Linkuri accesibilitate

Кака моаку! Миллионер Антон Баков хочет построить новую Россию на островах в Тихом океане


Вид на остров Тарава, Кирибати

Лидер Монархической партии, бывший депутат Госдумы Антон Баков ведет переговоры с властями тихоокеанской Республики Кирибати об аренде трех необитаемых островов Молден, Старбак и Миллениум, где он собирается создать новое государство, возрожденную империю Романовых.

На трех безлюдных тропических островах Антон Баков собирается построить аэропорты, морские порты, солнечные электростанции, больницы, школы и Университет Российской империи. Первое сообщение об этом проекте появилось в эфире Новозеландского радио, а британская газета The Guardian рассказала о том, что в случае заключения сделки Баков готов сразу же перевести правительству Кирибати 120 миллионов долларов, а также потратить еще 230 миллионов на первом этапе строительства.

Антон Баков был депутатом Государственной Думы IV созыва (2003–2007), а также Свердловской областной думы и Законодательного собрания Свердловской области (1994–2003), участвовал в выборах мэра Екатеринбурга и губернатора Свердловской области в 1995 и 2003 годах (оба раза занял второе место), был одним из лидеров Союза правых сил и после убийства Бориса Немцова объявил, что покидает Россию. Баков автор проекта виртуального государства "Российская Империя", которое в 2014 году было преобразовано в Суверенное Государство Императорский Престол во главе с прямым наследником дома Романовых Николаем III, принцем Карлом-Эмихом Лейнингенским. В этом государстве Баков занимает должность эрцканцлера, ему пожалован титул "Светлейший князь".

О своей вере в возрождение монархии Антон Баков рассказал в эссе "Создавая историю":

"Я всю жизнь работал с людьми, как лидер, объединяя и направляя их. И я понимаю, как эффективность единоличного авторитарного лидерства, так и все ограничения, налагаемые на монарха самой природой человека… Мы предлагаем новый тип государства, простой, как сантехник, пекарня или экипаж самолёта, добрую, старую, испытанную веками абсолютную монархию. Но не всемирную, абстрактную, а соответствующую биологическим и финансовым возможностям монарха, который от Бога, но сам-то остаётся человеком. Подобные монархии должны быть управляемы, а значит, не слишком велики. И таких монархий должно быть много".

Я разыскал Антона Бакова в Южной Тараве, столице Кирибати, где он ведет интенсивные переговоры с руководством страны и местными духовными лидерами, и попросил его рассказать о строительстве нового русского государства.

– Представим, что я хочу поселиться в вашем новом государстве. Что мне для этого нужно сделать?

Как ни странно, вам для этого нужно написать письмо по электронной почте в Екатеринбург. Там вам сделают паспорт после того, как вы пришлете фотографию и удостоверение, что вы действительно Дмитрий, а не какой-то другой человек. Вы получите этот документ, сядете на самолет и сможете смело прилететь к нам, но только после того, как я все-таки подпишу договор с Республикой Кирибати. Потому что даже у маленьких стран есть большие бюрократии. Я нахожусь в этом процессе переговоров полтора года, мы уже пережили одного президента и правительство, работаем сейчас с другим президентом и правительством. Я надеюсь, что к марту выйдем на финиш, несмотря на то что пошла такая информационная утечка. Мы в принципе старались все скрывать, но хитрое новозеландское радио нас вычислило, раскопало и разнесло по всему миру информацию о нас, дальше пошло такое эхо своеобразное информационное.

– Предположим, я все оформил, у вас тоже все получилось, я приехал на остров, и что же я увижу – только песок и пальмы?

Вы сможете приехать, снять домик для начала или построить потом свой домик, либо поселиться в пятизвездочных отелях

– Конечно, все сразу не появится. На сегодняшний день эти острова необитаемы совершенно не зря, они заслуживают свой необитаемый статус, потому что они достаточно отдаленные. Вам придется либо плыть туда на лодке, а это займет у вас не один день, либо вы полетите туда на самолете, но для этого мы должны восстановить взлетно-посадочную полосу на Молдене, которой пользовались американцы во время Второй мировой войны, сейчас, естественно, она в ужасном состоянии, как и всё, за чем не ухаживают даже в самом благословенном климате. После того, как мы все наладим и обустроим, построим поселок, вы сможете приехать, снять домик для начала или построить потом свой домик, либо поселиться в пятизвездочных отелях, четыре штуки у нас запланировано на первом этапе. Мы, естественно, начнем за свои деньги, потом постараемся привлечь другие компании, которые бы составляли нам конкуренцию. Без конкуренции какая может быть экономическая среда? Никакой.

Антон Баков
Антон Баков

– Но это все-таки будет Россия или очередной тихоокеанский курорт?

Это государство получается больше, чем Сан-Марино, больше, чем Монако

– Это будет, безусловно, государство. Потому что мы обсуждаем с правительством Кирибати вариант именно создания ассоциированного государства, которое многие полномочия, естественно, оставило бы за Республикой Кирибати, нам не нужен полный пакет полномочий государства, а основное, что нам нужно, – это, безусловно, определенная свобода внутреннего законодательства, и второе, что нам нужно, – это самостоятельное представительство на международной арене. Такие варианты возможны. Например, при Советском Союзе еще в сталинскую эпоху учредителями Организации Объединенных Наций стал не только Советский Союз, но и Украина с Белоруссией, хотя какими они были государствами – при Сталине точно никакими. Такие варианты есть, мы отталкиваемся от последних договоров, которые Соединенные Штаты заключили, кстати, тоже в Микронезии, с такими государствами, как Палау, Федеративные штаты Микронезии и Маршалловы острова. Вот мы предлагаем подобного рода договор Республике Кирибати.

– А Николай Третий, император, будет жить на Кирибати?

Я надеюсь, что да, со временем. Потому что сейчас ему совсем неплохо живется в Баварии, в достаточно комфортабельном замке средневековом, со всеми удобствами. Я полагаю, что да, со временем. Это государство получается больше, чем Сан-Марино, больше, чем Монако, я бы сказал, как 32 Монако.

– А ему понравилась ваша идея?

Безусловно, я действую по его мандату, иначе бы он меня выгнал из председателей правительства своего. Зачем бы он стал такое терпеть своеволие?

Приветственная церемония в международном аэропорту Кирибати
Приветственная церемония в международном аэропорту Кирибати

– Как вы выбирали эти острова, почему именно они? Это был сложный процесс?

Мы обращались в Македонию, Албанию, Гамбию, Антигуа и Барбуда

Да, это очень длинная история, мы не один год этим занимаемся. Сначала мы пошли к нашим братьям-славянам, черногорцам, государство которых, как известно, создал прапрапрадед нашего государя император Александр Второй. Землю нам с удовольствием в Черногории продали, порядка одного квадратного километра, но дальше выяснилось, что любовь и благодарность к российским императорам, скажем так, политически сейчас никак не выражены. Несмотря на все мои неоднократные попытки договориться о чем-то с черногорскими властями, на сегодняшний день просто поместье, не более того, у меня получилось. Мы обращались в Македонию, Албанию, Гамбию, Антигуа и Барбуда, то есть по миру нас поносило. Скажем так, в Кирибати мы продвинулись больше всего, во всяком случае здесь у нас идут реальные переговоры, какие-то решения. В той же Гамбии при предыдущем президенте Яйя Джамме, мы с ним чудесно встретились, мы по его приглашению приехали, он меня расспросил об императоре, сказал, что полностью нас поддерживает. Но после того, как он нас поддержал, все попытки выйти на связь с ним или с его министрами, которые нам дали свои скайпы, свою электронную почту, – он нас принимал не один, а, как настоящий восточный владыка, в окружении всего кабинета министров своего – после этого они все исчезли, и мы для них стали людьми-невидимками. Бывает и так.

– В принципе в России установлена монархия, уже есть царь, и он живет там, где и должны жить цари, – в Кремле. Что вы скажете об этом царе?

Вместо того чтобы вести за собой народ, Путин следует как корова, привязанная в обозе, за общественным мнением

Я могу вам сказать, что он и сам себя царем не считает. Суть монархии в том, что человек не по заслугам становится монархом, а по праву рождения. И в какой-то степени это крест, который выпадает при этом рождении человеку, и дальше вся его жизнь строится в том, чтобы нести этот крест как он считает правильным, как считают люди, которые его воспитывали, учили и так далее. С Владимиром Путиным ситуация другая. Это человек, который попал в Кремль, может быть, благодаря своим личным заслугам, разумеется, в значительной степени случайно, случай тоже движет людьми в жизни. Сегодня фактически (у меня есть статья "Демократия рейтинга") он не принимает ни одного решения, которое бы не поддерживалось большинством жителей России, я сейчас говорю о публичных его решениях. Он вынужден все время поддерживать свой высокий рейтинг и поэтому идти на поводу у большинства нашего общества. Общество наше, как известно, искалечено советской властью, общество наше не слишком образованно, не слишком продвинуто, тем более большинство. Мы видим печальнейшие результаты, когда человек, вместо того чтобы вести за собой народ, наоборот, сам следует как, извините меня, какая-то корова привязанная в обозе, за общественным мнением. Вот уж точно хвост виляет собакой.​

Антон Баков, Леонид Гозман, Никита Белых, Виктор Некрутенко и Борис Надеждин на съезде СПС, 2007
Антон Баков, Леонид Гозман, Никита Белых, Виктор Некрутенко и Борис Надеждин на съезде СПС, 2007

– Вы считаете себя политэмигрантом? Вы насовсем уехали из России?

– Я давно являюсь политэмигрантом, внутренним как минимум 10 лет. Потому что 10 лет назад Кремль запретил мне политическую деятельность. Когда создавалась новая партия вместо Союза правых сил, Слава Сурков лично запретил брать меня и еще одного товарища в эту партию. В этом смысле я давно эмигрант. Но сейчас все больше и больше становлюсь внешним политэмигрантом, потому что проекты все дальше уводят меня от России. Сейчас на другом конце мира нахожусь. В последнее время в основном в Кирибати.

– Но все-таки на одном из обитаемых островов?

– Да, я пока еще в столице, потому что надо вести переговоры. Я, конечно, бываю на других островах, вот мы прилетели из Гонолулу с супругой на Кристмас-Айленд, и как раз нас там поймало радио Новой Зеландии, которое сделало сенсационный репортаж. А вообще мы прилетели туда встречаться с президентом, там у нас были две встречи с президентом, мы встречались с министерством по делам островов, у них центральный офис не в столице, а на Кристмасе. Оттуда через Фиджи прилетели в Тараву. Сейчас ведем переговоры с другими министерствами, встречаемся с епископами, позавчера был католический епископ, сегодня идем к главе протестантской церкви в Кирибати. То есть у нас такая попытка со всех сторон местное общество окучить, хотя есть и противники нашего проекта. На столе у меня лежит газета с моей фотографией с президентом на первой странице, и написано "Ерио эн аки э кака моаку", мне перевели, это означает: "Скажите им "нет". Это опасно". Я ничего хорошего от слова "кака моаку" не ждал, сразу у меня зародились подозрения.

Парламент Кирибати
Парламент Кирибати

– Слышали ли вы о том, что проект построить альтернативную Россию на одном из необитаемых островов возник еще в 1970-е годы? В журнале "Континент", издававшемся в Париже Владимиром Максимовым, и других эмигрантских изданиях публиковались такие объявления: "Новая Россия. Собираем деньги на покупку необитаемого острова для того, чтобы все недовольные советским режимом могли там построить новое государство". Так что у вас есть предшественники.

Я вам очень благодарен за такую информацию, теперь я всегда буду об этом говорить. Потому что если до этого был только виртуальный пример аксеновский "Остров Крым", то тут, можно сказать, фактически реальный есть.

– Что такое Кирибати, какие у вас самые главные впечатления, как все это выглядит?

Убийства здесь случаются чаще, чем кражи, потому что убийство – это достойно, а кража – это позор

– Это очень открытые, с одной стороны, гостеприимные, радушные, миролюбивые люди, очень религиозные. По воскресеньям здесь все вымирает, все в церкви. Но надо еще понимать, что все они между собой родственники. Здесь огромная рождаемость, огромный рост населения – это приводит к тому, что все являются кузенами, двоюродными, троюродными братьями и сестрами, все друг друга знают, кланы между собой все связаны. Это, конечно, накладывает очень большой отпечаток на всю политику. С другой стороны, здесь нет никакой коррупции, здесь практически нет преступности, убийства здесь случаются чаще, чем кражи, потому что убийство – это достойно, а кража – это позор на всю семью. Здесь очень своеобразная и очень демократическая система выборов, которая не имеет аналогов ни в одной стране мира, насколько я знаю. То есть это очень самобытный народ, который говорит на собственном языке мало на что похожем.

– Язык собираетесь учить?

– Это было бы неплохо, я уже несколько слов знаю: "карабва" – спасибо, "мяури" – здравствуйте, "сопо" – до свидания. Пока на этом и "кака моаку" у меня все закончилось.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG