Linkuri accesibilitate

Игорь Боцан: «Единого протестного движения уже не может быть из-за штрейкбрехеров»


Свободная Европа: После недавних выборов у политических лагерей Республики Молдова – левых, правых – есть еще порох в пороховницах?

Игорь Боцан: Власть была немного напугана возможным объединением протестных сил. Это было видно невооруженным взглядом. После того, как г-н Додон сыграл роль штрейкбрехера – в свою пользу, разумеется…

Свободная Европа: Напомним нашим слушателям, что означает слово «штрейкбрехер»: это тот, кто во время стачки занимает места забастовщиков, и выходя на работу, поддерживает администрацию компании.

Игорь Боцан: Да, это известный термин в профсоюзном движении, и он означает, что только единство и отсутствие штрейкбрехеров гарантируют успех забастовки. Когда же патронам удавалось пробить брешь в профсоюзном движении, – найти людей, готовых выйти на работу, – то протест захлебывался. И в политической жизни так же происходит нечто подобное. Наши слушатели наверняка помнят, что именно г-н Додон не участвовал в акции протеста 24 апреля – он уже был уверен в том, что мешки погрузили именно на его телегу, и что он победит на выборах.

Свободная Европа: На правом фланге протестный потенциал еще сохранился?

Игорь Боцан: На правом, думаю, да. Но только этот протестный потенциал необходимо использовать с умом. Всем должно быть предельно ясно, для чего выводить людей, для чего им протестовать, когда, скажем, «нарисовался» конфликт между властью г-на Плахотнюка и евразийским президентом Игорем Додоном.

Свободная Европа: К этому разговору меня подтолкнуло одно из последних заявлений Игоря Додона – о том, что людей надо снимать. Но подлинный протестный потенциал – тот, который складывается естественным образом, а не потому что кто-то бросил клич. Например, недавно был анонсирован возможный протест учителей, которые после передумали. Или вот фермеры планируют протесты, они недовольны тем, что правительство обещало компенсации, но выполнять это не спешит...

Г-н Додон получил то, что хотел, – президентство

Игорь Боцан: Спонтанные протесты опасны лишь в том случае, если они переходят в насилие. Они не могут быть длительными. Протест, инициированный г-ном Додоном, с моей точки зрения, обречен на провал, потому что с самого начала он будет восприниматься как срежиссированный лидером, намерения которого упираются в геополитику. И эффект от него будет обратным, так как, естественно, это мобилизует унионистов – а власть только этого и ждет. И г-н Додон окажется в очень щекотливом положении.

Свободная Европа: Но г-н Додон именно этого хочет – показать, что у него много «солдат», борцов за «правое дело». Он говорит, что по первому зову придут сотни тысяч, что придут все проголосовавшие за него избиратели.

Игорь Боцан: Это иллюзия. Г-ну Додону показывать нечего – он победил на выборах. У него около 800 тыс. сторонников. Но это не значит, что все они выйдут протестовать. А те, кто присоединится к протесту, должны знать, какие цели преследуют подобные акции. Если целью протеста являются досрочные выборы, то протестующие могут ему сказать: «Г-н Додон, но ведь есть и вариант г-на Чубашенко, последуйте ему! Не промульгируйте законы, спровоцируйте референдум о вашей отставке, а уж там мы себя покажем».

Свободная Европа: Прошлогодние задачи протестующих еще остаются в силе?

Игорь Боцан: Я думаю, они еще в силе, однако, единого протестного движения уже не может быть из-за штрейкбрехеров и тех, кто использовал протесты ради личной выгоды. Г-н Додон получил то, что хотел, – президентство.

Если г-н Додон будет упорствовать, не исключено, что г-н Плахотнюк расчленит и его фракцию

Сейчас его избиратели вправе сказать ему: «Мы вас поддержали, сейчас в ваших руках есть все рычаги, и решение вам известно. Если вы чувствуете себя ущемленным в полномочиях, если видите, что ваши инициативы не проходят, поступайте так, как советовал тот, кто поддержал вас в первом туре. Зачем людям выходить на улицу? Чтобы спровоцировать, например, встречную манифестацию унионистов?»

Свободная Европа: Нет. Чтобы помочь г-ну Додону убедить своих противников добровольно отказаться от власти.

Игорь Боцан: Прекрасно. И тогда все смогут сказать: да, были протесты, которые проходили в режиме нон-стоп более года. Власть осталась, выстояла. Более того, мы увидели, что в этом противостоянии правительство выдержало, потому что это именно г-н Додон спровоцировал отставку кабинета Стрельца.

В конечном счете, г-н Плахотнюк расколол фракцию коммунистов – и то, чего он лишился в результате устранения половины фракции либеральных демократов, он компенсировал за счет Партии коммунистов. Если г-н Додон будет упорствовать, не исключено, что г-н Плахотнюк расчленит и его фракцию. Значит, протесты проходили не зря.

Конфронтация оказалась полезной, поскольку показала потенциал противоборствующих сторон. И мы увидели, что правящая коалиция выкрутилась. Более того, нравится нам это или нет, партнеры по развитию сказали: «Эта власть обладает нужными рычагами, и Республику Молдова надо поддержать». Все, вопрос исчерпан, результаты налицо.

Сейчас идет «позиционная» конфронтация. Есть президент Додон со своими щедрыми обещаниями, выполнить которые, увы, он не в состоянии. И, будучи загнанным в угол, он снова хочет возродить протестное движение. Но лично я считаю, что его ждет неудача, потому что именно он разрушил единство протестного движения, направив его в геополитическое русло ради собственной победы на выборах. Он получил то, что хотел.

Свободная Европа: Я не очень уверен в том, что г-н Додон действительно хочет организовать протесты. Складывается впечатление, что он блефует, говорит, что у него на руках есть джокер, но на самом деле ведь неизвестно, так ли это.

Игорь Боцан: Точно так же он грозит референдумами – хотя мы убедились, что никакой возможности в этом плане у него нет. Он может инициировать плебисциты, но их проведение не входит в его компетенцию.

Исполнилось шесть лет, как г-н Додон письменно поклялся г-ну Воронину не предавать его. И не прошло и полугода, как он поступил с точностью до наоборот

Свободная Европа: Владу Плахотнюку, видимо, приходится отвечать на предложения или даже сформулированные требования о допуске социалистов к власти. Неизвестно, поступили ли такие требования, но г-н Плахотнюк отвечает коротко и ясно: «Не партию. Возможно, отдельных ее представителей, которые сменят свой цвет». Следует ли понимать, что этот путь для них закрыт?

Игорь Боцан: Напротив, я склонен усматривать в этом намек г-на Плахотнюка г-ну Додону. Если г-н Додон отказывается от своего стиля поведения, мятежного в каком-то смысле, значит, тогда все выстраивается самым чудесным образом. Есть парламентское большинство, есть президент, который промульгирует законы и проводит назначения в соответствии с Конституцией. Какое тогда еще нужно дополнительное сотрудничество?

Свободная Европа: Допустить, например, в правительство энное количество министров с четкими социалистическими взглядами.

Игорь Боцан: Да, но это разжижает Партию социалистов, делает ее соучастником плана Плахотнюка по наведению мостов между Востоком и Западом.

Свободная Европа: А президент борется именно с этим.

Игорь Боцан: Да, президент геополитически ориентирован на Москву, на Евразийский союз, он угрожает денонсировать Соглашение об ассоциации. Я думаю, в адрес г-на Додона был более изящный намек, а именно – отказаться от подобного рода заявлений, потому что у него действительно нет никаких шансов. Но коль он обещал, то ведь надо найти и способ разъяснить гражданам Республики Молдова, разъяснить избирателям, почему он не может сдержать слово. Тем более, что на днях исполнилось шесть лет с того момента, как г-н Додон письменно поклялся г-ну Воронину не предавать его. И не прошло и полугода, как он поступил с точностью до наоборот.

Свободная Европа: Вы имеете в виду письменное обязательство всей фракции ПКРМ не отклоняться от линии партии?

Игорь Боцан: Да. И каждого депутата в отдельности. Потому что под обязательством подписались все депутаты, в том числе, Додон и Гречаная. Так что они выворачиваются, ведь они знают, как поступают обычно политики.

Свободная Европа: Искусство обещания невозможного, так говорят о политике.

Игорь Боцан: Я бы сказал – искусство пробиваться. Искусство делать карьеру.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG