Linkuri accesibilitate

Стефан Шеннах: «Мы считаем, что приднестровский конфликт – самый легкоразрешимый»


После вмешательства России в ситуацию на востоке Украины и после аннексии Крыма в 2014 году Парламентская ассамблея Совета Европы приняла решение о создании временного антикризисного комитета, который был призван заниматься «конфликтами между государствами СЕ». В комитет вошли содокладчики ПАСЕ по странам Совета Европы, на территории которых имеются затяжные конфликта – это Республика Молдова, Азербайджан, Грузия и Российская Федерация, с одной стороны, и Кипр, Греция и Турция, с другой. Изначально глава комитета, австрийский депутат-социалист Стефан Шеннах не считал, что Украина (с Донецком и Луганском) входит в повестку новой структуры, но со временем акценты изменились, и многие депутаты ПАСЕ начали относить конфликт на востоке Украины именно к категории замороженных.

Замороженным или тлеющим конфликтом принято считать ситуацию в международных отношениях, когда вооруженный конфликт между двумя сторонами прекращается, но – без подписания мирного договора или иного политического решения конфликта. Иными словами, в любой момент конфликт может разгореться вновь, как это происходит, например, в Украине, несмотря на минские договоренности.

Самый застарелый конфликт не связан с бывшим Советским Союзом (это конфликт Кипр-Греция-Турция), но большинство замороженных конфликтов разгорелись как раз в бывших советских республиках после распада СССР в 1991 году: Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия. Самый свежий из них вспыхнул на востоке Украины. Замороженный конфликт – это нестабильность и постоянная угроза начала новой фазы военного противостояния. Прошлой весной это произошло в Нагорном Карабахе.

Мы пригласили к переговорам новых лидеров Приднестровья. Продолжаем попытки найти совместные решения

У каждого затяжного конфликта имеется свой международный формат переговоров: в Приднестровье это так называемый формат «5+2», в Украине – Минские договоренности, в Нагорном Карабахе – Минская группа, в Абхазии и Южной Осетии – Женевские переговоры и т.д. При этом, все стороны заявляют о своем недовольстве отсутствием результатов переговоров в рамках существующих форматов. В этой связи Совет Европы решил сделать шаг вперед и создать постоянный комитет по конфликтам между странами-членами, усиливая роль и значение временного комитета, сформированного в 2014 году.

Преимущество постоянного комитета состоит в том, что он открыт для стран ПАСЕ, на территории которых имеются замороженные конфликты, и те могут присоединиться к содокладчикам ПАСЕ. Кроме того, в постоянном комитете будут участвовать страны-члены ПАСЕ, сопредельные с зонами замороженных конфликтов.

«Создание постоянного комитета вселяет надежду на позитивные перемены. Мы считаем, что приднестровский конфликт – самый легкоразрешимый. Мы пригласили к переговорам новых лидеров Приднестровья. Продолжаем попытки найти совместные решения. Два десятилетия спустя после начала конфликта, мы надеемся представить с помощью этой новой платформы конкретные и эффективные предложения, чтобы вынести их на совместное обсуждение, – говорит австрийский депутат. – Создание в 2014 году временного комитета было историческим решением. Впервые с момента основания организации и впервые после второй мировой войны ПАСЕ приняла к сведению, что между членами Совета Европы существуют конфликты, и что необходимы действия для их разрешения. Сейчас создан постоянный комитет, работа которого планируется на долгосрочную перспективу. Это значит, что мы осознаем серьезность ситуации, понимаем, что давно существующие международные механизмы урегулирования конфликтов не работают в отношении данных замороженных очагов напряженности».

Мы спросили Стефан Шеннаха, каковы инструменты новой структуры ПАСЕ?

Стефан Шеннах: Дипломатия. Мы приглашаем два государства, на территории которых тлеют конфликты, приглашаем встретиться и обсудить сложившуюся ситуацию. Если они приходят лишь с целью пропаганды, то это потеря времени. Мы спрашиваем каждую из сторон: «Вы действительно хотите принять участие в дебатах, в предметном и глубоком разговоре? Если нет, то давайте откажемся от этой идеи и вернемся к ней через два года». Единственное, чего мы хотим – это подлинного желания диалога.

В этом году мы сосредоточимся на двух решениях: по приднестровскому конфликту, который мы считаем наиболее легкоразрешимым, и по карабахскому, самому трудному

В Азербайджане и Армении динамика положительная. Я как раз туда собираюсь. Мы пригласили по два участника от каждой стороны. Следовательно, есть четыре человека, готовых серьезно обсуждать абсолютно все вопросы, вплоть до самых болезненных. И они это сделали. Сейчас вот предстоит встреча с ними. Может, для вас это сюрприз...

Что же касается Приднестровья, то в этом году мы туда собираемся. Поскольку первая встреча временного комитета состоялась в Вене, первое совещание постоянного комитета решено провести там же. Вена – город нейтральный, здесь резиденция ОБСЕ.

В этом году, как я уже сказал, мы сосредоточимся на двух решениях: по приднестровскому конфликту, который мы считаем наиболее легкоразрешимым, и по карабахскому, самому трудному, с нашей точки зрения. Учитывая, что в последнее время там погибли люди, мы хотим в этом году подготовить для Нагорного Карабаха индивидуальные предложения.

XS
SM
MD
LG