европа: 70 тыс. жителей левобережья Днестра приобрели полисы обязательного медицинского страхования…

Ион Ляху: Я не слышал официальных заявлений на этот счет.

Свободная Европа: Поговорим об энергетической проблеме.

Ион Ляху: Это одна из многих серьезных проблем. Но самое главное – здесь и не вырисовывается соответствующее отношение. Иными словами, хотя бы поставить вопрос: заключаем или нет контракт с Молдавской (Кучурганской) ГРЭС?

Свободная Европа: А откуда тогда будет закупать Кишинев электроэнергию?

Ион Ляху: Украина готова полностью удовлетворить наши потребности в электроэнергии. Взаимоподключение сетей – другой вариант.

Свободная Европа: Иными словами, следует отказаться от услуг Молдавской ГРЭС?

Ион Ляху: Да. Почему бы и нет? Молдавская ГРЭС умирала, из 12 блоков, построенных там в 1992-1993 гг., с большим трудом работал лишь один.

Свободная Европа: А сейчас?

Ион Ляху: Сейчас работают четыре, еще два блока в ремонте. Иными словами, ГРЭС функционирует на половину мощности. В принципе, исходя из потребностей Молдовы и Приднестровья, при работающих шести блоках станция способна даже экспортировать электроэнергию.

Свободная Европа: Экспортировала же в Румынию.

Ион Ляху: Да, это так.

Свободная Европа: И вы советуете Кишиневу не подписывать контракт?

Ион Ляху: Отказываться, быть может, и не стоит, но почему бы не обсудить условия, если речь идет о переговорах?

Свободная Европа: И эти переговоры чем должны завершиться?

Ион Ляху: Исключением всех привилегий, которые дает региону контракт на поставку электроэнергии.

Свободная Европа: Во сколько обходится Кишиневу импорт электроэнергии?

Ион Ляху: В 120 млн евро. Эти деньги практически полностью идут в бюджет Приднестровья. Они это официально признают: если бы не поступления от продажи электроэнергии, полное банкротство им было бы обеспечено, пенсии, зарплаты и другие социальные платежи осуществляются благодаря исключительно этим деньгам.

Свободная Европа: Вы сказали, что Кишинев должен вести переговоры и добиваться чего-то другого.

Ион Ляху: Именно так.

Свободная Европа: Другое – это что?

Ион Ляху: Прежде всего, готовности отказаться от химеры этого суверенного государства на левом берегу Днестра, готовности признать, что в соответствии с соглашением от 21 июля 1992 года, они являются составной частью Республики Молдова. И дальнейшие отношения строить именно с частью территории Молдовы.

Австрия поняла, что когда как минимум три участника – Россия, Приднестровье и Молдова – не выходят с согласованным проектом, бессмысленно созывать формат

Свободная Европа: Другая уязвимая точка – газовые долги. Лично вам ясно, чем все может закончиться?

Ион Ляху: Я не понимаю главного: если гражданин в течение шести месяцев не платит за газ, его стопроцентно отключат. Они же 27 лет ни копейки не платят «Газпрому», тратят деньги по собственному усмотрению, а «Газпром» готов повесить этот долг нам на шею?!

Свободная Европа: Но что делать Кишиневу в этом случае?

Ион Ляху: Кишинев давно должен был оспорить в суде действия «Газпрома», который, с одной стороны, устраивает поблажки сепаратистскому региону, а с другой, – пытается переложить на Молдову ответственность за сложившуюся ситуацию.

Свободная Европа: Официальный Кишинев говорит, что долги между «Молдовагаз» и приднестровским предприятием «Тираспольтрансгаз» разграничены...

Ион Ляху: К сожалению, я не владею информацией по статусу ни «Молдовагаз», ни «Тираспольтрангаз», и не могу сказать, так ли это на самом деле. Если это так, на каком основании московские эмиссары каждый раз шантажируют нас: «Если вы считаете Приднестровье вашим, значит, вы должны взять на себя ответственность и оплатить его долги за израсходованный газ».

Свободная Европа: Сейчас Кишинев и Киев сотрудничают более интенсивно. Могут ли эти два государства приложить еще больше усилий в направлении приднестровского урегулирования?

Ион Ляху: Я призываю быть предельно осмотрительными, когда мы говорим об отношениях с Киевом. Украина – как та капризная невеста, которая придерживается о себе незаслуженно высокого мнения. Но деваться некуда, это наш единственный сосед на востоке. И, кроме того, на данный момент – возможно, в силу сложившихся обстоятельств, – это наш союзник, и довольно влиятельный.

Если бы Украина вела такую политику по отношению к нам с момента инаугурации Петра Порошенко и ранее, вероятно, сегодня ситуация для нас была бы более благоприятной. Но нам приходится дорого платить за благосклонность Украины. Речь не только о тех шести ГЭС, которые она намеревается построить на Днестре, несмотря на то, что в этом случае мы просто останемся без воды. Что значит для нас Днестр – это ясно. И я не уверен, что Украина отказалась от этого плана.

Свободная Европа: Министр окружающей среды Валериу Мунтяну говорил, что Киев не отступился...

Ион Ляху: …Так что этот момент присутствует. Второе: Украина – естественно, не вся, но группа экономических агентов, группа чиновников, часть населения западной Украины – очень даже нагрели руки на приднестровском режиме. И когда все эти возможности перекрыли, представьте себе, как они к нам стали относиться.

И, конечно, они прямо или косвенно влияют на Одесскую администрацию, на официальный Киев, – и не всегда безрезультатно. Поэтому я желаю нашим дипломатам больше гибкости и мастерства в работе с Украиной.

Свободная Европа: С лета прошлого года не было переговоров в формате «5+2». Что происходит?

Ион Ляху: Лично я не вижу смысла в этом формате. Прежде всего, тот факт, что Приднестровье признано равноправным партнером, пусть и лишь за столом переговоров, противоречит соглашению 1992 года, в котором регион фигурирует как составная часть Республики Молдова.

Мне кажется, что г-н Додон не выступает за урегулирование приднестровской проблемы в интересах Молдовы. Он, по моему мнению, претворяет в жизнь план Москвы

И, во-вторых, это идет вразрез с международным правом, согласно которому, это незаконное образование не может участвовать в международных переговорах. Представьте себе на минуту, что нам удается достичь какого-то результата…

Свободная Европа: Но это признанный формат.

Ион Ляху: Дело в том, что нередко у нас решения принимаются на волюнтаристском уровне: «Да, мы признаем этот формат, давайте работать». Но когда дело дойдет до подписания каких-то документов, любой юрист скажет: «Люди добрые, не может сторона, которая не является субъектом международного права, подписывать заключительный документ». И что будут делать те, кто признал формат? Придется отказываться – или просить Россию поставить подпись вместо Приднестровья. Не подпишет Россия.

И третье: мне совершенно ясно, что в рамках формата – и вы видите, Австрия уловила ситуацию…

Свободная Европа: Австрия исполняет мандат председателя ОБСЕ по ротации.

Ион Ляху: Да. Австрия поняла, что в условиях, когда как минимум три участника – Россия, Приднестровье и Молдова – не выходят с согласованным проектом, бессмысленно созывать формат. Это только деньги на ветер, пустые расходы на размещение и питание участников.

Свободная Европа: Складывается впечатление, что все три ветви власти в государстве – я имею в виду администрацию президента, парламент и правительство – пришли к общему знаменателю в приднестровском вопросе. Это укрепляет государственность Республики Молдова?

Ион Ляху: Если предположить, что ваше уклончивое «складывается впечатление» соответствует действительности – то да, естественно, это укрепляет позиции.

Свободная Европа: А как вы считаете – общий знаменатель уже найден?

Ион Ляху: Это исключено, по моему мнению.

Свободная Европа: Но почему? Г-н Додон занимает иную позицию, отличную от той, что разделяют премьер Филип и спикер Канду?

Ион Ляху: Мне кажется, что г-н Додон не выступает за урегулирование приднестровской проблемы в интересах Республики Молдова. Он, по моему мнению, претворяет в жизнь план Москвы. И даже если сегодня происходят какие-то события, которые идут, как можно считать, не совсем в ущерб интересов Молдовы, я бы не стал торопиться с оценками.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG