Linkuri accesibilitate

Молдавское правительство с немалым пафосом отметило первую годовщину своего появления на свет. Само собой, победные реляции о небывалых достижениях были призваны «перебить» итоги поездки президента Додона в Москву, где он подверг критике политику Кишинева. Другой важный посыл правительства Павла Филиппа был весьма сомнительным, поскольку выражался примерно так: [в 2015 году] Молдова достигла дна, поэтому всё, что мы сумели сделать, уже большой плюс.

Но, как и в случае с поездкой молдавского президента в Белокаменную, я не буду пересказывать само содержание «праздника» и ретранслировать информацию премьер-министра о делах за минувший год. Меня в данном случае интересует неизбежное продолжение всего того, что было задумано и осуществлено истинным руководителем Республики Молдова.

Скорость, с которой было «рождено» правительство РМ 20 января 2016 года, впечатлило любого, кто следил за событиями в стране (особенно из-за рубежа). Я также замечу, что это далеко не первый случай стремительной смены картинки в политическом калейдоскопе – нечто подобное уже было в апреле 2013 года в стенах Дворца Республики. Но поскольку тогда не было столь яростного накала, как под стенами парламента год назад, январь-2016 без сомнений займет особое место в летописи Республики Молдова. Шутка ли – 38 минут на «презентацию» программы правительства и «дискуссию» в послушном парламенте.

Что я тогда действительно оценил (и уж точно не ожидал!), так это стремительная реакция народа и оппозиционных лидеров. В течение двух часов многотысячная толпа блокировала выходы из здания парламента, и в один момент возникла угроза его штурма протестующими. Поэтому «координатор» посчитал нужным организовать присягу новорожденного Кабинета министров не на следующий день, как было официально анонсировано, а тем же вечером, практически в полночь. Так появилось Ночное Правительство.

Молдова была в одном миллиметре от досрочных парламентских выборов, но январская победа Плахотнюка вовсе не означала завершение его планов. Под занавес ушедшего года он «был избран» председателем Демократической партии, став и фактическим, и формальным боссом формирования. После этого экспертное сообщество Молдовы стало обсуждать два принципиальных вопроса: станет ли лидер ДПМ премьер-министром и будет ли реформирована избирательная система.

Основываясь на оценках моих коллег и на собственной интуиции, я готов с уверенностью дать утвердительные ответы на оба вопроса. Во-первых, Влад Плахотнюк отныне официальный руководитель де-факто правящей партии Молдовы, хотя, как мы знаем, в парламенте верховодит формальная «коалиция». И я не вижу причин, почему лидер демократов не может претендовать на пост премьера – по крайней мере, этот неизбежный сценарий всегда можно объяснить давними европейскими традициями: лидер правящей партии становится главой Кабинета. О не менее славных европейских традициях борьбы с коррупцией и верховенства закона мы с безысходной скромностью умолчим.

Во-вторых, за последние годы в Молдове – во многом стараниями того же Плахотнюка! – был практически уничтожен правый политический лагерь, а в более широком смысле – партийность как институт. Некогда влиятельные либеральные демократы теперь политический труп. Скоро следом отправятся либералы (да спасется от них город Кишинев!). Платформа «ДА» испытывает серьезнейшие трудности финансового и организационного плана. Партия Майи Санду так и осталась виртуальным проектом с неясными перспективами. Народно-европейская партия всё еще пребывает в состоянии партии одного комментария Лянкэ раз в месяц. Осталась только сама Демократическая партия, которая существует исключительно благодаря деньгам, влиянию и неуёмной энергии своего нового председателя. На левом фланге ситуация пока более благоприятная: есть Партия социалистов, не скрывающая планов взять большинство на следующих выборах; есть пока еще влиятельная «Наша партия» под сенью тающей активности Ренато Усатого и есть умирающая Партия коммунистов, о которой просто не хочется писать.

Как на это должен реагировать молдавский избиратель? Левый электорат доверяет ПСРМ или НП, а правый находится в полной прострации. Вот этих «заблудших» и намерен подобрать Влад Плахотнюк. Но поскольку правый электорат испытывает идиосинкразию от бесконечно обманывающих его партий, координатор намерен сменить вывеску – теперь на первый план выдвигаются люди, а не доктрины. Мол, хватит дурить нас партиями – избиратель должен видеть своего кандидата в лицо и требовать с него за выполнение данных обещаний. То есть налицо основания для изменения избирательной системы.

У этого сценария есть жесткий и мягкий путь. Первый предполагает внедрение исключительно мажоритарной (одномандатной) системы, а второй – смешанный вариант, 50/50. Но не нужно тешить себя иллюзиями – даже половина парламентских мест, отданных под мажоритарную систему, практически на 100% гарантирует избрание лояльных Плахотнюку людей, которые вкупе с партийной квотой способны обеспечить ему даже конституционное большинство. И не надо утешать себя словами о том, что смешанная система репрезентативна и более справедлива, чем партийная (пропорциональная). Она действительно хороша, но только не в условиях захваченного государства. Именно поэтому избирательная система будет изменена, тем более что это не первая попытка.

И кстати об иллюзиях. Недавно я общался с одним западным дипломатом, аккредитованным в Кишиневе. Он «порадовал» меня двумя вещами. Во-первых, в 2014 году дипломатические миссии стран ЕС прекрасно видели, что происходит кража денег из банковского сектора, и били тревогу, посылая депеши в свои столицы. Но национальные правительства остались глухи и слепы – их интересовало только сохранение «европейской» власти в Кишиневе – «лишь бы не русские». Во-вторых, украденные деньги в казну не вернутся. «Схема, использованная для вывода денег, настолько гениальна и запутана, что ее надо внести в учебники по финансовым операциям, - сказал мне собеседник. – И благодаря этой схеме деньги ушли безвозвратно – Молдова их больше не увидит». Мы думали, что достигли дна, но тут снизу постучали…

Визит как намёк

Читайте также:

Страна-метеор (2013)

Уйти, чтобы вернуться (2013)

Два по восемь, или Пейзаж после выборной битвы (2016)

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG