Linkuri accesibilitate

Андрей Девятков: «Проблема основной массы молдавских мигрантов останется нерешенной»


Позиция российского и молдавского президентов касательно эмбарго и проблемы мигрантов на совместной пресс-конференции в Москве была затронута вскользь. Максимум, на что может рассчитывать Кишинев, – это снятие запрета на въезд в Россию для 40-50 тыс. молдавских мигрантов и расширение списка экспортеров. Такого мнения придерживается российский эксперт, доцент кафедры региональных проблем мировой политики МГУ Андрей Девятков.

Свободная Европа: Два приоритета у визита Додона в Москву – это мигранты и торговые ограничения. Вы говорили, что вряд ли Россия сделает какие-то исключения именно для молдавских мигрантов, потому что есть закон… Как тогда можно понять, что говорил г-н Путин, – что молдаване ему нравятся, и стороны будут искать решение вопроса? Какие решения могут быть?

Андрей Девятков: В принципе, президент Путин на пресс-конференции с Додоном сказал примерно то же самое: что если отменять все ограничения и легализировать молдавских мигрантов, то это нужно сделать в отношении и граждан всех остальных стран СНГ. И это очень, скажем так, большое ограничение, потому что аналогичные проблемы есть, например, с тем же Кыргызстаном. Есть несколько сотен тысяч молдавских граждан, которые в настоящий момент нелегально находятся на территории Российской Федерации, Додон называл цифру 200-250 тыс. И в отношении этой категории граждан, я так понял, что в ходе переговоров по сути никаких уступок со стороны Москвы делаться явно не будет.

Потому что, в принципе, как я уже и говорил, наши российские правоохранительные органы относятся очень скептично в отношении идеи легализации мигрантов. В принципе, эта проблема существует, например, и в современных США, и вообще во многих странах. Значит, что касается того, что обсуждалось именно на переговорах в качестве возможных уступок со стороны Российской Федерации – это примерно 40-50 тыс. человек, которые получили запрет на въезд в Российскую Федерацию и находятся сейчас на территории Республики Молдова. Значит, по этим гражданам будет создана, как сказал президент России, специальная комиссия при Совете безопасности РФ, где будет рассматриваться возможное снятие запрета. И для них на самом деле, я говорил раньше агентству Newsmaker, что не будет легализации. И ее действительно не будет.

И, собственно, проблема основной массы молдавских мигрантов останется нерешенной. Тем не менее, по этим 40-50 тыс. Россия готова в теории сделать небольшую символическую уступку, то есть, эти молдавские граждане смогут въехать на территорию РФ, но уже должны будут зарегистрироваться официально, получить патент, в течение 30 дней заплатить все нужные суммы, и так далее, и тому подобное. То есть, это очень небольшая уступка и решение проблемы только в отношении небольшой части молдавских мигрантов.

Свободная Европа: Что может произойти с эмбарго на вино и сельхозпродукцию?

Андрей Девятков: На самом деле, кроме каких-то общих и достаточно обтекаемых формулировок в ходе всего визита я не услышал, в том числе, по отмене разных торговых ограничений. По этому вопросу в принципе ничего не было ничего сказано, то есть наоборот, президент России отметил работу двусторонней межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, на заседании которой было решено, что отмена санитарных, ветеринарных ограничений произойдет только в случае сотрудничества молдавских и российских таможенных органов, с Роспотребнадзором, Россельхознадзором, а что касается отмены режима наибольшего благоприятствования, то этот вопрос может быть решен, опять-таки подтвердил президент свою позицию в ходе пресс-конференции с Додоном, только в случае трехсторонних переговоров с Брюсселем.

Наши российские правоохранительные органы относятся очень скептично в отношении идеи легализации мигрантов

То есть, здесь отмена той части ограничений, которые связаны с фитосанитарными мерами, возможна только в случае выполнения «дорожной карты» Рогозин-Калмык, а отмена режима наибольшего благоприятствования – только в случае трехсторонних переговоров с Брюсселем – и соответственной уступчивости со стороны Брюсселя. Поэтому по эмбарго, по торговым ограничениям здесь прогресса, даже на символическом уровне, по крайней мере, я никакого не вижу.

Свободная Европа: Но эти два режима, о которых вы говорите, что они конкретно означают?

Андрей Девятков: Для ваших слушателей и читателей я кратко поясню. Есть, например, прямой запрет на импорт в Россию молдавских вин, введенный Роспотребнадзором в 2013 году и частично отмененный в отношении приднестровских и гагаузских предприятий и нескольких молдавских, не гагаузских и не приднестровских. Вот эти ограничения в теории могут быть сняты, если будет выполнена «дорожная карта» Калмык-Рогозин, то есть, будет создана электронная база обмена данными о происхождении товаров, будет создан и реализован принцип «единого окна» ввоза всей молдавской винодельческой продукции через Краснодарский край, через соответствующие таможенные посты – там есть ряд технических условий, при выполнении которых Россия готова будет этот запрет снять. И, собственно, это еще раз было подтверждено в ходе нынешних переговоров.

По эмбарго, по торговым ограничениям я прогресса, даже на символическом уровне никакого не вижу

Но то, что касается переговоров с Брюсселем, речь идет о режиме наибольшего благоприятствования, это то, что Россия ввела в 2014 году, это система повышенных таможенных пошлин в соответствии с правилами ВТО: примерно 14-20%, например, на тот же виноград. То есть, сейчас Молдова поставляет виноград на рынки России, но, естественно, молдавские экспортеры платят таможенные пошлины. И, соответственно, это создает небольшое так называемое изъятие из зоны свободной торговли. Это уже не совсем свободная торговля, экспортеры вынуждены платить таможенные сборы. И эта проблема уйдет только в случае, если будет в сторону России со стороны Кишинева и Брюсселя сделана уступка по техническому урегулированию, чтобы нормы технического урегулирования и стандарты, принятые в зоне свободной торговли СНГ, продолжали действовать в том или ином виде в Молдове.

Свободная Европа: Можно ли всерьез считать, что Евросоюз на это пойдет?

Андрей Девятков: Нет. Поэтому я считаю, что режим наибольшего благоприятствования и повышенные таможенные пошлины продолжат действовать. По переговорам Калмыка и Рогозина это видно, что не было никакого прогресса в этом направлении. Будет постепенно сниматься, скорее всего, особенно, если Россия увидит реальные действия со стороны Кишинева и, возможно, в контексте какой-то выборной кампании – возможно, но я не вижу к этому больших перспектив – Россия пойдет на постепенную частичную отмену прямых фитосанитарных и ветеринарных запретов на импорт молдавской продукции.

У Додона нет никаких гарантированных шансов усилить политическое влияние даже после выборов 18-го года

Свободная Европа: Означает ли это, что для отмены всех ограничений и запретов для России недостаточно, что Игорь Додон стал президентом?..

Андрей Девятков: Нет. Я думаю, что в Москве прекрасно понимают несколько пунктов. Первое, как сказал уже Владимир Путин в ходе пресс-конференции, у президента есть свои полномочия, но для решения многих вопросов – торгово-экономических, и так далее, необходимо разговаривать с правительством.

Свободная Европа: Зачем тогда Игорь Додон говорил о денонсации Соглашения об ассоциации, если ему не удалось добиться и снятия эмбарго?

Андрей Девятков: Мне кажется, что его визит был во многом направлен именно на внутреннюю молдавскую аудиторию. У него есть определенный репертуар заявлений, некая предвыборная определенная риторика, которую, в принципе, он уже активно начал, видимо, для подготовки к выборам 18-го года. И в этот момент, скажем так, он повторил некие предвыборные обещания, которые были даны раньше.

Но я не думаю, что в Москве вообще ожидают этого – или хотели бы реально этот вопрос поставить. Мне кажется, что в Москве уже понимают, что Соглашение об ассоциации – это уже некий свершившийся факт, программа, и отыграть назад вряд ли возможно. И сам Додон говорит о том, что «только если у меня будет парламентское большинство», которое примет это решение, то он его поддержит. Но при этом было очень интересное интервью с г-ном Киселевым на sputniknews.com, где Киселев прямо спросил Додона – ну, с намеком на лидера Демпартии, – а есть ли там у вас люди, которые скупают голоса в парламенте, и что вы будете делать после выборов, если вы опять не приобретете парламентского большинства?

Мне кажется, что в Москве понимают, что, во-первых, сегодня полномочия Додона ограничены, и во-вторых, что даже после выборов политическая конфигурация в Молдове вряд ли изменится. И если Москва сейчас будет давать какие-то авансы Додону, демонстрировать свою поддержку Додону, то это только ослабит ее влияние. Потому что это настроит против России весь правый лагерь, и, собственно, это будет настраивать против России и Демпартию, то есть, правящее большинство. При том, что у Додона нет никаких гарантированных шансов усилить свое политическое влияние в Молдове даже после выборов 18-го года.

Свободная Европа: Если будут выполнены все условия «дорожной карты», реально ли ожидать, что эти 40-50 тыс. человек, которые сейчас не могут въехать в Россию, при определенных условиях смогут это сделать? И что молдавские вина отдельных компаний смогут вернуться на рынок?

Андрей Девятков: Я думаю – да. По крайней мере, когда Путин говорит о том, что он уверен, что вопрос будет решен, то, в общем-то, есть большая вероятность того, что действительно политическое решение как бы уже фактически принято. Но опять я говорю, что в случае с мигрантами – это только часть огромной проблемы, и небольшая часть ее будет решена.

Что касается торгово-экономического сотрудничества, то доступ на российский рынок будет восстановлен только при выполнении «дорожной карты», подписанной Рогозиным и Калмыком. А там очень четкие технические условия, и если правительство в Кишиневе не выполнит эти условия, то я сомневаюсь, что Россия пойдет на отмену ограничений.

Свободная Европа: С экономической точки зрения, что выиграет Москва, что выиграет Молдова?

Андрей Девятков: В торгово-экономическом смысле, конечно, Молдова для России имеет символическую роль, там маленький процент товарооборота, десятая часть процента от российского торгового оборота, поэтому естественно, что здесь речь идет, скорее, о политических, во-первых, моментах, и, во-вторых, – об ужесточении вообще таможенного контроля со стороны России в контексте формирования Евразийского союза.

Торговую зависимость Молдовы от России не стоит преувеличивать. В 2012 году экспорт РМ в страны ЕС составил более миллиарда долларов, а в Россию – около 660 млн

То есть, это вопрос политический – и вопрос административный, как бы административно-институциональный. Что касается Молдовы, то конечно, для Молдовы восстановление доступа на российский рынок – это очень перспективное направление. Но опять-таки, здесь не нужно преувеличивать важность этого направления. На самом деле, Молдова сегодня экспортирует большое количество сельскохозяйственной продукции на мировые рынки. Речь идет о грецких орехах, винограде, фруктах, и так далее.

Но, например, для молдавских вин российский рынок исторически является основным, и он наряду – ну, сейчас Румыния, конечно, наращивает импорт молдавских вин, насколько мне известно – но тем не менее, для многих молдавских производителей, конечно, восстановление этого рынка на фоне их технической, организационной, финансовой неготовности экспортировать на европейские рынки, восстановление доступа на российский рынок было бы чрезвычайно важным.

Приведу простые цифры, в принципе, которые свидетельствуют о том, что торговую зависимость Молдовы от России не стоит преувеличивать. В 2012 году экспорт Молдовы в страны Евросоюза составил более миллиарда долларов, а в Российскую Федерацию – около 660 млн долларов. То есть, в принципе, уже после введения режима автономных торговых преференций Молдова с 2005 года постепенно наращивала экспорт в страны ЕС. И постепенно общий объем экспорта в страны ЕС превысил экспорт в Российскую Федерацию.

Тем не менее, Россия, конечно же, потенциально ведущий торгово-экономический партнер, который может импортировать товаров до миллиарда долларов ежегодно. Конечно, на фоне миграционных отчислений, которые ежегодно идут, поставки на российский рынок очень перспективны для молдавских товаропроизводителей.

Свободная Европа: Есть ли какая-то статистика, что после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Молдова начала реэкспортировать европейскую продукцию в Россию?

Андрей Девятков: Насколько мне известно, какой-то официальной статистики по этому вопросу нет. Но в СМИ просачивается информация, дают интервью представители молдавского правительства, например, минсельхоза, и так далее, различных министерств и ведомств молдавских, где в общем-то признается проблема, что на точечном уровне, то есть точечно, эта проблема действительно существует, когда под видом молдавской продукции идет продукция неизвестного происхождения – из той же Греции, например, из той же Турции.

Есть очень важный статистический показатель молдавского Статбюро, который говорит о том, что треть молдавского экспорта – это реэкспорт. И что под видом молдавской продукции действительно шла – и, в принципе, идет – на точечном уровне есть попытки провоза разной продукции из других стран. Качество этой продукции, естественно, в данном случае не гарантировано. И российские таможенные органы, насколько мне известно по официальной информации, периодически отлавливают такие поставки.

Другой момент: конечно же, надо понимать, что в Молдове это очень воспринимается негативно, прежде всего, как политический акт со стороны Москвы, некое политическое ограничение. Но здесь я, наверное, отмечу, что вообще в контексте того, что я уже раньше говорил, происходит в целом ужесточение таможенного контроля со стороны России в контексте формирования Евразийского союза. То есть, в принципе Россия по всему периметру своих границ ведет себя более внимательно, усиливает контроль. И в этом контексте, конечно, в том числе, и Молдова, и Украина попадают под особое внимание. Поэтому статистики какой-то нет, но явно есть какие-то постоянные, регулярные точечные нарушения, которые свидетельствуют о том, что проблема существует. Она, наверное, не является объемной, не является масштабной, но на точечном уровне она явно существует.

Понятно, что в Молдове не будет жестких ограничений или каких-то реальных проблем для российских экспортеров. Но здесь вопрос символический

Свободная Европа: И это главный аргумент, по которому Россия хочет участвовать в переговорах Молдовы с ЕС по торговым проблемам?

Андрей Девятков: Нет, мне кажется, что по поводу реэкспорта – это уже проблема, на самом деле, вторая. Первая проблема – это совмещение зон свободной торговли ЕС и СНГ. То есть, обе зоны свободной торговли опираются на определенные нормы, нормы технического регулирования, фитосанитарные, и так далее. В Брюсселе очень часто говорят, что эти две зоны совместной торговли совместимы друг с другом. Но на самом деле у СНГ есть свои стандарты.

Молдова сейчас полностью перенимает европейскую систему стандартизации. К чему это приводит? Это приводит к тому, что в теории может возникнуть ситуация, при которой российский экспортер, например, какой-то промышленной продукции, какого-то станка, скажем, при ввозе своей продукции на территорию Республики Молдова может столкнуться с ограничениями, его на молдавской таможне могут попросить «предъявите сертификат о соответствии вашей продукции стандартам Республики Молдова», которые изменены в соответствии с европейскими нормами. Это, соответственно, называется дополнительное ограничение торговли.

И здесь, конечно, опять-таки мы не говорим, что проблема является супермасштабной. Понятно, что в Молдове не будет таких жестких ограничений или каких-то реальных проблем для российских экспортеров. Но явно здесь вопрос, прежде всего, символический: если вы хотите полноценно участвовать в зоне свободной торговли СНГ, то вы должны соблюдать определенный договор о зоне свободной торговли, в котором написано – я читал этот договор подробно – со ссылкой на определенное соглашение, что Молдова и все участники этого договора должны опираться на систему технического урегулирования СНГ. А это система ГОСТов так называемых. И это как бы для России символическая проблема: вы должны соблюдать соглашение, чтобы полностью пользоваться преференциями.

Поэтому режим наибольшего благоприятствования, то есть, повышенные таможенные пошлины не будут сняты Россией, пока решение этого вопроса о совмещении зон свободной торговли и норм и стандартов двух зон свободной торговли не будет найдено. Вот в этом проблема.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG