Linkuri accesibilitate

Помехи на пути Молдовы в Европу


В студии Свободной Европы журналист Василе Ботнару и его собеседники – исполнительный директор IDIS Viitorul Игорь Мунтяну и корреспондент Deutsche Welle в Молдове Виталие Кэлугэряну

На прошлой неделе в Брюсселе прошел «круглый стол», инициаторами которого стали депутат Европарламента Моника Маковей и известный «мозговой центр» Expert Forum из Румынии, возглавляемый Сорином Ионицэ. В ходе заседания экспертам, журналистам, лидерам общественного мнения из Украины, Республики Молдова и Румынии было предложено ответить на вопрос, действительно ли Кишинев и Киев пытаются максимально сблизиться с Евросоюзом.

В этом форуме участвовали и мои сегодняшние гости, исполнительный директор Института развития и социальных инициатив (IDIS) Viitorul Игорь Мунтяну и корреспондент DW в Кишиневе Виталие Кэлугэряну. Было естественным предложить им продолжить обмен мнениями сразу же после возвращения в кишиневской студии Свободной Европы. Особенно, если учесть, что по чистой случайности в Брюсселе мы пересеклись с президентом Республики Молдова во время его визита в НАТО. Заявления президента в Брюсселе вписываются в вербальную радугу над официальным Кишиневом, которая заставляет многих европейских чиновников задуматься над тем, насколько искренни усилия Республики Молдова, и насколько близко к Евросоюзу хотели бы приблизиться ее граждане, которые избирают своих руководителей.

У молдавского проевропейского правительства, как минимум, два «доморощенных» противника – это скептически настроенные люди и аппарат президента, который с недавних пор активно эксплуатирует скептицизм тех, кто не верит, что власть может довести нас до вожделенной «земли обетованной», а главное – что делает для этого все возможное. Но у молдавской власти есть и сторонники, достаточно много сторонников в самой стране, но еще больше – и еще сильнее, еще авторитетнее – за пределами Республики Молдова. Евросоюз не только рассказывает, как у них все хорошо, но и поддерживает, в том числе, финансовыми средствами движение Евросоюза к Молдове – и Молдовы, пусть черепашьими шажками, но к Евросоюзу.

Точнее, к ценностям – простите за избитое слово – к нормам Евросоюза, в которых нуждаются именно молдавские граждане, а не Евросоюз. Об этом мы поговорим сегодня с Игорем Мунтяну и Виталие Кэлугэряну. Мы пригласили их в студию, потому что мы вернулись из Брюсселя, где вместе участвовали в «круглом столе», организованном евродепутатом Моникой Маковей, которая пытается помочь Кишиневу и Киеву разобраться в том, действительно ли зонтик Восточного партнерства в целом и домашние усилия так называемых проевропейских правительств Украины и Молдовы помогают превратить весь этот процесс в проевропейский двигатель-ускоритель.

Г-н Мунтяну, если подвести вкратце итог этого «круглого стола», за которым собрались, скорее, неправительственные эксперты, – как вы считаете, какой ответ получила Моника Маковой и ее коллеги по Европарламенту?

Игорь Мунтяну: Должен сказать, что эта встреча с гражданским обществом Украины и Республики Молдова вызвала огромный интерес. Соответственно, я думаю, что мы нужны друг другу. С одной стороны, гражданскому обществу необходимы сигналы о том, что мы не исчезли с радаров интересов и из списка приоритетов Евросоюза, что Восточное партнерство по-прежнему является инструментом интервенции в целях изменения положения дел к лучшему в пограничных регионах Евросоюза. С другой стороны, мы должны слышать друг друга – чтобы понять, какая роль отводится активному гражданскому обществу в формировании более насыщенной повестки.

Додон хочет оторвать Молдову от ЕС и бросить нас в удушливые объятия Евразийского союза

После того, как подавляющее большинство граждан мечтали самостоятельно избирать президента, мы получили в 2016 году демократические откаты и серьезные отступления от самого важного договора, достигнутого за последние семь лет между Евросоюзом и Республикой Молдова. Соглашение об ассоциации ставит под сомнение глава государства, избранный прямым голосованием. И, соответственно, это искаженное понимание того, как и куда должен продвигать приоритеты страны новоизбранный президент. Это вносит раскол в общество и вызывает брожения, на которые мы должны ответить интеллигентно и с максимальной точностью.

Свободная Европа: Но согласитесь, глава государства жонглирует не беспочвенными разочарованиями граждан. Это Соглашение не принесло обещанных властью преимуществ.

Игорь Мунтяну: Скорее, это дискурс, ему не принадлежащий. Говоря «дискурс», я подразумеваю результат усиленной пропаганды Российской Федерации, которая претендует на главенствующую роль на этом пространстве и пользуется определенным устройством структур, которые следуют из Плана действий, из DCFTA, Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом, для того, чтобы взвинчивать институциональные отношения между Республикой Молдова и Европейским союзом.

Разочарований и сожалений очень много, мы живем в линейном мире, где все зыбко и все висит на волоске. Годы уходят на то, чтобы четко разложенные на бумаге проекты и расчеты начали материализоваться и приносить ощутимые результаты. Но, прежде всего, разумеется, надо идти к более качественному, более эффективному управлению, с более ответственным подходом к тому, как расходуются государственные средства, с повышенным уровнем мобилизации граждан, партий, общества, а не к отрыву от Евросоюза.

Потому что г-н Додон своими заявлениями как раз хочет оторвать Республику Молдова от Евросоюза и бросить нас в удушливые объятия Евразийского союза. Мы видели статистику внешнеторговых обменов, показатели экспорта в евразийскую зону так называемой свободной торговли неумолимо падают. Степень привлекательности Евросоюза высока, но мы говорим, скорее, о химере, а не о союзе, который работает на благо всех стран-участниц.

Г-н президент говорит: «Мы подпишем только меморандум о сотрудничестве». Но что означает этот «меморандум»? Это предполагает желание углублять отношения с Евразийским союзом и, соответственно, через пару лет, если, не дай Бог, Партия социалистов придет к власти в 2018 году, мы можем оказаться с отрезанными крыльями и похороненной мечтой стать частью Евросоюза, стать частью европейского пространства.

Свободная Европа: Мы продолжим этот разговор, г-н Мунтяну, а сейчас хочу спросить моего коллегу по журналистскому цеху Виталие Кэлугэряну, который известен также как политический обозреватель. Скажите, Моника Маковей, собравшая эту группу журналистов и представителей неправительственных организаций, узнала что-то новое? Удалось ли ей найти недостающие и неизвестные прежде детали паззла «Республика Молдова»?

Виталие Кэлугэряну: Я думаю, что Моника Маковей узнала для себя много нового, о чем и было сказано на этой встрече. Но организованный ею «круглый стол», по моему мнению, прежде всего, оказался полезным для тех, кому предстоит посмотреть видеозапись этого совещания, включая евродепутатов, которые не всегда достаточно хорошо информированы о ситуации в Республике Молдова.

К сожалению, в Европарламенте есть и такие депутаты. Но в целом, однозначно, встреча была полезной и для участников, потому что мы узнали, с какими проблемами сталкивается Украина. И увидели разный подход к проблеме олигархии, которая присутствует и здесь у нас, и в Украине.

Российская Федерация не может смириться с тем, что ее не хотят воспринимать как всеобщего защитника на постсоветском пространстве

Мы увидели способы решения отдельных проблем, в том числе, на основе опыта наших украинских коллег, журналистов. Мы узнали, как поднимают и освещают они проблемы, которые сегодня волнуют и нас.

Свободная Европа: Есть один подход, который никогда не подведет: быть критичным или самокритичным – и не говорить безосновательно. В этом смысле г-н Додон пытается быть искренним со своими избирателями, а также со сторонниками Европейского союза, ведь он говорит примерно так: «Да, этот автомобиль вы направили в сторону Европы, но мотор, как видите, глохнет на каждом шагу, и автомобиль не заводится». При этом незаметно и он сам добавляет еще одну трещинку: «Вот, если бы мы поехали в противоположном направлении! Там – молочные реки и кисельные берега». И тогда те, кто критикуют недостаточно европейскую, по их мнению, власть, автоматически становятся сторонниками Игоря Додона и тех, кто идет с ним рука об руку. Как сделать так, чтобы эта критика, это критическое отношение к недостаточно быстрому проевропейскому курсу не превратилось в антиевропейский и просоциалистический демарш?

Игорь Мунтяну: Есть различные мнения в этом плане. Одна точка зрения состоит в том, что Игорь Додон продолжает свою предвыборную кампанию, тянет за собой свою партию в надежде обрести максимальную популярность в 2017 году, что обеспечит ему надежный трамплин и доминирующие позиции к предстоящим парламентским выборам. Не получается стать президентом для всех, и он, скорее, является проводником российских интересов.

Он появился на пресс-конференции рядом с президентом Путиным, он выступил с обещаниями, которые, к изумлению многих политических аналитиков, повторил и в Брюсселе. При этом он не счел необходимым сгладить акценты, чтобы стать более нейтральным и следовать принципу, который сам же и озвучил ранее: «Мы не будет сейчас приостанавливать Соглашение об ассоциации, если этого захочет народ, вот тогда и выступим с таким предложением».

Он решительно потребовал включить Российскую Федерацию в переговорный формат. На что Европейский союз ответил: «Мы имеем дело с суверенным государством, которое может принимать решения самостоятельно и в интересах граждан. Мы не видим смысла в привлечении России в качестве партнера к этим переговорам, которые касаются Молдовы».

Свободная Европа: Говоря менее дипломатическим языком, Евросоюз сказал: «России в нашем диалоге делать нечего».

Игорь Мунтяну: Правильно. Но что любопытно: если вы помните, в ноябре 2013 года Россия пыталась добиться того же от Украины. Пыталась добиться места за столом переговоров, когда президент Янукович колебался, подписывать или не подписывать Соглашение об ассоциации.

Украинцы почувствовали себя оскорбленными до глубины души, особенно, когда им приходится защищать территорию от военного вторжения

И самые плохие события, самые кошмарные и разрушительные эпизоды в современной истории Украины произошли именно на фоне израненного самолюбия государства с имперскими амбициями в нашем регионе – Российской Федерации, которая не может смириться с тем, что ее не хотят воспринимать как всеобщего защитника на постсоветском пространстве.

Недавно Майкл Эмерсон вместе с Дионисом Ченушэ опубликовали brief, краткое изложение того, что может с нами случиться, – если мы снова переориентируемся на Российскую Федерацию. И очень убедительно доказали, что сейчас наш экспорт составляет 1,2 млрд евро, и если даже, предположим, поставки в Российскую Федерацию увеличатся двукратно, то мы получим не более 400 млн долларов плюс к тому, что может переварить российский рынок. Иными словами, говоря математическим языком, невозможно компенсировать разрыв с Евросоюзом ускоренным сближением с Российской Федерацией. Российской Федерации предложить нам нечего.

Свободная Европа: Есть что предложить, судя по дискурсу Лукашенко. И если к Лукашенко такое отношение, то можно себе представить, что ждет Республику Молдова…

Игорь Мунтяну: У Лукашенко всплеск белорусского национализма, он хочет защититься от чрезмерного протектората.

Свободная Европа: Да. Но финты с ценами на газ впечатляют.

Игорь Мунтяну: Президент Додон восхищен идеей оказаться под российским протекторатом. Несмотря на то, что это не отвечает интересам граждан Республики Молдова. Нелишне напомнить в этой связи, что президент был избран голосами менее 26% избирателей Республики Молдова. И когда он бьет себя кулаком в грудь, утверждая, что представляет государство и общество Республики Молдова – это большая ложь.

Также можно заметить определенный хаос в выборе приоритетов, которые он продвигает. Вчера он был в Брюсселе, позавчера в Москве, сегодня в Иране. Насколько весом и обоснован его выбор направлений? Потому что, вероятно, его не пригласят в Румынию, не пригласят в Украину – из-за каких-то оценок и акцентов, полностью противоречащих национальным интересам Республики Молдова – он сказал, что Крымский полуостров принадлежит России... Потом попытался отказаться от своих слов, но украинцы почувствовали себя оскорбленными до глубины души, особенно, в условиях, когда им приходится защищать свою территорию от военного вторжения соседнего государства.

Игорь Додон не является независимым в действиях, которые он предпринимает в качестве президента

А, во-вторых, он озвучил крайне негативный месседж на тему «Moldova Mare», дал понять, что неплохо бы вернуть ее прежние территории, которые сегодня входят в состав Румынии.

Свободная Европа: И выразил сожаление тем, что не оккупировали всю территорию…

Игорь Мунтяну: …и сожаление, что Российская империя в 1812 году не расширила свои границы так, как это следовало, по его мнению. И опять это – российский лексикон, который вписывается в «молдовенистскую» концепцию, согласно которой, Республика Молдова оказалась здесь, потому что ее взяла под свою защиту царская Империя. В корне неверная идея. В нынешних условиях мы должны модернизировать и европеизировать эту пядь земли, дать гражданам возможность дышать свободно. Но действия президента контрпродуктивны – для высшей должности в государстве.

Виталие Кэлугэряну: Тот факт, что сразу же после возвращения из Брюсселя он встретился с послом Российской Федерации в Республике Молдова, демонстрирует, что Игорь Додон не является независимым в действиях, которые он предпринимает в качестве президента. Он дал определенные обещания российскому президенту Владимиру Путину, и я думаю, что именно этим объясняется его жесткость в ходе визита в Брюссель. Все мы ждали от него более дипломатичных оценок в Брюсселе. Но мы увидели полностью неуравновешенное поведение...

Игорь Мунтяну: …воинствующее.

Виталие Кэлугэряну: Воинствующее, даже враждебное по отношению к тем, кто сегодня, по сути, содержит Республику Молдова, в том числе, финансово, если говорить о тех огромных суммах, которые выделяет Евросоюз Республике Молдова на поддержку ее граждан. Мы увидели враждебное отношение ко всем тем, кто нам помогает, к нашим друзьям.

Свободная Европа: Вопреки всем этим колебаниям, с помощью президента или без его помощи, Евросоюз, тем не менее, не устал от Республики Молдова, он продолжает с нами нянчиться. В интервью нашей коллеге Валентине Урсу Зигфрид Мурешан подтвердил, что Евросоюз не намерен отказываться от финансовых пожертвований – назовем вещи своими именами – в пользу Молдовы, потому что значительная часть денег предоставляется безвозмездно. Почему Евросоюзу не надоедает возиться с Молдовой?

Виталие Кэлугэряну: Европейский союз – не из обидчивых друзей Республики Молдова. Евросоюз помогает не правительству и не президенту, который готов топнуть ножкой. Он помогает гражданам Республики Молдова, и этот посыл должны понять люди, живущие в Молдове, чтобы осознать, кто является их настоящим другом, кто пришел нам на помощь, когда Россия ввела свои знаменитые ограничения.

Кто открыл тогда для нас свой рынок? Есть множество нюансов подобного рода, которых граждане Республики Молдова, к сожалению, не понимают – из-за внутренней и внешней пропаганды, которой они подвергаются, я имею в виду, прежде всего, медиасреду.

Игорь Мунтяну: Я бы добавил сюда немного статистики. Евросоюз – экономический колосс, на его долю приходится 26% мирового ВВП. В то же время при 26% мирового ВВП Евросоюз берет на себя более 55% всего международного содействия, которое предоставляется странам, оказавшимся в трудном положении.

Мы – People in Need, народ в беде, пользуясь выражением одноименной чешской организации. Потому что мы начали гораздо более комплексную и гораздо более драматическую перестройку, чем мы себе это представляли 20 лет назад, – «благодаря» внутренним ошибкам, благодаря жадным и ненасытным элитам, исключительно тяжелому переходному периоду и постепенному подрыву системы безопасности в регионе.

Soft power России основана на идее компромата, нападения на личность, на скрытых интересах и заговорах

Я ни на секунду не хочу умалять то зло, которое исходит от внешних факторов. Многие, очень многие, особенно, из состава нашей делегации предпочли бы замечать только внутренние факторы, которые портят пейзаж, – воровство, мафия... Да, эти явления имеют место, их надо искоренять, страна причалит к берегу только при условии, что в командном составе экипажа окажутся люди порядочные и неподкупные.

Но, с другой стороны, внешние факторы не менее влиятельны и не менее опасны для нашего общества. И Евросоюз пытается предложить нам модель демократизации, модель повышения уровня экономического и социального благосостояния в наших странах.

Я бы не стал рассматривать жест Евросоюза как стопроцентный альтруизм. Разумеется, присутствует и определенный интерес со стороны Евросоюза, который хочет создать зону стабильности на своих периферийных границах. И принцип индивидуального конструктивного подхода, сформулированный в ходе внедрения политики соседства, по-прежнему остается в силе. Иными словами, чем больше наши успехи, тем более привлекательными станем мы для Евросоюза в последующие 15-20 лет.

Евросоюз и в мыслях не допускает идею «серого пространства» между собой и Россией – это тоже из российского лексикона. Европейский союз через свои институты, через поддержку, которую он оказывает Республике Молдова, настаивает на идее внутреннего фактора, который развивает экономику, – и на идее ответственности перед своими соседями.

Надо иметь большую наглость, чтобы приходить в Генштаб НАТО и требовать признания нейтралитета

Свободная Европа: Думаю, эти слова надо чаще повторять для скептиков – что Европа, даже при тех проблемах, которые на нее обрушились сейчас, продолжает поддерживать людей, которые стремятся разделять ее ценности…

Игорь Мунтяну: Здесь, если позволите, я бы отметил отличие между soft power, которую использует Российская Федерация, и soft power Евросоюза. Когда определенные государства не решают свои проблемы, а углубляют их, Евросоюз предпочитает приостанавливать обещанную выгоду, а не приступать незамедлительно к санкциям.

Свободная Европа: Как произошло и в случае Молдовы.

Игорь Мунтяну: Например, как произошло в июне 2015 года, – было приостановлено обещанное финансирование, потому что согласованный курс был скомпрометирован абсурдными решениями молдавского руководства.

Свободная Европа: Говоря простым языком, Европа тогда сказала: «Мы хотим убедиться, что эти деньги не воруют, и что средства не уходят в песок».

Игорь Мунтяну: Или – «Хватит слов, сделайте что-то хорошее для вашей страны».

Свободная Европа: Да.

Игорь Мунтяну: Soft power России основан абсолютно на иных принципах, на идее компромата, нападения на личность, атаки на намерения, которые есть у США и Евросоюза в отношении Молдовы, на скрытых интересах на глобальном уровне, на заговорах. На этом строится в данный момент российская soft power, а не на Толстом, и не на Чехове, или других гигантах русской культуры, которые помогли бы нам в этой ситуации больше. Но, к сожалению, они предпочитают напускать на нас Роспотребнадзор, Рогозина и других высокопоставленных чиновников, которые бьют нас этой своей soft power так, что только искры летят.

Свободная Европа: Россия, во главе которой стоят выпускники школ КГБ, других методов не признает.

Виталие Кэлугэряну: У нас, по сути, одна проблема. Есть Российская Федерация, которая ничего особого не делает и не помогает Республике Молдова так, как это делает Евросоюз и наши западные партнеры в целом. С другой стороны, есть мощная пропагандистская машина, которая долбит день и ночь, что если Россия откроет свой рынок для молдавских яблок, то у наших крестьян не будет никаких проблем со сбытом своей продукции и т.д.

Иными словами, все дело – в восприятии людей. И вся проблема исходит, с моей точки зрения, от неверно выстроенного медиарынка Республики Молдова. Если посмотреть, в том числе, как освещали визит Додона в Москву молдавские и российские СМИ, то мы увидим, что именно в этом медиасегменте подпитываются какие-то лживые мифы о Евросоюзе и, с другой стороны, насаждаются фальшивые мифы в пользу России.

Таким образом, поддерживается искаженное мышление граждан Республики Молдова. Если бы медиаорганизации делали свое дело хорошо, они чувствовали бы примерно то же, что и мы. А лично у меня после визита г-на Додона в Брюссель сложилось впечатление, что у нас два лидера-сепаратиста. К сожалению, дискурсы Додона в точности совпадают с дискурсами приднестровского лидера Красносельского.

Тому, кто пойдет против Путина, несдобровать, перед ним захлопнутся все двери

Свободная Европа: Но он, следуя, по всей видимости, четким инструкциям, преподносит свои месседжи в красивой упаковке национализма и государственности, которая иногда звучит убедительно даже для Запада. Он говорит, например: «Полный нейтралитет, без армии НАТО и без российской армии – чем плохой вариант?»

Игорь Мунтяну: Да, но с озвучиваемых им идей нетрудно снять покровы… Надо иметь большую наглость, чтобы приходить в Генштаб НАТО и требовать признания нейтралитета – в условиях, когда весь мир знает, что процесс урегулирования топчется на месте именно по причине присутствия российской группировки войск на территории Республики Молдова – заметьте, Республики Молдова, не Приднестровья.

Потому что переговорный процесс между Тирасполем и Кишиневом загнан в тупик. Приднестровцы, поддерживаемые Российской Федерацией, категорически отказываются даже говорить о политическом статусе или обсуждать возможные шаги к свободному передвижению граждан.

Свободная Европа: Значит, список помех следует искать там?

Игорь Мунтяну: На самом деле, это целый список вопросов, замороженных Россией, которая не заинтересована в продвижении переговорного процесса до тех пор, пока ее основные претензии не удовлетворены. А притязания ее следующие: 1) федеральная модель, при которой Тирасполь располагает контрольным пакетом; 2) сохранение своих вооруженных сил в качестве гарантии стабильности после достижения этого соглашения и 3) переориентация Республики Молдова от Евросоюза на Евразийский союз, потому что этого хочет Красносельский и приднестровская верхушка.

Сейчас, например, у них большая проблема с ликвидностью и развитием экономики – и в очередной раз они обращаются за деньгами к России, чтобы иметь возможность продолжать ту политику, которая устраивает Россию, политику, которую спонсирует Россия.

Додон включается в эту игру – но не на стороне граждан Республики Молдова, которые видят другое решение, демократическое. Никакого консенсуса в приднестровском вопросе достичь невозможно до тех пор, пока в регионе находятся российские военные. Если это присутствие будет свернуто – тогда мы будем говорить в других условиях. Потому что без поддержки российских военных даже местные, тираспольские лидеры захотят вести переговоры иначе. Этого не понимает Додон, или – не хочет понимать...

Свободная Европа: Все он прекрасно понимает...

Игорь Мунтяну: Очень хорошо понимает, но играет на обещаниях, которые он дал Владимиру Путину. Он знает по собственному опыту: тому, кто пойдет против Путина, несдобровать, перед ним захлопнутся все двери. Такова модель Владимира Воронина. Он хочет пробиться в большую политику и пытается капитализировать бонусы доверия со стороны Российской Федерации в проект, который нам не принадлежит, который не является проектом Республики Молдова.

Не исключено, что Евросоюз скажет: «Прекрасно, попробуйте обойтись год без Соглашения»

К чему это приводит? Во-первых, это покрывает нас позором. Потому что при виде таких официальных лиц Брюссель невольно задается вопросом: насколько же глубоким должен быть внутренний раскол в Республике Молдова, чтобы там избрали такого президента? Во-вторых, это сигнал нашим стратегическим партнерам о полном сумбуре и мешанине. И это может привести не только к ограничению финансирования по двусторонним проектам, но и к полной приостановке всех преимуществ, которых мы добивались не один год, например, Соглашения о безвизовом режиме для граждан Республики Молдова.

Свободная Европа: Они могут аннулировать этот договор?

Игорь Мунтяну: Не исключено, что Европейский союз, шокированный таким подходом, скажет: «Прекрасно, попробуйте обойтись год без этого Соглашения». Украинцы только сейчас надеются его получить. Грузины недавно добились безвизового режима с Евросоюзом. А молдаван могут лишить его на определенный период времени – чтобы все поняли правила игры.

Свободная Европа: Тем более, что и механизм уже определен.

Игорь Мунтяну: Вот именно. С декабря существует механизм приостановления льгот – в случае невыполнения той или иной страной своих обязательств, или при наличии проблем на уровне руководства, на уровне принятия решений.

Виталие Кэлугэряну: Мне вспоминается интересное заявление одного из политических лидеров Молдовы в предвыборной кампании, который сказал, что Игорь Додон – очень опасный персонаж. И, по моему мнению, «сюрпризы» от этого политического персонажа еще впереди.

Единственный важный урок, который мы должны извлечь из выборов 2016 года, – это базовый принцип: clean your house, «наведи порядок в своем доме»

Помните его заявление в одном из интервью – то ли в преддверии предвыборной кампании, то ли накануне второго тура президентских выборов? Его спросили, как он намерен объединять армии право- и левобережья Днестра в рамках своего проекта федерализации Республики Молдова. На что он ответил, что, по его мнению, армий не должно быть ни на том, ни на этом берегу. Эту его точку зрения я сейчас пытаюсь связать с тем, что происходит с должностью министра обороны, это затягивание с назначением министра обороны.

Почему-то мне кажется, что действия президента Додона направлены на ослабление армии. Не зря я спросил его в штаб-квартире НАТО, считает ли он, что сильная армия, укрепленная, в том числе, с помощью натовских экспертов, отвечает национальным интересам Республики Молдова. Он дал предельно уклончивый ответ, которым, по сути, не сказал ничего. Поэтому я думаю, что этот вопрос заслуживает самого пристального внимания.

Свободная Европа: Обобщая сказанное вами, осмелюсь подвести к некогда озвученной идее угрозы приднестровизации Республики Молдова. Игорь Додон вольно или невольно – но, скорее всего, осознанно стал «острием копья» в этой «приднестровизации». И люди должны понять, что в определенный момент ради российских интересов и ради повестки Кремля...

Игорь Мунтяну: …корней…

Свободная Европа: …ради пресловутого приднестровского урегулирования действительно можно похоронить Соглашение о свободной торговле или о свободном передвижении с крайне тяжелыми последствиями. Потому что вернуть обратно «поезд» – чрезмерно дорогое удовольствие, за которое придется расплачиваться не одному поколению. Но если вернуться к рекомендациям Евросоюза – что советует ЕС негосударственным «мозговым центрам»? Что им делать в нынешних условиях?

Игорь Мунтяну: Единственный важный урок, который мы должны извлечь из выборов 2016 года и последующих событий, – это базовый принцип: clean your house, «наведи порядок в своем доме», в своем учреждении. То, что у нас имеется на данный момент, абстрагируясь уже от Додона, – это шаткое гибридное государство с множеством законов, которые не функционируют, с политическими обязательствами по улучшению положения дел в области ведения бизнеса, в области функционирования политических партий, обязательств, которые мы не приводим в соответствие с нашими соглашениями с Евросоюзом. Это и есть главная проблема.

Додон как политическое явление никогда бы не возник, если бы не чрезмерная толерантность со стороны министерства юстиции и прокуратуры, которые закрыли глаза на его уловки в ходе предвыборной кампании, на привлечение ресурсов из офшоров, о которых рассказывала пресса, на концентрацию СМИ в руках олигархов, на поистине преступную политику Координационного совета по телевидению и радио по выдаче лицензий телеканалам. В этом вся проблема.

Мазохистский подход молдаван станет еще более опасным на парламентских выборах 2018 года

И если мы ее не решим ее и не поймем, насколько это все серьезно, наш рейтинг Freedom House опустится еще ниже, индекс свободной экономики по Heritage будет падать и падать, а из Молдовы не то что 136 граждан будут ежедневно уезжать – разбегутся все. Возможно, это программа-максимум отдельных агентов влияния – или агентов, которые просочились на руководящие госдолжности. Степень опасности сейчас крайне высока.

Наверное, всем нам необходимо понять, насколько 2015-2016 гг. подпортили имидж Молдовы, насколько сильно расшатано доверие граждан. И пока не поздно, надо принять в 2017 году меры по исправлению ситуации, особенно, в областях, очень важных для стабильности.

Виталие Кэлугэряну: У молдаван есть очень странный способ мстить политикам с электоральной точки зрения…

Свободная Европа: …немного мазохистский.

Виталие Кэлугэряну: В некотором роде – да. И это выйдет боком всем, если мы не поймем, как обстоят дела на самом деле. Если граждане не поймут, что пытаясь стричь под одну гребенку всех политиков, которые называют себя проевропейцами, а на самом деле которые коррумпированы до мозга костей, – тем самым они наносят себе же большой вред. Потому что за деревьями не видят леса, не замечают тех политиков, которые способны показать Республику Молдова в выгодном свете.

Такой мазохистский подход молдаван станет еще более опасным на парламентских выборах 2018 года – если мы не сумеем убедить граждан, не сумеем объяснить, какие угрозы есть у Молдовы.

Свободная Европа: Не могу не согласиться с вами. Очень показательна в этом смысле русская присказка: «Назло маме отморожу уши». К сожалению, не раз и не два мы уже имели возможность убедиться в том, что такая модель поведения – назло политикам – контродуктивна, но, увы, мы неоднократно наступали на те же грабли. Сегодня интенсивность политической жизни вновь требует прозорливости не только от политиков, не только от «мозговых центров», от НПО, но и от всех граждан, обладающих правом голоса и правом выбора. Неизвестно, когда именно нас призовут к урнам, но точно известно, что очередные парламентские выборы будут. А до тех пор необходимо разобраться во всем, сделать краткий обзор достижений и упущений, того, что требует Евросоюз, и что все еще не сделано – и быть уверенными в тех, за кого мы собираемся голосовать.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG