Linkuri accesibilitate

Прошлая неделя отметилась в Молдове двумя событиями, которые внешне не связаны, но на самом деле имеют много точек соприкосновения. Первое – визит нового президента РМ Игоря Додона в Москву 16-18 января. Второе – первый год пребывания у власти правительства Павла Филиппа. Я полагаю, что анализ этих событий во взаимосвязи позволит нам хоть как-то облегчить заранее обреченное на провал дело под названием «Как понять молдавскую политику, не привлекая внимания правоохранительных органов».

Я не стану пересказывать всю программу визита молдавского президента, т.к. меня интересуют несколько иные аспекты. Во-первых, я хотел бы заметить отсутствие посла РМ в Москве Дмитрия Брагиша на встрече с российским президентом 17 января. Прекрасно понимая «дружеские» отношения между правительством и администрацией президента Молдовы, я всё же полагаю, что посол должен был присутствовать, как это принято по протоколу.

Во-вторых, я обратил внимание на дружеский, но сдержанный тон Владимира Путина в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Игорем Додоном. В частности, хозяин Кремля намекнул, что знает об узости полномочий президента РМ: «Мы знаем компетенцию Правительства Молдовы, знаем компетенцию Президента. Некоторые вопросы не входят в компетенцию Президента в соответствии с основным законом страны. Но мы будем работать и с Правительством, и с Президентом, мы к этому готовы». В этой фразе двойной намек: самому Игорю Додону, но в большей степени правительству РМ – если кишиневский Кабинет министров действительно хочет восстановить торгово-экономические отношения с Москвой, ему надо перестать вставлять палки в колеса президенту и перейти к практическим шагам в рамках своей широкой компетенции.

В-третьих, и это, по-моему, едва ли не самое главное – список лиц, с которыми встречался молдавский президент. Кроме Владимира Путина, прошли переговоры со спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко, вице-премьером Дмитрием Рогозиным, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, председателем Евразийской экономической комиссии, бывшим премьер-министром Армении Тиграном Саргсяном и Патриархом Кириллом.

Я полагаю, что тем самым господин Додон намекнул своим визави в Кишиневе, что при желании может «замкнуть» на себе эти связи, если правительство продолжит препятствовать ему, как например, в деле с отказом Филиппа от отзыва посла РМ в Бухаресте. Кстати, Додон заочно ответил премьеру на публичной лекции в МГИМО, дав понять, что не подпишет аккредитации новых послов Молдовы, если его требование об отзыве Михая Грибинчи из Бухареста не будет выполнено.

Так вот, список собеседников в Москве носит не просто предметный, а отраслевой характер: Валентина Матвиенко – это парламент, Рогозин – это одновременно приднестровское урегулирование и межправительственная комиссия (соответственно, Бюро по реинтеграции и Минэкономики), Лавров – МИД. Проще говоря, молдавский президент показал, что у него есть выходы на все ключевые позиции в Москве, которые он может перевести на себя, если парламент или правительство РМ решат обложить его красными флажками. Сумеет ли Игорь Додон или нет, покажет время. Но на данный момент я вижу не только расширение конфронтационного потенциала, но и готовность президентской администрации педалировать болезненные темы, несмотря на формально небольшой круг полномочий. Ведь неформальные переговоры и дружеские отношения – неотъемлемая часть внешней политики, и мало кто может помешать этому.

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG