Linkuri accesibilitate

Моника Маковей: «Мы ведем переговоры с Молдовой. России в этом формате места нет»


Свободная Европа: Как будут развиваться молдавско-европейские отношения на фоне заявлений президента Игоря Додона, который выразил в Брюсселе недовольство ходом выполнения Соглашения об ассоциации?

Моника Маковей: Будущее отношений между Кишиневом и Брюсселем – это будущее, которое выберут для себя граждане Молдовы. Не надо забывать, что народ вечен, люди бессмертны – в своих детях, внуках и т.д., а политики приходят и уходят. И визит президента Додона таким уж спешным не назовешь, никто красный ковер для него не расстилал.

«Соглашение пересмотру не подлежит. Это не игрушка, которую захотел – взял, захотел – выбросил»

В ходе встреч его предостерегали насчет многих вещей, которые недопустимы со стороны главы государства. Например, что нельзя пересматривать Договор о свободной торговле, который действительно является самым привлекательным и выгодным из всех тех, что Евросоюз заключал когда-либо со страной, не являющейся его членом. Самый благоприятный! Приведу один лишь пример: Молдова может экспортировать свои товары в ЕС, но импортировать не обязана. А именно экспорт приносит деньги. И таких примеров много.

Свободная Европа: Игорь Додон продолжает утверждать, что Соглашение испортило отношения с Россией, и что сейчас необходимо рассматривать дальнейшее развитие торговли в трехстороннем формате…

Моника Маковей: Если для него отношения с Россией важнее отношений с ЕС – это другой вопрос. Но это Соглашение не затрагивает отношений с Россией, Молдова может поддерживать отношения и с Россией, и с Евросоюзом. Рынок сбыта в Европе – мощнейший в мире, его потенциал составляет порядка 500 млн человек. Так что на молдавские товары покупатели наверняка найдутся. Не говоря уже о молдавских винах, они не нуждаются ни в какой рекламе. Так что за счет этого рынка потенциалом в 500 млн человек может жить все население Молдовы – если оно работает.

И не только государство – здесь проблема в том, что именно делает государство с деньгами, не присваивает ли их. Поставки могут наладить частные фирмы, частные предприятия, граждане, фермеры, которые могут скооперироваться и выходить на европейский рынок, скажем, со свежими овощами. Здесь мы привыкли к стандартным овощам, определенного размера и формы. Помню, где-то в 2004 году моя подруга впервые съела помидор из Болгарии – так она не могла прийти в себя от изумления, думала, что это какой-то экзотический фрукт, до того он был вкусен!

Что же касается Соглашения, то президенту Додону было ясно сказано: «Соглашение пересмотру не подлежит. Это не игрушка, которую захотел – взял, захотел – выбросил и взял другую».

Свободная Европа: Более того – он настаивает на том, что нужно пригласить и Россию, что пересмотр Соглашения о свободной торговле должен состояться в трехстороннем формате: ЕС-Молдова-Россия...

Нужны расследования не против моша Иона, который украл мешок кукурузы, а в отношении политиков или олигархов

Моника Маковей: Насколько мне известно, ему ответили на это, что Соглашение о свободной торговле пересмотру не подлежит. Не говоря уж о том, что мы не ведем переговоры с Россией. Мы ведем переговоры с Молдовой. Россия не является одной из сторон этого Соглашения, третьей стороны здесь вообще нет. Это двусторонние соглашения: Евросоюз и Молдова, Евросоюз и Украина, Евросоюз и Грузия, и т.д., третьей стороны не существует. На каком основании России претендовать на участие в переговорах? Это несерьезно.

Свободная Европа: Я спросила о перспективах отношений между Молдовой и Евросоюзом. Официальный Кишинев утверждает, что из предложенного плана действий выполнены практически все обязательства. Какие задолженности есть у политического класса Молдовы перед гражданами – и перед внешними партнерами?

Моника Маковей: Кстати, о завершении реформ. Давайте спросим молдавских граждан, посмотрим, что они скажут, как они чувствуют, – реформы завершены или нет. Вряд ли они ответят на этот вопрос утвердительно, они все еще в ожидании реформ.

Возьмем в качестве примера систему правосудия. Состоянием дел в этой области недовольны все, потому что до конца не доведено практически ни одно дело в отношении чиновников политического или административного уровня. А ведь это экзамен для правосудия – нужны расследования не в отношении моша Иона, который украл мешок кукурузы, а в отношении политиков или олигархов, таких как Плахотнюк и медиамагнаты разного калибра. В этом и состоит экзамен для правосудия, для прокуроров и блюстителей закона. И если новый прокурор не справляется со своими обязанностями, значит, уровень преступности в Молдове растет, а виновные остаются безнаказанными, и надежд на возмещение денег нет.

Такие мошенничества, такие кражи приводят к еще большему обнищанию граждан. Люди должны это понять, и если человек столь высокого ранга не на своем месте, – его надо снять. Например, почему совет прокуроров не реагирует оперативно? Чего он ждет – и сколько намерен еще ждать? Проблема здесь решается предельно просто: «Мы доверили тебе определенное дело, прошло шесть месяцев или год, ты с заданием не справился, и нет никаких признаков, что справишься. Зачем терять время, зачем терпеть тебя на этом посту еще несколько лет?» Снимать надо до тех пор, пока не появится тот, кто выполняет свою работу так, как это положено.

Свободная Европа: Почему завершение дел у нас такая редкость?

Моника Маковей: Все очень просто – в этой должности не появился независимый человек. Потому что было бы желание, а так-то и один в поле воин. Вот я, например, захотела найти на должность министра юстиции независимого человека, полностью независимого и непреклонного, мнение которого никто не в состоянии поколебать, даже я, предложившая его на эту должность, – и такой человек нашелся, и он набрал штат под стать себе. И через три-четыре месяца стали видны результаты. Кстати, первым под следствием оказался один из моих коллег из состава правительства, в котором состояла и я.

Коллективная ответственность означает безответственность

Стержневым моментом в реформе юстиции являются люди. Ну, начнем мы реформировать институты, создавать различные судебные структуры, советы прокуроров и судей, как в Республике Молдова, а прок-то какой? Улучшилась ситуация в системе правосудия Молдовы? Нет. Как не улучшилась и в Румынии. У нас есть Высший совет магистратуры с двумя отделениями – судейским и прокурорским. Так вот, они действуют по принципу рука руку моет, они защищают пороки судебной системы. Это я поняла уже давно, и не только так обстоят дела в Молдове и Румынии. То же самое и в Болгарии...

Свободная Европа: Но кто делает госинституты функциональными?

Моника Маковей: Люди. И в этом смысле нередко один человек меняет всю картину. И здесь недостаточно быть очень хорошим специалистом, надо быть смелым, не бояться брать на себя ответственность, идти на риск, не оглядываться по сторонам, не смотреть назад, идти напролом до конца. Да, один человек многое может сделать.

Мы в Управлении по борьбе с коррупцией начали с одного человека, с руководителя. И еще один важный момент, особенно – для Республики Молдова: ответственность здесь индивидуальная. Коллективной ответственности нет.

Коллективная ответственность означает безответственность. А насчет кандидатуры генпрокурора… Я бы спросила с Совета судей, Совета прокуроров, потому что это коллективный орган. Отвечает кто-то в этом совете, если генпрокурор не справляется с обязанностями? Никто не отвечает.

Поэтому необходимо возложить индивидуальную ответственность, скажем, на того же министра юстиции, – даже если вы ему не доверяете сегодня, то, по крайней мере, будете знать по имени и в лицо человека, который предложил генпрокурора, не соответствующего должности. Ну, а министра отозвать значительно проще. Можно отозвать и трех министров подряд.

Выходят люди на улицу, и население должно подстегивать ответственность руководителей. Как? Видите, что происходит в Бухаресте? Сколько народу вышло высказать свое негодование по поводу коррупции... В минувшее воскресенье по всей стране собралось 600 тыс. человек.

Свободная Европа: Но правительство не уступило…

Моника Маковей: Нет, шаг назад был сделан, отозвали же в воскресенье то решение правительства, принятое во вторник под покровом ночи, по-воровски. Что будет дальше –посмотрим. Борьба продолжится, люди просто так не сдадутся. Естественно, политикам не хочется предстать перед правосудием, но и мы не должны уступать.

Молдова потеряла большие деньги из-за введенных Россией санкций. А еще говорят, что Молдова – друг России. Разве с друзьями так поступают?

Свободная Европа: В Кишиневе люди протестовали около года, а результатов – ноль...

Моника Маковей: Позвольте дать один совет: протестуйте без трибун и без политиков. Протестуют люди. В Румынии на улицу вышли люди, политикам места на площади не было. Все очень просто.

Свободная Европа: Здесь, в Брюсселе, многие говорят: «Запад протягивает вам руку помощи, но решить ваши проблемы не может». Как это понимать?

Моника Маковей: Понимать надо буквально. Решать проблемы должны люди, им надо активнее вмешиваться в дела государства. И мы долгие годы получали подобные месседжи, это было буквально пару лет назад, когда мы жаловались на свои правительства, что у нас социалистические правительства – это настоящая беда. Что когда приходит к власти СДП – это катастрофа.

Жаловались неправительственные организации на встречах с послами, с различными представителями, которые спрашивали в ответ: «А люди? Что люди делают?» Мы привыкли ждать помощи со стороны – и в Молдове, и в Румынии, и в других странах. Но, как известно, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Надо протестовать. Пусть весь мир видит, чего хотят люди. И тогда все скажут так, как сказали при виде многотысячных митингов в Румынии: «Если люди вышли на защиту демократии и на борьбу с коррупцией, значит, надо помогать людям, а не политикам».

Свободная Европа: Но в Кишиневе, когда речь заходит о внутренних проблемах Молдовы, говорят: все дело – в геополитике. И ставится точка…

Моника Маковей: А геополитика – это что? Что мы не должны ссориться с русскими – или что? Нет, геополитика тут ни при чем. Это Российская Федерация решила испортить отношения с нами. Российская Федерация аннексировала Крым и предприняла другие предосудительные действия. Закрывать глаза на это, мириться и терпеть это безнравственно.

Российская пропаганда сильна, и она есть везде. Давайте не поддаваться ей слепо, давайте думать и все взвешивать

Так длилось очень долго, пока не были введены санкции против России, однако, и здесь все пошло не так гладко, многие не согласны с мерами ограничения. Кстати, о России: пусть спросят себя граждане Молдовы, отношения с Россией обернулись для них выигрышем или проигрышем? К чему привели многочисленные ограничения на экспорт вина, овощей и фруктов, каково было остаться без электричества или без природного газа в разгар зимы? Сколько денег потеряла Молдова? Да, многие едут на заработки в Россию, но основная-то масса трудится в Евросоюзе, – и зарабатывают, кстати, несравненно лучше своих соотечественников в России.

Кроме того, повторяю, Молдова потеряла большие деньги из-за введенных Россией санкций. А еще говорят, что Молдова – друг России. Разве с друзьями так поступают? Неужели молдаване настолько простодушны, что все еще верят в эти сказки? Пора уже думать своей головой.

Кстати, в Румынии много постеров на эту тему: «Думаю свободно. Мною не манипулируют». Российская пропаганда сильна, и она есть везде. Есть и в Румынии. Давайте не поддаваться ей слепо, давайте думать и все взвешивать. Они начали с антиевропейской пропаганды, антиамериканской, чтобы не сказать – пророссийской. Но люди начинают прозревать, начинают думать.

Свободная Европа: Кроме реформы системы правосудия, что еще должна сделать Молдова, чтобы между ней и Евросоюзом установилось подлинное партнерство?

Моника Маковей: Необходимо реализовать все, что предусмотрено в Соглашении о свободной торговле. Соглашение об ассоциации имеет и экономическую составляющую – DCFTA. Это предполагает и общий рынок, и прозрачные госзакупки, без воровства и коррупции. Инвесторы не придут, если госзакупки не проводятся честно и корректно.

Существуют преступные сети, в которые входят Молдова, Грузия, Россия, отдельные страны Европейского союза, – и с этими схемами необходимо бороться

Я говорю о крупных инвесторах. Если какие инвесторы и придут, то такие же коррумпированные и жадные до легкой наживы, которые за строительство автострады или улицы сдерут втридорога. Откуда лишние деньги? Естественно, из кармана налогоплательщиков. Так что нужно работать и менять сложившуюся систему.

Не говоря уже о нашумевшем миллиарде, и о других 20 миллиардах, которые, сегодня вот услышала, отмывались в Шотландии, Великобритании, Латвии и бог весть еще в каких странах.

Да, существуют преступные сети, в которые входят Молдова, Грузия, Россия, отдельные страны Европейского союза, – и с этими трансграничными схемами необходимо бороться. Именно эту проблему поднял и мой коллега Паул Раду. Что бы мы ни делали, какие бы деньги не выделили, например, Молдове или Украине, если это сделано по правительственной линии, то все они уходят в песок. С этим надо бороться.

Свободная Европа: Почему ЕС не ставит условий, когда предоставляет помощь Республике Молдова?

Моника Маковей: Например, Expert Forum выступил с таким требованием, по крайней мере, в отношении Румынии, которая собиралась выделить деньги Молдове. Но в таких случаях думаешь как обычно – о людях. Ведь именно для них предназначены деньги, зачем наказывать их и лишать этой поддержки?

Но это значит, что нужно жестко контролировать правительство, следить, что происходит с деньгами, чтобы они действительно дошли до людей, и никто не наложил на них лапу... Если деньги выделены на канализацию, к примеру, в каком-то селе, на строительство школы или дороги, то нужно удостовериться, что средства пошли именно на канализацию, школу или дорогу – и по нормальной, а не завышенной цене. Вот тогда ты можешь быть спокоен: деньги были потрачены на то, чтобы людям жилось лучше.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG