Linkuri accesibilitate

На переговоры в Астане были приглашены представители США, вопреки возражениям Ирана. Кстати, тоже показатель: Турция возражала против курдов, и их не пустили, а Иран был против США, но американцы были. Пусть специалисты сделают выводы об отношении Москвы и Анкары к иранскому «союзнику». США, впрочем, не были представлены на высоком уровне – только посол в Астане и только в качестве наблюдателя.

«Наша позиция в отношении любых усилий по достижению устойчивого прекращения огня в Сирии остается неизменной. В то же время мы хотим стать свидетелями полноценного доступа для оказания гуманитарной помощи. Затем… мы хотим увидеть возврат к политическим переговорам между сторонами в Женеве. Потому что в конечном итоге это единственная возможность урегулирования конфликта», – заявил «Голосу Америки» и.о. представителя Госдепартамента Марк Тонер.

«Нужно, чтобы политические переговоры возобновились, поскольку это единственный выход. А эти политические переговоры должны вылиться в политический процесс, переходный процесс, который учитывает желания и стремление сирийского народа к более демократической системе. Это должны решать не мы, сирийцы сами должны в этом разобраться», – добавил Тонер. «Голос Америки» уточняет, что США не участвовали в организации переговоров в Астане, но находились в тесном контакте с Москвой и Анкарой.

«Думаю, что всё это – часть большой политической схемы, цель которой – поставить США перед определенными фактами, а потом подключить их к работе, фактически, уже с российской позицией, – заявил «ГА» Майкл Кофман из Центра военно-морского анализа. – Я не сомневаюсь, что Россия, Иран и другие страны понимают, как сложно им будет вести действительно серьезные переговоры и закрепить успехи без участия США».

Между тем, у американцев, похоже, вырисовывается новая повестка дня. Президент Дональд Трамп обозначил то, что все последние годы не смог или не захотел сделать Обама: бесполетная зона над Сирией. Правда, на данном этапе речь идет о более расплывчатом предложении – «зоны безопасности для сирийцев». Ожидается, что «зоны безопасности» должны обеспечить внутренне перемещенным лицам «возможность в спокойной остановке дождаться урегулирования конфликта», пишет «Интерфакс» со ссылкой на американскую прессу, которая отмечает, что реализация плана может потребовать как раз создания бесполетной зоны и введения наземного воинского контингента, что чревато разногласиями с Россией.

Петербургский блогер Анатолий Несмиян, специализирующийся на Ближнем Востоке, считает, что «посредники» в лице Турции, Штатов и России, а также ИГИЛ практически разделили Сирию на сферы влияния. Он полагает, что объективно у России и ИГИЛ более слабые позиции: Россия далеко, и ее ресурсы ограничены, а джихадисты имеют недостатки с ресурсами и организацией «работы». «Собственно, это и предопределяет высокую вероятность нашего столкновения [России и ИГИЛ], - пишет Эль-Мюрид. – Иран, Турция и в какой-то степени США будут заинтересованы… в таком столкновении». Автор считает, что ситуация ведет к крупному военному поражению России.

Американский Центр стратегических и международных исследований пишет о трагедии Сирии, которая, будучи одной из наименее значимых для США стран Ближнего Востока, стала символом американской нерешительности и отступления. «Уже не имеет значения, какие были возможности в прошлом, - чем больше США пытаются вмешаться на данный момент, тем больше оно похоже на продолжение провала, - говорится в публикации. – «Реалистичный» подход к стратегии США в Сирии отныне должен состоять в минимизации роли Штатов в попытке урегулировать внутренние противоречия и в противостоянии сочетанных последствий интервенции России, Ирана, Турции и «Хезболла».

Авторы также напоминают о том, что поддержанные американцами курдские силы ставят свои национальные задачи и имеют территориальные амбиции. Причем группировка сирийских курдов (YPG) доказала свою эффективность в борьбе против «Исламского государства» и стала самым надежным проамериканским элементом в Сирии.

Словом, вокруг всё те же лица. Только расклад значительно изменился. Вчерашние «почти враги» (Россия и Турция) стали ненадолго полноценными врагами, а потом нашли общие точки. К ним почему-то присоединился Иран, хотя ни по одному принципиальному пункту (судьба алавитского режима, статус курдов, отношения с суннитскими странами и т.д.) у персов нет согласия с «союзниками». А ведь ИГИЛ пока не побежден ни в Сирии, ни в Ираке. Смена власти в Вашингтоне временно выключила Штаты из процесса, и никто не знает, какую политику они поведут. В сирийском вопросе рано ставить точку и даже запятую. Скоро исполнится шесть лет со дня начала гражданской войны, переросшей в региональную террористическую, а мы всё ставим и ставим многоточия…

Часть 1

Читайте также:

Провожая 2016 год. Шаг вперед, два назад

XS
SM
MD
LG