Linkuri accesibilitate

Эгидиус Варейкис: «География очень важна, Молдова – сэндвич между Румынией и восточным блоком»


По информации источников в ПАСЕ, в апреле новым содокладчиком ПАСЕ по Молдове могут назначить литовского правоцентристского политика Эгидиуса Варейкиса. Он уже занимал эту должность в 2007-2009 гг., слывет одним из лучших знатоков ситуации и тенденций в стране. В эксклюзивном интервью Свободной Европе на полях зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы Варейкис обратил внимание на то, что Молдове придется выбирать между ЕС и Таможенным союзом.

«В Евросоюзе налицо не только основные свободы (свободное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала), но и ценности. Думаю, это большая политическая ошибка – считать, что ЕС будет закрывать глаза на несоблюдение этих ценностей ради каких-то торговых договоренностей», заявил Варейкис. Политик считает невозможным проведение Молдовой «многовекторной политики» – одновременно тесно сотрудничая и с Евразийским, и с Европейским союзами.

Свободная Европа: Г-н Варейкис, молдаване избрали президента – впервые за долгие годы, он уже побывал с первым официальным визитом в Москве, где заявил о намерении отказаться от – или пересмотреть Соглашение об ассоциации с ЕС. Как изменится Молдова при президенте Додоне?

Эгидиус Варейкис: Знаете, есть такая метафора: «Насколько широка река Прут». Если она расширяется, то Молдова приближается к Российской Федерации. Если сужается, Молдова ближе к ЕС. Прут сейчас, по моим наблюдениям, расширяется, и сближение с ЕС становится все труднее. Если посмотреть на ситуацию с исторической и геополитической точки зрения, складывается впечатление, что мы возвращаемся в XIX век, когда Прут был границей между Российской империей и остальной Европой.

ЕС нуждается в Молдове. Мы хотим, чтобы страна оставалась на стороне Запада

Республика Молдова, как часть румынской культуры, находилась под контролем России, и Додон нашел своего рода формулу, как сохранить этот регион поближе к России и подальше от ЕС, от Бухареста.

Не все так однозначно в этой ситуации. По Конституции, президент Молдовы не имеет исполнительных полномочий, он не является сильным президентом, как президент США, к примеру. Он нуждается в парламентской поддержке, которую надеется получить в 2018 году. Все происходящее там далеко не так очевидно. Президент был в Москве, а 7 февраля отправится в Брюссель. На самом деле, президент Додон не говорит о намерении прекратить действие Соглашения об ассоциации. В его словах я читаю другое: что Соглашение об ассоциации заключено в спешке, что оно не сбалансировано, он же хочет установить лучшие отношения с ЕС, более выгодные для Республики Молдова.

ЕС нуждается в Молдове. Мы хотим, чтобы страна оставалась на стороне Запада. Я думаю, что Брюссель будет поощрять Додона продолжать работать с ЕС, вопреки заявлениям, сделанным в Москве. Отношения г-на Додона с Москвой, на мой взгляд, совершенно естественны. Он обещал в ходе избирательной кампании сближения с Москвой. Вот он и держит свои обещания. Продвижение русского языка является продвижением истории Молдовы советского периода. А Запад говорит, что Республика Молдова является частью одноименной бывшей румынской провинции Молдова. Для Додона, возможно, это бывшая советская республика.

Свободная Европа: ЕС неоднократно критиковал кишиневских политиков, считая, что проевропейцами они лишь декларируют себя, коль скоро не проводят обещанные реформы и дают немало поводов подозревать себя в коррупции. Вы считаете, что если г-н Додон, который на словах не является проевропейцем, будет действительно реформировать страну в соответствии с Соглашением об ассоциации, в интересах граждан – он станет настоящим проевропейцем?

Эгидиус Варейкис: ЕС – организация далеко не простая. С одной стороны, все начиналось с общего рынка, ставшего со временем единым рынком. Поэтому экономика и торговля очень важны. Многие считают, что поэтому ЕС и может заключать экономические соглашения с любой страной, несмотря на состояние демократии там или на основоположные ценности. Это не так.

Сегодня ЕС – не просто единый рынок, это и политический союз. В Евросоюзе налицо не только свободное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала, но и ценности. Хотелось бы, конечно, чтобы эти ценности лучше соблюдались, но, так или иначе, у нас есть набор фундаментальных ценностей, которыми мы дорожим и на которые опирается ЕС.

Если Брексит возможен – возможно все. Соглашение об ассоциации отменить даже проще

По моему мнению, это политическая ошибка – считать, что страна может долгие годы проводить многовекторную политику – одновременно тесно сотрудничать и с Евразийским союзом, и с Евросоюзом. Это невозможно. И не только по соображениям конкуренции, просто нельзя быть полноправным членом двух союзов. Рано или поздно придется сделать выбор. Знаю, что Украина и страны Кавказа надеялись пойти по такому же сценарию. Не получились. Им пришлось выбирать, а в противном случае, они не смогли бы вести дела ни с теми, ни с другими.

Думаю, г-н Додон, как человек прагматичный, считает, что ЕС будет вести с Молдовой диалог только о торговле, но не о ценностях. Этого не произойдет. Кроме того, карта, позиционирование Молдовы на карте имеет очень большое значение. География очень важна для Молдовы, которая является своего рода сэндвичем между Румынией – членом ЕС и НАТО, и восточным блоком. Румыния начала играть все более важную роль в этих двух организациях, особенно, в НАТО. И если Украина так же приблизится к Западу, выбора у Молдовы практически не останется. Не будем забывать и о приднестровском вопросе. Некоторые говорят, что Додон поддержит пророссийское решение.

Свободная Европа: А что означает «пророссийское решение»?

Эгидиус Варейкис: Стопроцентно сказать не могу, но это точно значит, что Приднестровье получит особый статус – с российской группировкой войск и русским языком. Де-факто регион отделится, хотя де-юре, возможно, и останется составной частью Республики Молдова, но со своим законодательством касательно языкового или военного режима. В Москве г-н Додон обсуждал и приднестровский вопрос. Возможно, Москва получит какие-то уступки взамен поддержки такого решения.

Лет десять назад Молдова была важна, там появился шанс на урегулирование приднестровского конфликта. Но затем наступил 2009 год, и дела приняли совершенно другой оборот

Свободная Европа: А возможно ли, в принципе, аннулирование Соглашения об ассоциации с ЕС – и на каких условиях?

Эгидиус Варейкис: Если Брексит возможен – возможно все. Соглашение об ассоциации отменить даже проще. Если страна этого хочет – конечно, это возможно. Как именно – никто не знает, такого опыта у нас пока нет. Но утверждать, что раз договор заключен, то он навечно – неправильно. Мы не в Советском Союзе. Зависит также от того, какого развода желает страна: полного или частичного. Если Молдова хочет присоединиться к Таможенному союзу, то членство в этой организации будет определять и пределы сотрудничества с ЕС.

Свободная Европа: Зачем молдаванам отказываться от безвизовых поездок в страны ЕС?

Эгидиус Варейкис: Это очень трудный вопрос. И не совсем по адресу. Я не молдавский гражданин. Могу сказать, как вижу я эту ситуацию. Что касается меня, должен напомнить, что Республика Молдова – одна из самых бедных стран Европы, и возможно, что кое-кто считает, что свобода передвижения на пространстве ЕС не так уж и важна, что есть вещи поважнее. Естественно, люди хотят простых решений. Если они смотрят на Литву, то думают, что просто там произошло чудо. Но чудес никаких не было, был просто медленный процесс перемен.

Двадцать лет назад никто и мечтать не мог, что мы окажемся здесь. Два десятилетия понадобились для того, чтобы мы достигли этой стадии развития – хотя 20 лет назад мы все отправлялись из одного пункта. Возможно, молдаване и хотят в ЕС, но их беспокоит тот факт, что этого может и не произойти при их жизни.

Cейчас никто ничего не обещает ни Украине, ни Молдове. «Проведите реформы – и посмотрим, что делать дальше». ЕС в этом не виноват

Свободная Европа: На заседаниях ПАСЕ, по моим наблюдениям, уже не часто обсуждаются вопросы или события, касающиеся стран Восточного партнерства. Украина – и почти что все… Их считают потерянными – или беспроблемными?

Эгидиус Варейкис: Нельзя так говорить, ведь это неправда, что у стран Восточного партнерства нет проблем. Все они находятся под мониторингом по вопросам демократии и правового государства, так что все они проблематичны. Дело, наверное, в другом: если страна слишком долго не может справиться со своими проблемами, начинает казаться, что это ее естественное состояние, что конфликты заморозились, и страна просто перестала искать решения. Что она не в состоянии их решить.

Несколько лет назад Грузия постоянно находилась в поле зрения. Лет десять назад Молдова была важна, там появился шанс на урегулирование приднестровского конфликта, были особые планы относительно регистрации компаний, очень конкретные планы – например, когда я был содокладчиком. В 2007-2008 гг. было предложение считать Молдову функциональной демократией, но затем наступил 2009 год, и дела приняли совершенно другой оборот.

Свободная Европа: Бывшим советским странам присуща какая-то инерция, они все время смотрят назад…

Эгидиус Варейкис: Иногда кажется, что голос Совета Европы уже для них не так важен. У каждой страны своя «дорожная карта». В беседах с парламентариями возникает ощущение, что они уже не надеются на решения, которые может предложить СЕ. Поэтому Совет Европы должен измениться. Необходимы более радикальные, более специфичные меры. Это касается и Евросоюза.

Двадцать лет назад прибалтийские страны получили конкретное обещание: если они сделают все, как положено, членство в НАТО и ЕС им гарантировано. Обещания были выполнены, как известно. А сейчас никто ничего не обещает ни Украине, ни Молдове. «Проведите реформы – и посмотрим, что делать дальше». ЕС в этом не виноват, мир меняется, и ЕС тоже должен быть готовым к таким переменам. Двадцать лет назад все думали, что правовое государство и демократия в состоянии сделать нас счастливыми. Сейчас уже так не считают.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG