Linkuri accesibilitate

23-24 января в столице Казахстана прошли переговоры представителей властей Сирии и вооруженной оппозиции при посредничестве министров иностранных дел России, Турции и Ирана. Об успешности этой встречи можно поспорить, но сам факт присутствия противников за столом переговоров уже имеет значение, тем более что переговоры прошли в развитие резолюции Совета Безопасности ООН от 29 декабря 2016 года. Но нелишним будет напомнить и о том, что на встречу не были приглашены представители сирийских курдов (нелепость этого шага будет объяснена чуть ниже).

По итогам консультаций в Астане Сергей Лавров, Мевлют Чавушоглу и Мохаммад Джавад Зариф приняли совместное заявление, где, помимо прочего, поддержали суверенитет, независимость и территориальную целостность Сирии и выразили убеждение в невозможности военного урегулирования конфликта. Кроме того, посредники поддержали намерение вооруженной оппозиции принять участие в следующем раунде переговоров, запланированном на 8 февраля в Женеве под эгидой ООН. Ожидается, что там будут также представители политической оппозиции.

Между тем, совместное заявление трех посредников стало единственным официальным итогом, поскольку сирийское правительство и вооруженная оппозиция не только не смогли договориться, но даже не проводили прямых переговоров. Как сказал Русской службе ВВС арабист и писатель Андрей Остальский, произошло это во многом потому, что власти Сирии не доверяют Турции, а вооруженная оппозиция – Ирану. В свою очередь, востоковед и журналист Елена Супонина полагает, что отсутствие курдов в Астане – это «реверанс в сторону Турции», которая категорически не хотела видеть представителей этого народа на переговорах.

Главной интригой встречи в Казахстане стал проект новой Конституции Сирии, предложенный Россией. Ее текст попал в распоряжение редакции РБК, и позже официальный представитель МИД РФ Мария Захарова подтвердила наличие документа, но не раскрыла деталей, пояснив лишь, что главная цель предложений – запустить межсирийский диалог. «Мы никому ничего не навязываем и неоднократно повторяли, что будущее устройство Сирии – в руках самих сирийцев. Со своей стороны делаем все, чтобы помочь им начать диалог», - заявила Захарова в интервью РБК.

В проекте Основного закона, в частности, говорится об изменении названия страны: просто Сирийская Республика. Россия также предлагает отказаться от исламского права как единственного источника законодательства и от обязательного наличия мусульманского вероисповедания у президента. Но самое главное, Москва предложила Дамаску признать автономию курдских районов и равенство курдского и арабского языков. Причем, по словам Лаврова, российские инициативы согласованы с властями Сирии, с оппозицией и даже странами региона. И тут впору указать на нелепость: если курдам предлагается автономия, почему их не позвали в Астану? Жесткое нежелание Турции понятно и ожидаемо, но если Москва и Тегеран уступили Анкаре в этом деле, где гарантии, что турки не разгромят и сам проект Конституции Сирии из опасений усиления ненавистных курдов?

Впрочем, туркам напрягаться не пришлось. Как сообщает «Коммерсант», сирийская оппозиция не поддержала российский проект и даже не стала его рассматривать: «когда конституция написана в другой стране, она не работает». «Мы сказали им [посредникам], что конституцию должны писать сирийцы, - заявил агентству Bloomberg представитель сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди. – Опыт Пола Бремера (глава американской военной администрации в Ираке в 2003-2004 годах) вполне ясен: когда конституция написана другой страной, она не работает как политический инструмент». Другой делегат от сирийской оппозиции Усама Абу Зейд не исключил, что российский проект будет рассмотрен позже. «У сирийцев нет проблем с конституцией. Их проблема в том, что их убивают», - сказал он.

Между тем, деструктивные шаги вооруженной оппозиции сменились конструктивным настроем оппозиции политической. В пятницу 27 января стало известно о том, что Лавров принял в Москве целую делегацию. Это один из лидеров «Народного фронта за перемены и освобождение» Кадри Джамиль, председатель «Движения за плюралистическое общество» Ранда Кассис, представители «Каирской группы» Джихад Макдиси и Джамаль Сулейман, генеральный координатор Национального координационного комитета, член Высшего комитета по переговорам Хасан Абдельазим, председатель «Хмеймимской группы» Илиан Масаад, представители курдской (всё-таки!) Партии демократического союза и курдского самоуправления Северной Сирии Халед Иса и Али Абдессалям, лидеры партии «За строительство государства» Луай Хусейн и партии «Народная воля» Аль Apафат. Столь внушительный список показывает настрой политической оппозиции на переговоры и диссонирует с жестким тоном вооруженных оппозиционеров, присутствовавших в Астане. Лавров проинформировал гостей о переговорах в казахстанской столице и призвал их прибыть на встречу в Женеву. Кроме того, участникам московских консультаций передали проект новой Конституции Сирии. В свою очередь, сирийцы решили создать рабочие группы и сформировать единую делегацию от оппозиции для женевского раунда.

В связи с этим газета The New York Times пишет, что Россия перехватила инициативу и стала главным арбитром в сирийском процессе. А бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш в интервью «Газете» говорит, что Иран опасается чрезмерного усиления Москвы. «Турция, в свою очередь, также не решила, как ей отойти от предыдущей позиции, основывавшейся на том, что Башар Асад не должен играть роли в будущем политическом развитии страны, - сказал дипломат. – Подобные нюансы не должны преувеличиваться, и эти страны должны изыскать возможности найти компромисс между собой, преодолев свои разногласия».

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG