Linkuri accesibilitate

Штефан Глигор: «Мы просим СИБ дать оценку заявлениям президента Додона»


Кишиневская неправительственная организация призвала Службу информации и безопасности дать правовую оценку действиям президента Республики Молдова в ходе его официального визита в Москву, а также решить, действовал ли он «в экономических и геополитических интересах Российской Федерации». Центр политик и структурных реформ сомневается, не вызвали ли заявления главы государства угрозу «экономической безопасности, суверенитету и территориальной неприкосновенности Республики Молдова». Один из авторов обращения – программный директор Центра, адвокат Штефан Глигор.

Свободная Европа: Итак, вы призвали СИБ проверить, подпадает ли официальное признание Игорем Додоном долга Приднестровья за российский природный газ общим долгом Молдовы под статью Уголовного кодекса «Измена Родине». Почему, по мнению вашей организации, заявление президента можно расценить как измену родине?

Штефан Глигор: Мы проанализировали правовые рамки и природу образовавшегося долга и пришли к выводу, что в действительности речь идет об экономических отношениях между юридическими лицами, а не об обязательствах Республики Молдова, как государства, перед Российской Федерацией.

Компания MoldovaGaz является собственностью «Газпрома», который владеет более 50% акций MoldovaGaz, а с 2005 года «Газпром» управляет также пакетом акций, которые находятся в собственности непризнанной республики, в размере 13,44%.

То, что АО «Газпром» два десятилетия готов практически бесплатно поставлять газ восточным районам Республики Молдова, – это его выбор

Следовательно, «Газпром» контролирует компанию MoldovaGaz на 63,44%. Иными словами, речь идет о том, что АО «Газпром» посредством другого акционерного общества, а именно MoldovaGaz, предоставляет гражданам Республики Молдова определенную услугу. То же самое она делает через MoldovaGaz и для приднестровской компании «Тираспольтрансгаз», поставляя по контракту природный газ.

То, что АО «Газпром» в течение двух десятилетий выражает готовность практически бесплатно поставлять газ восточным районам Республики Молдова, – это его выбор. Речь идет об отношениях между экономическими агентами. И если экономический агент посчитал возможным для себя поставлять природный газ Приднестровью в ущерб своим экономическим интересам, единственно лишь для поддержки геостратегической политики Российской Федерации, которая является владельцем компании «Газпром», при этом нарушая интересы безопасности и принципы независимости и суверенитета Республики Молдова, то именно «Газпром» и берет на себя все риски такого решения.

Игорь Додон сделал ряд скандальных заявлений. Необходимо дать им критическую оценку

Тем более, этот факт признал и ЕСПЧ, который в 2004 году в деле «Илашку и другие» констатировал причастность Российской Федерации к возникновению сепаратистского региона, которому Россия оказывала, в том числе, и военную поддержку.

Мы приводим в этом обращении выдержки из постановления ЕСПЧ, где предельно ясно говорится об ответственности Российской Федерации за незаконные действия тираспольской администрации, которой Россия обеспечила и политическую, и военную поддержку, и подчеркивается, что помощь РФ была определяющей, и что регион держится исключительно благодаря ее военной, экономической, финансовой и политической поддержке.

Сейчас сложилась ситуация, при которой поставки газа осуществляются в целях прикрытия геополитических интересов через несколько компаний, контролируемых «Газпромом», владельцем которого является Россия. И образовавшийся долг никоим образом нельзя считать долгом Республики Молдова, тем более – долгом ее граждан.

Свободная Европа: Президент Додон уже заявил, что его слова неверно истолковали, что и речи не шло о признании долга Приднестровья.

Штефан Глигор: Игорь Додон сделал и ряд других скандальных заявлений. Необходимо дать им критическую оценку. Игорь Додон – редкий мастер жонглирования словами и заявлениями. Мы все это видели в его предвыборной кампании. И мы увидим это и в рамках намеченного визита в Брюссель.

Сейчас нас конкретно интересует то, что именно он сказал по поводу этих 6,5 млрд долга Республики Молдова. Правда, у нас нет видео доказательств, но ведь не зря же мы платим различным структурам, тому же СИБ, который, кстати, нередко поступает по принципу «ничего не вижу, ничего не знаю». Мы посчитали своим долгом попросить СИБ изложить свою позицию относительно действий президента Додона, который является публичным лицом и представляет интересы Молдовы.

У нас уже есть интересная ситуация, когда координаторы урегулирования приднестровского конфликта заявили, что эти утверждения Додона – его личное мнение. Но нужно понимать, что у президента г-на Додона не может быть личного мнения, озвученного в рамках официальных визитов. Он говорит от имени государства.

Свободная Европа: Какие процедуры могут последовать, и каких результатов можно ожидать, если СИБ ответит на ваше ходатайство?

Процедура уголовного преследования в отношении президента достаточно сложная. Поэтому на серьезные действия со стороны государства надеться не следует

Штефан Глигор: Честно говоря, больших результатов вряд ли можно ждать. Мы пытаемся привлечь всеобщее внимание к тому, что в заявлениях президента присутствуют отклонения. По Конституции он является защитником независимости, суверенитета, неприкосновенности Республики Молдова. Он – гарант применения Конституции. Он – лицо Республики Молдова за рубежом. И когда такой человек отстаивает экономические интересы Российской Федерации, а не Молдовы, то он компрометирует экономическую безопасность государства Республика Молдова.

Нам хотелось бы, чтобы СИБ дал оценку этому факту, высказал свое мнение – как институт, призванный защищать интересы безопасности страны. Понимаем, что СИБ не является органом уголовного преследования, но служба может предпринять определенные усилия по инициированию такого преследования. Но… больших результатов мы вряд ли дождемся.

В соответствии с Конституцией, если президент РМ нарушает Основной закон, парламент может его отстранить от должности двумя третями голосов депутатов. Процедура уголовного преследования в отношении президента достаточно сложная. Его может судить только Высшая судебная палата, и т.д. Поэтому на серьезные действия со стороны государства надеться не следует. Но мы пытаемся показать, в первую очередь – гражданину, что президент действует в интересах другого государства. Мы обосновали свое мнение. Мы хотим, чтобы Служба информации и безопасности проверила заявления президента и подтвердила – или опровергла – то, что было процитировано в СМИ. Г-н Додон, насколько известно, не очень жалует прессу, за исключением тех СМИ, владельцами которых являются его советники. Но граждане имеют право знать реальную ситуацию.

Свободная Европа: Некоторые могут сказать, что президент Додон в общем-то прав, и если Приднестровье – часть Республики Молдова, то это значит, что и газовый долг – общий...

Штефан Глигор: Говоря юридическим языком, это долг компании «Тираспольтрансгаз», у которой имеется контракт на предоставление услуг, на поставки природного газа гражданам и юридическим лицам, предприятиям, расположенным в приднестровском регионе, который является составной частью Республики Молдова.

Свободная Европа: А если вам скажут, что ваши действия, поскольку вы были членом инициативной группы оппозиционной партии, – это не более чем проявление политической борьбы…

Штефан Глигор: Я не являюсь членом никакой политической партии. Тот факт, что мы, как граждане, разделяем определенные убеждения, и что мы поддержали в недалеком прошлом определенные партии, – это не повод для того, чтобы сомневаться в проведенном нами исследовании. Мы пытались выполнить его предельно аргументированно, со ссылками на документы и действующее законодательство.

Есть постановление ЕСПЧ, явно проигнорированное властями Республики Молдова, которые не желают называть вещи своими именами из опасений испортить экономические отношения с Российской Федерацией – которых на самом деле практически нет. Каждый из нас, граждан, поддержал или проявил свою политическую и гражданскую позиции. Я не вижу, каким образом это может дискредитировать наше исследование.

Мы – организация неправительственная, общественная. В соответствии со своим статусом, мы преследуем некоммерческие, аполитичные цели. Нас интересует гражданская активность, нас интересует, чтобы государственные институты хорошо работали, и чтобы президенты защищали интересы государства – с политической, геополитической, экономической точек зрения. Это же элементарно.

Но если президент защищает интересы не Республики Молдова, а Российской Федерации, признавая вещи, не подлежащие признанию, так как природа этих отношений абсолютно иная, – это прискорбно. И, думаю, государственные институты обязаны дать оценку такому поведению первого лица государства, долг которого – защищать суверенитет, независимость и территориальную целостность страны.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG