Linkuri accesibilitate

Юлиан Кифу: «Большого торга быть не может, потому что России нечего предложить Соединенным Штатам»


Дает ли «Америка Трампа» поводы для тревоги, или же складывающаяся ситуация вселяет какую-то дополнительную надежду? Политический аналитик из Бухареста, руководитель Центра по предотвращению конфликтов и раннему оповещению Юлиан Кифу смотрит на ситуацию оптимистично.

Юлиан Кифу: Что касается президента, поводом для тревоги могут стать такие элементы, как непредсказуемость, излишний волюнтаризм, привычка общаться напрямую и отвечать молниеносно, импульсивно, руководствуясь чувствами и эмоциями. Но если проанализировать позитивные составляющие, этот президент – деловой человек, склонный к переговорам, но – к переговорам выигрышным. Следовательно, можно говорить не только о меркантильности или расчетливости новой администрации, но и о стремлении достичь каких-то конкретных целей для Америки. Иными словами, усилия президента будут направлены на саму Америку, на внутреннюю Америку.

И потом, есть и вице-президент Пенс, который будет курировать вопросы внешней политики, безопасности и обороны.

Большой интерес вызывает сейчас процесс формирования окружения президента США, куда входят советники и представители администрации. Мы уже видели некоторых из них на слушаниях, например, в Пентагоне, на уровне госсекретаря или руководителя ЦРУ. И можно сказать, что люди, которым поручено заниматься вопросами внешней политики, безопасности и обороны – зрелые и мудрые, обладающие жизненным опытом; некоторых из них я знаю лично, например, генерала Маттиса; это светлые головы, это здравомыслящие и прозорливые люди.

Румыния – признанный столп безопасности в регионе, и это дает ей значительные преимущества

Что касается госсекретаря Рекса Тиллерсона, то он прекрасный знаток России, ее лабиринтов власти, а также интересов, так как в своем прежнем качестве неоднократно вел переговоры с Россией – и переговоры были успешными. Помимо этих уровней, существует, разумеется, и то, что принято называть «истеблишментом», – правящая элита, куда входят люди, занимающие ключевые должности в социально-политической системе государства. Это прекрасно отлаженная система, с предельно четкими правилами и процедурами, что гарантирует постоянство и «институциональную память» американского аппарата. А это означает преемственность.

И, наконец, большое доверие вызывает структура Конгресса. Американский конгресс, парламент США в любой момент может сбалансировать волюнтаристские настроения любой администрации, выравнивая их в условиях существования республиканского большинства в обеих палатах. А там есть очень сильные республиканцы, такие как глава комитета Сената США по вооруженным силам Джон Маккейн, спикер Палаты представителей Пол Райан, потом, один из основных соперников Дональда Трампа на праймериз Марко Рубио – этих людей мы видели на слушаниях, видели, какое влияние имеют они на Конгресс, какую насыщенность придают его работе.

Американская система, как любая другая, хочет, чтобы администрация рачительно расходовала деньги налогоплательщиков, советовалась и прислушивалась к мнениям сенаторов и конгрессменов, способствуя проведению эффективной политики.

Иными словами, лично я жду от новой администрации преемственности. Хотя, разумеется, некоторые элементы заявлений Трампа претерпят изменения, но изменения в том смысле, о котором я говорил: в смысле заботы о внутренней реконструкции, тщательном выборе внешних партнеров и уважительном отношении к тем, кто инвестирует в собственную оборону и безопасность. Должен сказать, что в этом смысле Румыния позиционируется достаточно хорошо: в этом году она выделяет на оборону 2% ВВП, она активно сотрудничает с США, американское присутствие здесь более чем заметное. Не говоря уж о том, что Румыния – признанный столп безопасности в регионе, и это дает ей значительные преимущества.

Свободная Европа: Но если внешнеполитический курс США будет определять внешняя политика Трампа в том виде, в каком она была озвучена в ходе предвыборной кампании, а не политика республиканцев, какие возможные угрозы вы видите для региона?

Надеюсь, что прежде чем риски станут явными, американский президент сам разберется во всем и правильно выстроит линию поведения

Юлиан Кифу: Политике Трампа трудно дать определение, потому что единственное, что у нас есть, – это предвыборные обещания, инаугурационная речь президента и то, что он сделал до настоящего момента: контакты с Тайванем, диалог с Японией, дискуссии с Евросоюзом, указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, намерение пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА). Других показательных элементов, которые позволили бы определить политику Трампа, пока нет.

Но одно можно сказать с уверенностью: самая большая угроза просматривается в возможном сползании в условиях чрезмерного волюнтаризма, открытой, честной, естественной, но импульсивной реакции – к агрессивной лексике, присущей новому американскому президенту, человеку из reality show. Однажды это может привести к охлаждению – чтобы не сказать, к обострению – тех или иных отношений. Здесь кроется реальный риск.

Я имею в виду отношения с Китаем, уже рисуемые в довольно сумрачных тонах, близких к конфликту, особенно, в плане торгового соперничества. Подобные порывы присутствуют и в отношении Ирана, и речь идет не только о Соглашении Совета безопасности ООН по иранской ядерной программе, но и о многочисленных конфликтах в зоне Персидского залива между американскими и иранскими кораблями, которые так же могут вылиться в определенные действия, чреватые конкретными столкновениями вплоть до человеческих потерь.

Также допускаю, что после первой встречи с Владимиром Путиным – учитывая, что тот тип переговоров, которые пытается навязать Трамп, отвергается во многих кулуарах, идет ли речь о ядерном разоружении, или о политике в других сферах, – возможная попытка Москвы выиграть что-то исключительно для себя может вызвать не самую подходящую реакцию и накалить ситуацию до предела. В этом я вижу самую большую угрозу. Но России нечего предложить Соединенным Штатам…

Я надеюсь, что прежде чем риски станут явными и примут реальные очертания, американский президент сам разберется во всем и правильно выстроит свою линию поведения. Члены администрации вступают в должности и знакомятся с делами, ежедневно проводят заседания кабинета, и наверняка они сумеют донести до президента реальную ситуацию. Поверьте мне, в вопросах интеллекта и знаний американское государство поднаторело ничуть не меньше, чем в вопросах демократии и баланса ветвей власти.

Свободная Европа: Вы считаете, что речь может пойти о перераспределении сфер влияния в мире? Например, один из бывших премьер-министров Молдовы Ион Стурза говорил, что администрация Трампа одержима перераспределением сфер влияния. По его словам, где в этом случае окажется Молдова – угадать нетрудно...

Юлиан Кифу: На самом деле, это, скорее, желание Москвы – начать большой торг по сферам влияния. Большого торга быть не может, потому что, как я уже говорил, России нечего предложить США. Как быть в этом случае Америке? Уступить из того, чем она уже владеет? Чем такой сценарий выгоден для Америки, помимо того, что она априори отказывается от всех своих принципов, ценностей и обязательств? Этого никогда не произойдет.

Дональд Трамп подчеркнул, что все прежние партнерства будут укреплены, и что будут созданы новые. Разумеется, речь идет о странах, осуществивших серьезные инвестиции в собственное развитие, в собственную оборону. Следовательно, рассчитывая на защиту, им отныне придется платить за свою безопасность. И в этом смысле прямая ссылка была на Германию, Францию, Италию, крупнейшие и сильнейшие европейские государства, но с ограниченными военными бюджетами и с ограниченным вкладом в бюджет НАТО. Наверняка имелись в виду и Япония, и Южная Корея, и многие другие страны.

Стратегическую переориентацию, которую предлагает новый пророссийский президент, никак не назовешь удачным вариантом

Итак, речь идет об укреплении прежних партнерств и о создании новых, о сохранении и преемственности договоренностей. Любое демократическое государство придерживается последовательной позиции в том, что касается выполнения обязательств прежних администраций, – естественно, здесь имеются в виду не торговые обязательства, по которым г-н Трамп высказал свое мнение. Но я не думаю, что сейчас всерьез обсуждается перспектива таких переговоров по сферам влияния, с открытой картой мира на столе – кстати, такую же тактику Путин пытался использовать на переговорах с Ангелой Меркель, помните Мезебергский меморандум, и он готов использовать ее с любым партнером по переговорам, потому что это позволяет ему чувствовать свою силу, свою власть.

В данный момент у Российской Федерации довольно много внутренних проблем, много экономических проблем, в том числе, с Евразийским союзом, Таможенным союзом. Обратите внимание на заявления Лукашенко об этом союзе. Он говорит: «Мы недовольны союзом, где олигархи блокируют белорусский рынок, блокируют качественные и дешевые белорусские товары, у которых нет доступа на российский рынок, а ведь Россия лишила нас внешних рынков сбыта, несмотря на то, что наши товары хороши для Евросоюза и соответствуют стандартам».

Это очень серьезное предупреждение и для Республики Молдова: стратегическую переориентацию, которую предлагает новый пророссийский президент, никак не назовешь удачным вариантом. Думаю, здесь как раз тот случай, когда надо присмотреться к тем, кто уже состоит в том союзе, включая казахского президента Нурсултана Назарбаева, который категорически против быстрого расширения этой структуры.

Свободная Европа: Вы считаете, что эти разговоры о перераспределении сфер влияния интересуют именно Россию и являются одним из направлений российской пропаганды?

Юлиан Кифу: Да. И еще я говорю, что России предложить нечего. До настоящего момента единственный элемент взаимодействия на глобальном уровне, который мы видели, – это сотрудничество против «Исламского государства». Сейчас возникли большие проблемы по поводу поведения Российской Федерации в Сирии, что вызывает сомнение в целесообразности такого шага. С другой стороны, если речь идет о борьбе с терроризмом в целом, уничтожить «Исламское государство» обещали американцы, а это говорит о том, что Россия с проблемой не справилась.

Кроме того, есть и предельно четкое уточнение: сотрудничество в борьбе с терроризмом невозможно в условиях, когда у этих двух государств разные задачи и разное видение того, что означает терроризм. В Российской Федерации любая группировка, которая выступает против Башара аль-Асада, является террористической, тогда как США смотрят на этот вопрос под другим ракурсом.

Таким образом, перспектив сотрудничества нет. По крайней мере, я не вижу, что могут предложить США и Запад в целом на постсоветском пространстве, в частности, по Украине, чтобы подтолкнуть к такому шагу. Большие сомнения есть и в отношении Республики Молдова – не думаю, что Россия готова пойти на то, чтобы оставить часть территории за Украиной под фактическим управлением Кишинева. Она не станет этого делать даже ради пророссийского президента в Молдове.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG