Linkuri accesibilitate

Ион Стурза: «Я бы рекомендовал правительству начать процедуру банкротства „Молдовагаз“»


Наблюдательный совет компании «Молдовагаз» избрал нового председателя правления – Василе Ботнаря, который до этого занимал должность министра информационных технологий и связи Республики Молдова. Его связывают близкие отношения с лидером Демпартии Владом Плахотнюком. Бывший премьер-министр Молдовы – о ситуации в газовом секторе

Свободная Европа: В Кишиневе активно обсуждается назначение в «Молдовагаз» человека, близкого к окружению лидера Демпартии, что в некотором роде развенчивает предположения об оппозиции «Газпрома» и его дочернего предприятия «Молдовагаз» к действующей молдавской власти. По этому случаю вспоминалось, как во времена вашего премьерства упустили синицу, и «Газпром» стал мажоритарным акционером с контрольным пакетом. Вы уже отвечали на этот вопрос, но изложите еще раз суть той транзакции молдавского правительства.

Ион Стурза: На самом деле решение было принято еще в 1997 году, когда я не был в правительстве. Кабмин 1998 года, в котором я был министром экономики, но никак не премьером, поставил последнюю точку в этом вопросе по предложению и рекомендации Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Тогда присутствовало романтическое восприятие, что с передачей пакета акций «Газпрому» будет снят вопрос с энергетическим шантажом, и «Газпром» возьмет на себя ответственность за доходы, за цены, за управление компанией. Я неоднократно признавал, что, с моей точки зрения, это было ошибкой, которую я частично беру на себя, как член правительства и министр экономики. Не так надо было действовать. Возможно, надо было последовать примеру стран Балтии, которые изначально сделали такой же ход, передали «Газпрому» огромные пакеты акций своих национальных газовых предприятий, но впоследствии нашли формулу для того, чтобы вернуть эти компании под свой контроль.

Две трети образовавшегося на сегодня долга – это штрафы и результат некомпетентности и грабежа в «Молдовагаз»

Свободная Европа: Но тогда не было повода не доверять внешним донорам. Это была демократическая Россия Ельцина, никаких признаков будущей империи…

Ион Стурза: Признаков не подавала. Но, знаете, мы слишком верили, что все исходящее от международных финансовых организаций – это истина в последней инстанции. Надо признать, что для нас их поддержка была якорем, надеждой на стабилизацию положения дел. Вы наверняка помните августовский кризис 98-го года, кроме того, долги буквально душили Молдову, потому что они перешли в разряд коммерческих и были переданы каким-то банкам, которые находились в состоянии дефолта.

Ситуация была очень сложной. Сегодня, когда все гораздо проще и яснее, трудно объективно анализировать те события. Но скажу еще раз: это был, говоря языком истории, неверный шаг, который сегодня может дорого нам обойтись.

Свободная Европа: Потом официальный Кишинев каждый раз уверял, что удалось выторговать хорошую цену на газ. Выходит, «Газпром», который является мажоритарным акционером «Молдовагаз», сам с собой торгуется? Как вообще можно договариваться, когда собственник сидит на двух стульях и ведет переговоры сам с собой?

Ион Стурза: А вот это – самое странное, что правительства продолжали такую переговорную практику. Многие из чисто популистских соображений, чтобы вернуться домой и заявить: «Вот, мы сделали, мы согласовали, мы решили».

Вы абсолютно правы, формально говоря, но это совершенно законно, ведь речь идет об отношениях между двумя компаниями. Более того – между двумя аффилированными компаниями, «Газпром» владеет 50%+1 акция в «Молдовагаз». Думаю, нынешнее правительство смогло бы, при желании, положить конец этой порочной практике.

В то же время, действительно, часть долга образовалась по милости самого правительства, потому что корректировка тарифов не производилась, тарифы на отопление не пересматривались, и тот же «Термоком» набрал долгов на 150 миллионов. Если оставить в стороне эти долги, более половины, даже две трети образовавшегося на сегодня долга – это штрафы и результат некомпетентности и грабежа в «Молдовагаз».

«Молдовагаз» или «Газпром» были категорически против альтернативы с румынским газом​

Это не компетенция правительства. Более того, я бы рекомендовал правительству пойти дальше, вплоть до инициирования процедуры банкротства в отношении «Молдовагаз», чтобы попытаться вернуть свои позиции в компании. Тогда акционерам, прежде всего, «Газпрому», при наличии угрозы потерять контроль в компании, придется внести определенный вклад в капитал, чтобы улучшить ее финансовую ситуацию.

Свободная Европа: А национализация компании?..

Ион Стурза: Национализация проводится в чрезвычайных ситуациях, и я не думаю, что это тот случай. Надо быть корректными. Весь процесс вступления в права собственности, хоть мы его и оспариваем как политическое решение, юридически был правильным, соответственно, национализация не показана.

Это возможно только в случае обнаружения серьезных нарушений интересов государства, или если энергетическая безопасность оказалась под угрозой, и т.д. Не думаю, что Молдова может пойти по формуле национализации, идет ли речь о западных или восточных акционерах.

Свободная Европа: Я использовал это слово, опираясь на прогнозы и рекомендации и исходя из того, что «Газпром» не согласится с альтернативными поставками в Молдову. Недавно прозвучала новая идея, что «Газпром» попытается заблокировать поставки газа из Румынии. Это ли не повод поговорить с «Газпромом» открыто?

Ион Стурза: Разумеется, есть обоснованные опасения, и я скажу со ссылкой на первоисточники, которые так или иначе были вовлечены в эти энергетические проекты: «Молдовагаз» или «Газпром» были категорически против альтернативы с румынским газом. Можете посмотреть, сколько технических меморандумов – кстати, вместе с министерством экономикой – составили они против этого газопровода.

Это не шутка, ведь это даже не «Франзелуца», это газ с его мощнейшим социальным резонансом: тарифы, долги…

И то, что сегодня газопровод не работает на максимальную свою мощность – это «заслуга» акционерного общества «Молдовагаз». Разумеется, они будут сопротивляться и впредь. Я не знаю, в какой степени новая администрация будет независимой в своих решениях, или насколько быстро она даст себя купить мажоритарному акционеру. Газопровод – одна из самых острых проблем. Возможно, даже более острая, чем текущая задолженность.

Свободная Европа: Значит, следует дождаться конкретных действий нового руководства, чтобы сделать вывод о том, какие отношения выстраиваются между «Газпромом» и молдавской властью, в частности, Демпартией?

Ион Стурза: Однозначно. И, по моему мнению, стоит опубликовать то историческое соглашение, которое дает много прав и прерогатив правительству Республики Молдова в управлении компанией. Должность гендиректора компании принадлежит правительству Республики Молдова, и правительство имеет право назначать генерального директора.

Более того, компания – экономический агент, зарегистрированный в Республике Молдова. Поэтому рычагов предостаточно: НАРЭ, налоговая инспекция, контрольные органы и т.д., Счетная палата, кстати, которая может проанализировать деятельность компании и попытаться направить ее в другое русло. Назначение нового директора, по сути, это завершающий этап борьбы за должность, и, опять же, многие знают из прессы, какое давление оказывалось на руководство «Газпрома», чтобы прошла именно эта кандидатура, а не другая.

Это финал, но я понимаю, что одно дело – хотеть чего-либо, и совсем другое – взять на себя ответственность за управление страной. Это не шутка, ведь, в конечном счете, это даже не «Франзелуца», это газ с его мощнейшим социальным резонансом: тарифы, долги… Тихо-мирно пережили всю эту неразбериху с электричеством из Приднестровья, с ростом тарифов, их выравниванием с Gas Natural Fenosa, и многие другие моменты – без особых претензий со стороны потребителя.

Но вот если попытаться повторить тот же сценарий с газом, который имеет множественные и гораздо более сильные последствия – не знаю, промолчат ли все и на этот раз.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG