Linkuri accesibilitate

Богдан Раду: «Нам в Румынии повезло, у нас нет особого евроскептицизма»


«Границы демократии: как поддержать демократический переход в Молдове» – тема исследования, представленного в Кишиневе. Презентацию организовали Европейский центр по изучению проблем соседства (Будапешт) совместно с Ассоциацией внешней политики при содействии Вышеградского фонда. Один из авторов исследования, лектор факультета политических наук университета Бабеш-Бойяи пытается объяснить, почему в Республике Молдова демократия все еще столь далека от европейских стандартов.

Свободная Европа: Какое место отведено Республике Молдова в восточно-европейском пейзаже, в частности, по сравнению с Румынией? Что сейчас показывает эта рентгенограмма?

Богдан Раду: Что касается границ демократии, то я думаю, что ключевое слово здесь «границы». Его первое значение связано с понятием географических границ. Ведь первым делом – это физические границы, а границы демократии второстепенны. История многих стран показывает, что при наличии либо публичных споров, либо проблем на тему всего, что касается государства, на тему идентичности – там уже и сама демократия, и ее укрепление и развитие представляются делом весьма проблематичным.

Что касается Молдовы, то я бы сказал, что раскол общества, при котором часть населения тяготеет к одной политическая системе, другая – к другой, сильно осложняет ситуацию. С этой точки зрения Румынии легче, там нет проблем с государственной идентичностью.

Свободная Европа: А что еще помешало установлению демократии в Республике Молдова?

Богдан Раду: На поиск ответа уйдет много времени, тем более, что причины следует искать не только в Республике Молдова. Скажу с самого начала: я не большой специалист по Молдове, но здесь, думаю, мы имеем дело с двумя категориями проблем.

С одной стороны, сбой институционального порядка – обеспечение правового государства, создание четко функционирующих институтов, способных выдержать испытание временем. В Румынии, например, эти институты работали лучше, потому что европейский принцип функциональности обеспечил нужное давление. Показателен в этом смысле пример Управления по борьбе с коррупцией. Здесь свою роль сыграли не только условия Евросоюза, но и других международных организаций. И не последнюю роль сыграли, конечно, внешнеполитические предпочтения.

В обществе существует огромное недоверие. И тогда коммунистическое наследие заставляет использовать иные альтернативы

В Республике Молдова, бесспорно, проблемы, связанные, например, со свободой прессы или олигархизацией СМИ, крайне важны. Коррупция – это другая серьезная проблема. И если при существующих проблемах эти институты не пользуются должной поддержкой, разумеется, подобного рода сбои неминуемы.

Ситуация усугубляется отсутствием или низким доверием граждан к этим институтам. Кроме институциональных заминок, другим уязвимым пунктом является вопрос ценностей или принципов, ведь здесь недостаточно, чтобы хорошо работал тот или иной институт. Необходима вера граждан в то, что этот институт защитит их в той или иной ситуации, поможет восстановить справедливость.

Уверен, мало найдется людей, которые действительно верят, что «да, вот у меня есть определенная проблема – и я знаю, где ее решить, потому что, согласно Конституции и других законов, этот институт мне поможет». В обществе существует огромное недоверие. И тогда, разумеется, коммунистическое наследие, которое присутствует во всем этом регионе, заставляет использовать иные альтернативы.

Свободная Европа: Но, помимо этого давления со стороны ЕС, в Румынии, а также в Польше и странах Балтии налицо и прессинг со стороны общества. Откуда такой подход – и почему его нет в Республике Молдова?

Богдан Раду: Думаю, в этом смысле показательны две вещи. Не хочу говорить, что европейский принцип «что-то взамен чего-то» срабатывал всегда – и что он срабатывал безукоризненно. Разумеется, накладки случались. Но что мы видим сегодня в бывших странах социалистического лагеря, ставших членами ЕС? Мы видим, что после присоединения к ЕС политика «что-то взамен чего-то» перестала использоваться – и вот, кого-то потянуло «не в ту степь»... Но если есть институты, которые худо-бедно функционируют, то при первых же попытках поднять сомнительную или незаконную проблему, люди выходят на улицы.

В Румынии в декабре прошли парламентские выборы, явка на них была низкой. Но когда вспыхнул скандал, связанный с указами о помиловании и с амнистией, – очень много людей вышли на улицу. Думаю, это своеобразный урок демократии: в демократическом государстве, при всех его недостатках: граждане могут выйти и заявить о своих проблемах.

В Румынии, на мой взгляд, можно говорить и о существовании гражданского общества, которое пользуется растущим доверием со стороны населения. И в этих условиях мобилизация по призыву гражданского общества срабатывает. В Республике Молдова это работает труднее.

Результаты выборов в Молдове, возможно, стали неожиданностью для румынского общества, но не стали шоком

Свободная Европа: Вы говорили о феномене «сильного лидера», о потребности в сильном лидере, что особо заметно в Румынии. Мне кажется, в Республике Молдова такая потребность раза в три сильнее. Откуда этот феномен, и чем может обернуться потребность общества в «отце народов»?

Богдан Раду: Два момента хочу здесь отметить. Эта потребность в сильном лидере, вероятно, продиктована соображениями безопасности. Весь переходный период характеризуется незащищенностью – экономической, политической... И в этом случае возникает потребность в «крепкой руке», в гарантиях безопасности. В Румынии было несколько лидеров, которые отлично сыграли эту роль, – в том числе, во времена коммунизма.

Почему это не идет на пользу демократии? Потому что в основе любой демократии лежат принципы отказа от незаконных действий и принципы принятия справедливых решений. Но вот выбор «персонифицированной силы» порождают достаточно туманные перспективы. Возможно существование лидера, который в конечном итоге начнет принимать решения, которые выгодны ему. В современной истории есть немало примеров, свидетельствующих о том, что это не только проблема стран с переходной экономикой. Именно это и показали выборы в США.

Свободная Европа: Какой видится ситуация в Республике Молдова, особенно, в свете последних заявлений нашего президента, который в Москве выступил с рядом деклараций, вызвавших шквал критики?

Богдан Раду: Республика Молдова и то, что здесь происходит, в Румынии часто становится темой для первых полос газет, так как очень многих интересуют события в этой стране. Результаты выборов в Молдове, возможно, стали неожиданностью для румынского общества, но не стали шоком – подобные примеры бывали и раньше, и тренд, в общем-то, был предсказуем.

Налицо отклонение от проевропейского курса в пользу альтернативной модели. Нам в Румынии повезло, у нас нет серьезных выступлений против ЕС, нет и особого евроскептицизма. Но ситуация в Молдове порождает определенную дистанцию.

Свободная Европа: В чем интерес Республики Молдова для Румынии?

Инаугурационная речь меня удивила своим жестким, изоляционистским подходом

Богдан Раду: Зависит от того, кому адресован вопрос – интересы возможны самые разные, и не исключено, что одни интересы будут наслаиваться на другие. В Румынии есть политики, которые выступают за все более тесные связи, в частности, Траян Бэсеску заметно облегчил получение румынского гражданства жителями Молдовы. Известны и академические проекты, в рамках которых студенты из Республики Молдова могут учиться в румынских вузах.

Думаю, интерес состоит в том, чтобы Румыния сохранила определенные привилегированные позиции в отношениях с Республикой Молдова.

Свободная Европа: Вы коснулись избрания Трампа. Этот вопрос в последнее время активно обсуждается, в том числе, в плане возможного самоустранения США от проблем региона, я говорю и о Румынии, и о Республике Молдова. Также говорят и о возможном перераспределении сфер влияния. На этом фоне возможно ли укрепление в регионе сферы влияния России?

Богдан Раду: Думаю, Россия готова проявить свое влияние – как, впрочем, и всегда. Но лично я не уверен и не берусь предсказывать, что Трамп на это пойдет.

Инаугурационная речь меня удивила своим жестким, изоляционистским подходом. Признаюсь, я ожидал, что его предвыборному дискурсу, который изобиловал теми же нотами, не найдется места в инаугурационном выступлении. Я надеялся, что это всего лишь предвыборная тактика, нужная для привлечения голосов.

Пока же все говорит о том, что новый президент намерен пересмотреть подход к сложившемуся миропорядку. Связи с Мексикой уже стали проблемой. Сейчас остается лишь одно – ждать развития событий. С этой точки зрения ни в Румынии, ни, тем более, в Молдове нет значительного военного присутствия. Так что – подождем, посмотрим, как изменится картина.

Очень надеюсь, что терминология со «сферами влияния» исчерпана

Несомненно, членство Румынии в НАТО и в ЕС имеет большое значение. Но остается наблюдать, действительно ли Трамп бросит вызов международной системе, основанной на экономической интеграции и защитной роли США. Я склонен полагать, что ничего особенного не произойдет – и очень надеюсь, что я прав.

Свободная Европа: А что в отношении Республики Молдова, которая не входит ни в ЕС, ни в НАТО?..

Богдан Раду: Если Трамп решит пойти по сценарию, в котором США отказываются от своих обязательств перед международным сообществом, я бы сказал, что Республика Молдова действительно находится в более уязвимой ситуации, чем Румыния.

Но скажу еще раз: я очень надеюсь, что терминология со «сферами влияния» исчерпана. Мы говорили на этом языке в годы «холодной войны» и сразу после нее. И дело же не в том, что сфер влияния не существует. Естественно, они были и есть. Но ситуация сейчас несравненно более сложная, и нет смысла считать, что Трамп готов вернуться в 80-е годы. Уверен, это не так.

Ситуация сегодня абсолютно иная, поэтому придется любую мелочь рассматривать в новом контексте. Так что я думаю, что не стоит выступать с паникерскими прогнозами.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG