Linkuri accesibilitate

В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями села Олэнешть, с Лилией Цику и Валерием Паша.

Молдавское общество могло бы использовать текущую ситуацию для укрепления государственных институтов и продвижения настоящих реформ, а полемику вокруг ориентации на Восток или на Запад можно отложить на потом. Согласно недавнему опросу, проведенному Центром социологических маркетинговых исследований CBS-AXA, 74% молдаван не довольны экономическим положением как своей семьи, так и страны в целом. На вопрос: «Кто виноват в сложной ситуации, в которой оказалась Молдова», чуть меньше половины респондентов винят «олигархические группы». Почти столько участников опроса считают, что ответственность несут предыдущие правительства, и есть еще те, кто винит во всем нынешнюю власть.

В селе Олэнешть района Штефан-Водэ, вблизи молдавско-украинской границы, местные жители пытаются найти ответ на вопрос: куда же все-таки движется Молдова?

– Собралась шайка бандитов, лгунов, которые обманывают нас, обворовывают, мы разочарованы. Люди спиваются, деградируют, деморализованы. А против безнравственности, пьянства, воровства и наркотиков нет никаких законов. Все эти проблемы следует решать в первую очередь.

Свободная Европа: Как вернуть утраченное доверие к политическому классу?

– Они его уже не вернут.

– Когда мы их выбираем, они многое обещают. Я сама своими ушами слышала по телевизору, как Додон говорил: «Когда я приду к власти, пенсия стариков увеличится вдвое». С тех пор как он занял свой пост, он ни слова не сказал про стариков.

Свободная Европа: А что господин Додон сделал до сих пор?

– Не знаю.

– Он говорил: «Объединение с правыми и с левыми», а в итоге, как вижу, его тянет только в одну сторону: к России.

Свободная Европа: Куда движется Молдова, какое будущее ждет эту страну?

– Что мы можем сказать? Ничего хорошего мы не видим. Мы ждем чего-то хорошего, но его, кажется, нет.

Свободная Европа: А это хорошее молдаване откуда-то ждут, или могут добиться его сами?

– Молдаване сами, люди и парламент, должны его добиваться. Все делается с большим трудом.

– Руководители, сидящие наверху, очень мало опускают глаза вниз, чтобы видеть, как мы здесь карабкаемся, барахтаемся и вообще катимся все ниже. Очень жалко, что много умных, хороших кадров, умов нас покидают только потому, что не могут здесь реализовать себя. Есть очень перспективные люди, и свои идеи они внедряют за рубежом, а мы остаемся несолоно хлебавши. Будет хорошо, если наши боссы опустят взор на нас. Поверьте, родные, с нами легче идти, чем самому тратить миллионы, а потом сидеть в тюрьме.

– У них роскошные машины, они ходят в рестораны, едят черную и красную икру. Они-то уже больше к нам не повернутся, а мы таскаем на рынок сумки с картофелем туда и обратно, потому что его не покупают даже по два лея.

– Что хорошего дали нам те, кто приходят на эти посты? Я уже на пенсии. Они говорят, что будет лучше, но все плохо. Как было, так и есть.

Свободная Европа: При каких условиях добро побеждает зло?

– Когда люди будут честными, когда будут друг другу доверять, когда будут друг друга любить. Любовь между людьми и единство.

Свободная Европа: А сейчас больше зависти и ненависти?

– Да.

– Злоба.

Свободная Европа: При каких условиях добро может победить зло?

– Если все постараются, все будет хорошо.

– Все дорого, а денег нет. Я на пенсии.

Свободная Европа: Какую пенсию вы получаете?

– 1500 леев.

Свободная Европа: И как вы живете на 1500 леев?

– Пока можем работать, мы работаем. А если не сможем, тогда посмотрим.

– Вначале я получал пенсию 300 леев, когда они выяснили, что стаж работы — 41 год, мне добавили еще 350.

– Мой стаж — 53 года и я получаю 1504 лея.

Свободная Европа: Что вам удается сделать на эти деньги в месяц?

– У меня есть машина, я езжу на рынок и кормлю себя понемногу. Если бы не было рынка, мы бы совсем померли. В парламенте сидят одни бандиты. Там их не должны быть. И мы не хотим объединяться с румынами. Мы хотим, чтобы снова было как в СССР, чтобы мы объединились и жили вместе.

Свободная Европа: Вы считаете, что власти страны думают об этом или они живут другими проблемами?

– Мне кажется, они об этом не задумываются. У них другие дела. Потому что эгоизм и алчность у них врожденное. Некоторые меняются, но большинство во власти не меняются. Не думаю, что добро победит. Просто не верю, учитывая реальность.

Свободная Европа: Можно ли избавиться от коррупции и коррупционеров?

– Те, кто кричит «Долой коррупцию!» — сами коррумпированы. Поэтому, не знаю, если в таких условиях можно победить коррупцию. Не думаю.

Свободная Европа: А при каких условиях можно преодолеть бедность?

– Все зависит от воспитания каждого в отдельности и, опять же, от руководства. Потому что пусть простые люди, скажем, и не крадут, но, если представится случай, они, думаю, в стороне стоять не будут. Поэтому, опять же, все зависит от домашнего воспитания. Дай человеку деньги, и увидишь, кто он на самом деле.

Свободная Европа: Что сильнее бросается в глаза: материальная или духовная бедность?

– Духовная бедность заметнее. Материальная тоже, но если вспомнить, что раньше дети по очереди ходили в школу, так как была всего пара сапог… Люди тогда были более воспитанными.

Свободная Европа: Кто несет ответственность за отсутствие воспитания – родители, школа или государство?

– Думаю, в первую очередь, родители, но и общество. Родители тебя воспитывают, но, если ты попадаешь в коррумпированное общество, не исключено, что станешь таким же.

Свободная Европа: Насколько ответственны граждане, когда выбирают депутатов парламента или местных советников? Какова цена их голоса?

– Думаю, известно заранее, кто победит. Те, кто наверху, делают так, чтобы победил нужный человек. А то, что люди ходят на выборы, только формальность.

Свободная Европа: Если бы вы оказались там, во главе Молдовы, что бы вы поменяли, и с чего бы начали?

– Я начала бы с воспитания в школе, в семье, всюду.

Свободная Европа: Молдова сможет избавиться от коррумпированных политиков, стоящих во главе страны?

– Думаю, шансов очень мало.

Свободная Европа: А есть люди, которых можно считать образцом для общества? Кто эти люди?

– Если бы был человек, который бы искренне любил ближнего, помогал ему, когда может, был бы добр, отзывчив, тогда — да. Но не думаю, что есть такие люди. А если и есть, то наверх они не поднимутся. Не поднимутся.

Свободная Европа: Почему вы не продвигаете их?

– Потому что Господь сказал, что людей изменить невозможно. Большинство людей уже не изменятся. Поэтому Он сам наведет порядок среди хороших и плохих людей. Я так считаю.

– Еще не родился тот, у кого бы сердце болело за молдавский народ.

Свободная Европа: Вы играете здесь в шашки. О чем вы чаще говорите?

Олэнешть, Молдова
Олэнешть, Молдова

– Мы страна очень маленькая и не идем по верному пути.

Свободная Европа: А какой путь верный?

– Путь в Европейский союз. Многие люди привыкли к России, а потому и хотят в Россию. А мы хотим в Европейский союз.

Свободная Европа: Какова разница между сближением Молдовы с Россией и с ЕС?

– Россия — одна из самых агрессивных стран мира, и она нас захватывает.

Свободная Европа: Сколько километров от Олэнешть до Украины?

– Ровно 21 км. Но сейчас мост закрыт и в объезд около 35 км.

Свободная Европа: Вас интересует, почему испортились отношения между Украиной и Российской Федерацией?

– Мы очень переживаем. Крым оккупирован. И Донбасс.

– Они начнут войну по всему миру. Если им хватило ума начать войну с Украиной, где живут те же славяне, и обвели их вокруг пальца, то здесь нам деваться некуда.

Свободная Европа: Граждане Молдовы тоже разделены. Одни смотрят в сторону России, другие — в сторону Европы. Что означает это разделение молдавского общества, когда одни хотят на Восток, а другие – на Запад?

– Пожилые люди привыкли ходить на выборы, а молодежь – нет. Но все зависит от них.

– Они считают, что Россия им все даст.

– Она ничего им не давала и никогда не даст.

Свободная Европа: Кто?

– Россия — всем этим странам. Грузию обвела вокруг пальца, и Украину с Молдовой тоже. Если они захотят, то разделят их на пять-семь стан.

Свободная Европа: Будет ли решена приднестровская проблема?

– Никогда.

Свободная Европа: Как бы вы хотели, чтобы объединились оба берега Днестра?

– Мирным путем. Но дело в том, что Россия этого не позволит. У нее огромное влияние, это их военная база.

– Там их интересы.

Свободная Европа: Президент Игорь Додон пообещал вмешаться, найти решение.

– Как он может это сделать, не обладая влиянием? Он рассчитывает на то, что Путин его поддержит и направит сюда танки.

– А я за Европейский союз. Мы маленькая страна и мы должны быть все-таки с Евросоюзом.

– Лучшего будущего не видно.

– Чтобы раздавить нас в лепешку, отнять наше добро. Все отнимают и отнимают, и никто ни за что не отвечает. Я спрашиваю себя: неужели им не хватает?! Им лишь бы обманывать нас, отнимать у нас. И они даже не думают о несчастных людях, о женщинах и голодных детях.

Свободная Европа: Но вы уже не раз ходили на выборы.

– Да, голосовал за каждую «овцу».

Свободная Европа: Вы голосовали за господина Додона?

– Ни в коем случае.

Свободная Европа: Какой совет вы могли бы ему дать?

– Я бы не хотел видеть его в стране. Пусть едет в Россию.

Свободная Европа: Какой совет вы дали бы господину Додону?

– Мы, например, должны сохранять экономические связи с Россией. Но честь не продается! Они должны нас хоть немного уважать. А с Евросоюзом мы не должны портить отношений. Мы должны их только укреплять, чтобы мы шли туда, а они сюда.

*

Уроженка села Рэдений Векь Унгенского района Лилия Цику уже много лет живет в Греции, работает она в кондитерской. Каждый раз, когда она приезжает домой, ее все больше удручает ситуация в Молдове и действия молдавских политиков.

Лилия Цику: Мы живем в демократической стране, но все мы — глухонемые, мы не слышим друг друга. Социалисты не слышат либералов, либералы — демократов и так далее. Что касается прихода к власти президента левого толка: он, наверное, левый только де-юре, потому что де-факто он форменный, обеспеченный капиталист. После выборов я думала, что большинство, которое его выбрало, присмотрели для себя осла, а не «Мерседес», сделали выбор в пользу отдыха в Киргизии и Узбекистане, а не в Риме или Барселоне… Молдаване живут пережитками прошлого, страхом перед Россией, зависимостью от нее. Поколение, рожденное в 80-е годы, которое сейчас появляется на политической сцене — гибридное, не жившее в коммунистическую эпоху. Они лишь мечтают. Все это, наверное, в наших генах.

Свободная Европа: Как простым людям сориентироваться, чтобы ответить на вопрос, куда двигаться Молдове: на Восток или на Запад, если политики приходят и выпрашивают их голоса в личных или партийных, а не в национальных интересах?

Лилия Цику: Возможно, в команде наших политиков есть хорошие психологи. Они знают, где у человека болит, и давят туда: «Ага, не вышло с Евросоюзом…» Они не говорили о том, какие реформы и какие блага Евросоюз дал Молдове, а напирают на то, что когда-то было хорошо, что мы все были дома, 20 лет жили в общежитии, а потом получали квартиру. И, как я уже сказала, в нас есть этот прирожденный страх перед Россией, стремление держаться русских любой ценой.

Свободная Европа: Почему избиратели все еще верят обещаниям политиков, которые их не сдерживают. Почему они не спрашивают их о делах?

Лилия Цику: Потому что многие политики правого толка себя скомпрометировали. Все эти годы, к примеру, я, как гражданка Республики Молдова, верила в Народный фронт, потом верила Матею, потом Урекяну, потом Гимпу, и в итоге, кому мне теперь верить? Даже имея доступ к интернету, я не знаю, кому еще верить, и больше не хочу верить, потому что я сыта этим по горло. Когда я произношу слово «дом», то ассоциирую его с «мамой». Когда говорю «государство», то ассоциирую его со словом «отец». Когда говорю «родина», у меня нет ассоциаций. Потому что для меня родина – это то, что связано в основном с бюрократией, с таможенными чиновниками и пограничниками. Вот так. Для меня сейчас эти три момента, которые должны быть связаны друг с другом, — дом, страна и родина, рассыпаются.

Свободная Европа: Точно также расколото и общество.

Лилия Цику: На последних выборах ставку сделали на человеческие страхи. Будто гипнотизируя говорят: «В Молдове ничего не изменилось к лучшему…» Но почему? Потому что все, что приходит из Евросоюза, все попадает в их карманы. То есть, какое-то время они будут выдумывать стратегии, устремятся к русским, увидят, что плохо, и снова потянутся к европейцам.

Свободная Европа: Если бы вы были частью огромной армии молдавских граждан, которые зарабатывают на хлеб в Российской Федерации, вы рассуждали бы иначе?

Лилия Цику: Я училась в Москве. Но когда я там училась, Москва была оазисом свободы. Теперь я не знаю, как там обстоят дела, но не думаю, что я была бы частью пропутинского электората. Я вряд ли смогла бы зарабатывать в России. Нет. После того как ты побывал в Варшаве, Нью-Йорке или даже в Тимишоаре, ты уже не хочешь ехать в Москву. Ты понимаешь, что в этом мире есть очень много стран, гораздо лучше и привлекательнее России. Мне вспоминаются слова Андрея Кончаловского: «Я так люблю Россию издалека, но я не дурак там жить».

После того как ты побывал в Варшаве, Нью-Йорке или даже в Тимишоаре, ты уже не захочешь ехать в Москву. Ты понимаешь, что в этом мире есть очень много стран, гораздо лучше и привлекательнее России.

Кстати, так поступает вся российская элита. Все это демагогия и промывание мозгов.

Свободная Европа: Говорят, что Молдова стоит на краю пропасти, что это бедная, коррумпированная страна, жители которой, скорее, предпочитают собирать чемоданы и уезжать, чем оставаться и преодолевать здесь трудности. Вы думаете о будущем этой страны?

Лилия Цику: Мы прекратим свое существование как государство. У меня есть сын, который живет в Молдове, в своей стране, но не знаю, сколько он еще там продержится с маленькой зарплатой, будучи при этом отличным специалистом. Не знаю, долго ли он еще пробудет в Молдове. Возможно, первое поколение мигрантов, таких как я, связаны с родителями, особенно те, кто выросли в селе. А большинство из нас выросли в селе. Они очень привязаны к своему селу, к родителям, к ценностям, нашему фольклору. Но не знаю, сохраняют ли еще какую-то связь с Молдовой наши дети — второе поколение молдавских мигрантов. Хочется думать, что все будет хорошо.

Свободная Европа: Кому будет выгодно исчезновение Молдовы?

Лилия Цику: Никому. Мы будем кусать себе локти, биться головой о стену, но сделать ничего не сможем. Не думаю, что еще что-нибудь можно будет сделать. Например, в селе Валя Маре Унгенского района было инвестировано несколько миллионов евро в завод по переработке фруктов и овощей. Но я открываю унгенскую газету «Unghiul» и вижу, что 70% жителей этого села, которым Евросоюз помог, выделил деньги и создал рабочие места, проголосовали за социалистов. Я не могу этого понять. Возможно, речь идет о том, что веками внушали молдаванам — мол что только русские создавали колхозы. Я рада, что не вся власть в Молдове сконцентрирована в руках президента.

Свободная Европа: Почему за 25 лет не появилось ни одного лидера, которому можно было бы доверять, и который работал бы на благо страны?

Лилия Цику: Об этом я и говорю: как только человек приходит к власти, он меняется. Это действительно так: человека меняют власть, деньги, окружение. Точно как в сказке о голом короле: «Да здравствует король!» Так и у нас. Как только человек приходит к власти, его сразу же окружают «доброжелатели». Они оставляют его ни с чем, обманывают и манипулируют им так, что он думает, что весь в золоте и серебре, а в действительности он голый.

*

Сегодня Молдова оказалась на грани настоящего геополитического разлома. После победы на осенних президентских выборах Игорь Додон заявил, что в качестве главы государства свои первые зарубежные визиты он совершит в Москву, Брюссель и Бухарест. Первые два уже позади. В Россию он съездил в январе, а недавно побывал в офисах Евросоюза и НАТО в Брюсселе. Валерий Паша входил в состав многочисленной группы гражданских активистов, посетивших бельгийскую столицу. Он размышляет о том, должен ли Евросоюз решать проблемы Молдовы, и в какой мере помогать стране.

Валерий Паша: Неверно говорить о том, что Европейский союз должен решать проблемы Молдовы. Евросоюз заинтересован в решении общих проблем, которые затрагивают и страны Европейского союза. Он не заинтересован в том, чтобы Молдова была источником нестабильности и проблем для жителей Европейского Союза. Такова политика Евросоюза: помогать соседним странам в преодолении проблем. Потому что в итоге мы видим, что миграционный кризис, ситуация в Украине, проблемы у соседей, напрямую касаются самого Евросоюза.

Свободная Европа: Может ли ЕС помочь молдавской власти в выполнении домашнего задания?

Валерий Паша: Может, и для этого у него есть инструменты. И речь не только о дипломатическом диалоге, но и о понимании того, что молдавская власть нуждается в постоянной финансовой помощи не только в бюджетной сфере, но и для финансирования тысяч проектов: советников в министерствах, развития инфраструктуры, поддержки гражданского общества. Все это в итоге — деньги, которые поступают в Молдову, необходимые стране и особенно правительству. И Евросоюз решил заставить молдавскую власть работать во благо граждан. Благодаря этим финансовым инструментам ЕС их отчасти вынуждает, загоняет в угол: «Давайте мы заставим вас работать на благо ваших граждан, вашей страны».

Свободная Европа: Могли бы вы доступно рассказать о выгодах и преимуществах сближения Молдовы с Евросоюзом? Особенно после того как страна подписала и начала внедрять Соглашение об ассоциации, и, если учесть заявления главы государства, который в Москве и в Брюсселе говорит, что в результате подписания Соглашения об ассоциации Молдова ничего не выиграла.

Валерий Паша: Это проблемы господина Додона. Так он хочет думать.

Большая часть, к сожалению, немногих, но хороших дел в Молдове реализованы благодаря Европейскому союзу. Не Игорем Додоном и Россией.

Однако реальность совершенно иная. Европейский союз — наш основной рынок сбыта. Туда поставляется более половины всего молдавского экспорта. Европейские страны и бизнесмены — наши главные инвесторы. Они инвестируют как в частный сектор, так и в государственный через инфраструктурные проекты. Дороги, школы, больницы, которые были отремонтированы, построены, обновлены, а также немногие реформы в сфере управления — все это результат прямого участия Европейского союза совместно с правительством Соединенных Штатов Америки. То есть, большая часть, к сожалению, немногих, но хороших дел в Молдове в последнее время, реализованы благодаря Европейскому союзу. Не Игорем Додоном и Российской Федерацией. Напротив, там вводят эмбарго на экспорт, избирательно решают кто может продавать сельхозпродукцию или вино в Россию, а кто нет. То есть, это лишь источник нестабильности. И там десятки тысяч граждан, которые работали десятки лет, а потом их просто выдворили из страны.

Свободная Европа: После заявлений президента Игоря Додона, сделанных в Брюсселе, о том, что сотрудничество между Молдовой и ЕС не приносит никакой выгоды, западные лидеры изменят свою риторику в отношении Молдовы?

Валерий Паша: В Брюсселе прекрасно понимают, что должность президента Республики Молдова, особенно такого как Игорь Додон, формальна. Кроме заявлений он больше ничего сделать не может. Он будто еще не вышел из предвыборной кампании. Он победил на выборах и с помощью всех своих заявлений, он готовится к парламентским выборам. Он ничего не сделает ни сейчас, ни потом, даже обладая парламентским большинством. Я уверен, что он не выполнит большей части того, о чем говорит, потому что в итоге ему придется руководить страной. Когда нужны четкие шаги, не помогут заявления и сказки, которые ты рассказываешь избирателям. Сейчас Европейский союз работает с Молдовой, с теми, кто принимает решения, с парламентом, таким, какой он есть. Другое дело, что представители Еврокомиссии и Европейского парламента глубоко озабочены тем, что стоит за реальной властью в Молдове, тем, кто де-факто руководит парламентским большинством и правительством. Они осознают проблемы и пытаются разработать стратегию, направленную на то, чтобы эта власть не сошла с рельсов. И, может, чтобы постепенно, реализовывать некоторые реформы.

Свободная Европа: Но ведь и Игорь Додон критикует эту власть, и не считает ее европейской. А сами представители власти говорят, что европейский путь Молдовы труден и тернист, так как президент страны — пророссийский.

Валерий Паша: К сожалению, Игорь Додон прав. А власти врут, так как именно Игорь Додон им и не мешает. Проблема не в нем. Источник проблем они должны искать в офисе господина Плахотнюка. Именно там причина торможения любых реальных реформ и регресса.

Свободная Европа: В Брюсселе Игорь Додон призвал пересмотреть Соглашение о свободной торговле в ходе трехсторонних переговоров между Молдовой, Евросоюзом и Россией. Как объяснить это заявление, которое он повторяет все чаще?

Россия пытается заставить Евросоюз учесть свои интересы и принять повестку, которую она навязывает таким странам как Республика Молдова. Речь идет о попытке создания крайне опасного прецедента, в результате чего Восточная Европа может вернуться к ситуации холодной войны...

Валерий Паша: Это чрезвычайно опасный посыл. Не следует забывать, что у него не только собственная предвыборная повестка. Он следует также повестке тех, кто его финансирует и поддерживает в Кремле. И это опасная тенденция. Российская Федерация пытается руками Додона создать крайне сложный прецедент, когда на ситуацию в стране, находящейся между Россией и Евросоюзом, пытается влиять двусторонняя договоренность между ЕС и Россией. Россия пытается заставить Евросоюз учесть свои интересы и принять повестку, которую она навязывает таким странам как Республика Молдова. Следующей будет Украина, Беларусь, может, некоторые страны на восточной окраине Европейского союза или другие страны региона. То есть, речь идет о попытке создания чрезвычайно опасного прецедента, который должен будет вернуть эту зону Восточной Европы к ситуации холодной войны, когда ни одна суверенная страна уже не сможет выбирать свой внешний курс или цивилизационную модель развития без одобрения России. Так Россия пытается навязать свои интересы, и создать себе зону безопасности. Это особенно относится к партнерству во всем, что касается военной, информационной, экономической и иной безопасности. То есть, руками Додона Россия пытается создать новую модель отношений, вернуться к тактике холодной войны и логике великих держав, которые навязывают суверенным государствам скрытые соглашения. Такова логика саммита в Ялте. То же самое Игорь Додон пытается навязать и Брюсселю. На самом деле, это пытаются делать Россия через Игоря Додона. Это откат к ситуации 80-летней давности. Это недопустимо.

Свободная Европа: Какое будущее ожидает Молдову без финансовой помощи и поддержки со стороны Европейского союза, западных партнеров?

Валерий Паша: Во-первых, это приведет к беспрецедентному социальному кризису, последствия которого трудно предвидеть. Ясно только, что ничего хорошего ждать не стоит. Это может привести к различным социальным взрывам, а на фоне активной манипуляции со стороны Российской Федерации это может закончиться чем угодно, даже дестабилизацией ситуации в стране или конфликтом. Мы должны усвоить уроки, полученные Украиной, и попытаться их избежать. К сожалению, при такой безответственной власти, которая шантажирует Запад, внешних партнеров тем, что-либо мы, либо будет Донбасс — очень тяжело. Молдова действительно находится в очень и очень сложном положении. И к этому ее привели безответственные политики.

Свободная Европа: Путь Молдовы в ЕС все еще проходит через Бухарест?

Валерий Паша: Думаю, только через него и проходит.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG