Linkuri accesibilitate

Моника Маковей: «Евросоюз не хочет потерять Республику Молдова»


Депутат Европарламента от Румынии Моника Маковей заявила Свободной Европе, что ЕС не отказывается от идеи расширения демократии в близлежащих странах: «ЕС не хочет потерять Республику Молдова, Украину или балканские страны, даже если к власти там иногда и приходят политики, которые сближают свои страны с Российской Федерацией, или же движутся к авторитарным, нарушающим демократию режимам». Такие меры, как амнистии и попытки устрашения неугодной прессы, никогда не найдут поддержки в Брюсселе, подчеркнула Моника Маковей в интервью Свободной Европе.

Свободная Европа: Игорь Додон побывал в Москве. Сейчас он собирается в Брюссель, после всего того, что наговорил в Москве, где изложил свои планы: получить в парламенте антиевропейское большинство, аннулировать Соглашение об ассоциации, взять курс на Евразийский союз, в котором доминирует Россия. Но Додон в Брюсселе – это желанный гость? Я понимаю, что его примут, как подобает. Но не скрепя ли сердце?

Моника Маковей: В Европейской комиссии, в Европейском парламенте или Европейском совете, зависит от того, где у него намечены встречи, мы не используем подобную терминологию: «охотно», или «скрепя сердце» мы встречаемся... Мы исходим из того, нужно это – или нет, имеет встреча смысл – или нет. И я уверена, с г-ном Додоном как раз будут обсуждаться требования к европейскому курсу Молдовы.

Мы, Европейский союз, хотим, чтобы Молдова не сворачивала с европейского курса. Мы знаем, что в политической жизни каждой страны, в ее истории происходят и задержки, и падения, но это не означает останавливаться на полпути лишь потому, что г-н Додон выступил с такими вот заявлениями. Напротив, мы хотим, чтобы Республика Молдова продолжила европейский путь, единственный путь к демократии, к независимому правосудию, к рыночной экономике и экономической свободе, к возможности работать, к благосостоянию.

В России, к примеру, не существует независимого правосудия. Но все хотят справедливости. Значит, ему здесь выскажут, скорее всего, не совсем приятные вещи, но поставят и определенные условия. Политики приходят и уходят, а народы остаются.

Свободная Европа: Г-н Додон едет с проектом меморандума о сотрудничестве с Евразийским союзом. Какие дискуссии могут быть по этому меморандуму? Чего в действительности хочет добиться президент РМ?

Моника Маковей: Не уверена, что он едет с этим меморандумом в Брюссель. Скорее, он попытается убедить, что «одно другому не помеха», т.е. что возможно и Соглашение с ЕС, несмотря на то, что ранее говорил о намерении его денонсировать. Если он примет такое решение – это его выбор, но, думаю, меморандум должно подписать и правительство, не только президент. Этого должно хотеть и население, и правительство, и парламент. Так что все не так уж и просто.

Кроме того, денонсация Соглашения об ассоциации не происходит в мгновение ока, как не произошло это и при его подписании. Годы ушли на обсуждение и подписание Соглашения. Разумеется, он приедет с планом, с конкретной повесткой. Посмотрим, как пойдет разговор.

Но я хочу сказать, что мы не хотим потерять Республику Молдова, как не хотим потерять и Украину, и страны Западных Балкан, даже если к власти и приходят иногда такие политики, которые пытаются направить свои страны в сторону Российской Федерации, или к тоталитарным, нарушающим демократию режимам.

Свободная Европа: С другой стороны, европейский вектор развития Молдовы сегодня в Кишиневе от Додона защищает власть, в лице Влада Плахотнюка. Сложившийся образ этого политика далек от образа проевропейца – он олигарх, осуществляет политический надзор, держит в узде СМИ, контролирует юстицию. Что может сделать Евросоюз с подобным «защитником» в Кишиневе?

Моника Маковей: То же самое – дискутировать, дискутировать, дискутировать и ставить условия. Примерно того же потребовали и от Румынии, которая обещала энную сумму Республике Молдова, – помогать лишь в ответ на выполнение каких-то условий.

Молдова – уже не та «история успеха», но кто знает, возможно, те времена вернутся

Я помню недавний закон об амнистии капитала. На самом деле, это закон о налоговой амнистии. Сейчас, насколько я понимаю, они хотят изменить Кодекс о выборах, потому что в случае досрочных парламентских выборов осенью этого года представители партии во главе с олигархом Плахотнюком рискуют не пройти в законодательный орган.

Так что в Брюсселе разговаривают со всеми. Разумеется, может наступить момент, когда и там скажут: «Прекрасно, но пока вы не пересмотрите свою точку зрения – и на деле, а не только на словах, – говорить нам не о чем». Мы не отказываемся столь легко от идеи расширения демократии на страны, окружающие Евросоюз.

Молдова – уже не та «история успеха», какой была долгие годы. Но кто знает, возможно, те времена вернутся. Повторяю, все для населения, а политики – фигуры преходящие. Сейчас очень важно то, что происходит, что делает Плахотнюк. Любое СМИ, любой журналист, любая газета или телеканал, критикующие олигарха Плахотнюка, подвергаются опасности. Что случилось с Jurnal TV – известно, он практически перестал существовать. Под угрозой и другие журналисты. Это далеко не демократические правила поведения, и я уверена, что последует должная реакция со стороны Европейской комиссии на тему свободы прессы, права которой сегодня в Республике Молдова нарушаются явно и сильно.

Я даже намерена обратиться в Еврокомиссию с этим вопросом, приведу конкретные примеры того, что там происходит. Предполагаю, Еврокомиссия проинформирована об этом через представительство ЕС в Кишиневе, но чем больше сигналов – тем лучше.

Свободная Европа: Некоторые комментаторы в Кишиневе сейчас задаются вопросом, как можно остановить Игоря Додона? Но – как остановить и Плахотнюка, не дать ему задушить демократию? Вы говорили об отношении к СМИ, говорили об амнистии, но есть и другие примеры: прокурор, избранный после реформы прокуратуры, который не оставляет никаких надежд на перемены… Комиссия, которая должна выявлять коррумпированных чиновников, также «задушена в пеленках»… Как можно это остановить?

Моника Маковей: Этому помогут непреклонная позиция и решительные заявления, а также отношения с Евросоюзом, которые сложились у премьер-министра, правительства, президента, помогут двусторонние отношения.

Я как раз прочитала заявления о том, что между Республикой Молдова и Соединенными Штатами Америки существует давняя дружба, и что США по-прежнему поддерживают Молдову. Будьте уверены, при такой ситуации с прессой, которая критикует Плахотнюка, поддержки не будет, как не будет ее и в отношении налоговой амнистии, отсутствия результатов в расследовании дел, в которых замешаны политики. Потому что не секрет, что в Молдове перед судом предстают те, кто украл курицу у соседа или залез в чужой огород, а крупные акулы остаются безнаказанными.

Так что обо всем этом будет сказано, и зафиксировано на бумаге. Если выводов не последует, то будет, прежде всего, «наказание рублем», а это больнее всего. Но вопрос состоит в том, что от финансовых «наказаний» страдают рядовые граждане, а они этого не заслуживают. С другой стороны, может, это подвигнет население к каким-то мерам. Так или иначе, полномочия президента Республики Молдова, в данном случае – Игоря Додона, ограничены. Не вижу смысла менять Конституцию единственно лишь потому, что президент хочет расширения полномочий.

Да, правительство заявляет о готовности проводить реформы – но мы их пока не видим. И я настоятельно призываю их перейти от слов к делу

Полномочия президента ограничены не сегодня и не вчера, у других президентов их было столько же. Нельзя менять Конституцию, проводить референдум или перекраивать закон под кого-то конкретно. Это – не демократия. И об этом будет сказано четко и решительно, куда бы Додон ни поехал.

Молдова рискует дипломатической изоляцией или, в лучшем случае, рискует тем, что на каждой встрече придется выслушивать в свой адрес нелестные упреки и предостережения, а-ля: «Будьте внимательны, вы неправильно делаете то-то и то-то». Это не к лицу политикам. И в конечном счете, им придется пойти на попятную, по моему мнению.

Свободная Европа: Все мы чаще слышим, что Евросоюз озабочен собственными проблемами, что у ЕС нет времени на такие страны, как Республика Молдова…

Моника Маковей: Я так не считаю. Конечно, у нас много проблем – миграция, борьба с терроризмом и т.д., но это не значит, что мы махнули рукой на внешнюю политику. Мы очень активно и решительно настроены на реформы в Украине, а также и в Молдове. Разумеется, нас сильно обескуражили результаты выборов в Молдове – и парламентских, и президентских, потому что ни правительство, ни президент реформаторами не являются.

Да, правительство заявляет о готовности проводить реформы – но мы их пока не видим. И я настоятельно призываю их не ограничиваться голословными заявлениями, призываю перейти от слов к делу. Сейчас самый трудный период, первый этап при правительствах Филата, Лянкэ был периодом адаптации законов, а сейчас следует этап их внедрения. Он самый сложный, и именно с ним связаны самые большие ожидания населения.

На втором этапе внедрения реформ, к сожалению, к власти пришло правительство и президент, которые, как показывает действительность, не заняты реформами. Вы упомянули юстицию... Пока к ответственности не будут привлечены политики – от власти ли, от оппозиции ли, от той или иной партии, и не только оппозиционных, – до тех пор любые заявления о реформе прокуратуры и судебной системы в целом будут вызывать лишь снисходительную улыбку. Все это крайне важно, потому что там, где власть, там и деньги – и там огромное искушение нарушить закон и присвоить себе часть этих денег.

Но, повторяю, что внутренние проблемы, с которыми сталкивается сейчас Евросоюз, не перечеркивают наш внешнеполитический курс, и не ставят крест на Республике Молдова. Да, мы обеспокоены всем, что происходит, и мы будем выдвигать условия, будем требовать конкретных действий на благо граждан. И еще я хочу сказать простым людям Молдовы, что все реформы, с таким трудом проведенные до настоящего момента, – это их, граждан, заслуга. Около трех лет прошло с момента подписания Соглашения об ассоциации, и этот шаг был сделан ради них и благодаря им.

В Румынии процесс пошел, сейчас его хотят остановить, но в Республике Молдова лед еще и не тронулся

Знаю, что трудно, что еще не видны результаты, но результаты обязательно последуют, просто для этого нужно время. Так было и в остальных бывших социалистических странах. Быстрых результатов ждать не приходится. В системе правосудия КПД может проявиться быстрее, как это произошло, например, в Румынии. Мы создали Управление по борьбе с коррупцией, и эффект наступил уже через пару месяцев, когда буквально посыпались уголовные дела в отношении коррумпированных чиновников.

То же могло бы произойти и в Республике Молдова, но здесь этого не хотят, здесь не нашелся политик, который действительно хочет независимой юстиции. Почему они этого не хотят? Потому что именно они станут первыми жертвами. Поэтому сейчас в Румынии все политики настроены против Управления по борьбе с коррупцией, всячески пытаются нападать на него, особенно, Соцпартия. Такова реальность.

Независимость правосудия нужно защищать, и это постоянная борьба, потому что политики делают все, лишь бы избежать ответственности и не оказаться на скамье подсудимых. Это серьезно, ведь политики могут пересмотреть законы «под себя», могут упразднить тот или другой институт. В этих вопросах мы должны быть особо бдительными, мобилизация нужна максимальная. В Республике Молдова только предстоит заняться этой работой. В Румынии процесс пошел, сейчас его хотят остановить, но в Республике Молдова лед еще и не тронулся.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG