Linkuri accesibilitate

Идея вступающего в должность президента США об отмене антироссийских санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных арсеналов была встречена в Москве, мягко говоря, без энтузиазма. «Россия не была инициатором введения этих рестрикций, и Россия, подчеркивал президент [Путин], не намерена ставить вопрос об этих санкциях в ходе зарубежных контактов», - сказал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.

В интервью Русской службе ВВС главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов назвал такую сделку невозможной. Во-первых, он усматривает противоречие между этим предложением Трампа и его более ранними идеями о модернизации американского ядерного арсенала. К тому же 45-й президент США считает ядерное оружие очень важным фактором национальной безопасности. Во-вторых, напоминает Лукьянов, новый хозяин Белого дома раскритиковал своего предшественника за «перезагрузку» отношений с Россией, которая фактически провалилась, поэтому новой перезагрузки не будет.

Научный сотрудник Центра международной и оборонной политики Университета Куинс в Канаде Максим Старчак привел четыре аргумента в пользу невозможности подобной сделки. Во-первых, санкции для России не смертельны и даже в чем-то способствуют росту промышленности. Во-вторых, просто отмена санкций – это «мелко», т.к. Москва хотела бы видеть, например, отмену развертывания ПРО. В-третьих, Россия ждет выполнения Договора СНВ-3, который подписан в апреле 2010 года и вступил в силу в феврале 2011 года сроком на 10 лет с возможностью пролонгации еще на пять лет. Поэтому новые договоры России «неинтересны». В-четвертых, говорит Старчак, в России считают, что дальнейшие переговоры о сокращении должны включать другие ядерные государства.

В свою очередь, гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов в интервью РИА Новости назвал «нелогичной» увязку санкций и ядерного оружия. «Я вижу в заявлении Трампа две проблемы и, по крайней мере, две неясности. Во-первых, санкции вводились вне связи с российскими переговорами по стратегическим вооружениям. То есть санкции вводились сначала по Крыму, а потом секторальные санкции в связи с ситуацией на востоке Украины. Поэтому привязывать санкции к возобновлению российско-американского диалога по стратегическим вооружениям выглядит немного нелогично», — заявил эксперт. В то же время он считает предложение Трампа важным, потому что оно отражает приоритеты нового президента.

Президент Академии геополитических проблем Константин Сивков считает неприемлемым сокращение ядерного арсенала, единственного гаранта безопасности России. По мнению Сивкова, дальнейшее разоружение России, чей ядерный потенциал сегодня находится на «критически низком уровне», является особенно опасным, учитывая, что другие ядерные державы не собираются сокращать свои арсеналы. «То, что Трамп делает такие заявления, говорит о том, что он продолжает курс Обамы на дальнейшее разоружение России, и это очень печально особенно потому, что он эту тему увязывает со снятием антироссийских санкций», - добавил собеседник агентства.

Однако бывший начальник международно-договорного управления Минобороны генерал-лейтенант Евгений Бужинский полагает, что Россия могла бы снизить количество боезарядов с 1500 до 1000. Но это возможно только при условии, если в соглашение будут внесены пункты, которые не позволят США получить стратегическое преимущество за счет развертывания космических сил и противоракетной обороны. «Во-первых, непонятно, о каком ядерном оружии идет речь — стратегическом или нет. Во-вторых, мы не знаем параметры этих сокращений — то, что предлагал Обама, или что-то новое. В-третьих, неясно, какие санкции Трамп собрался отменять. И, в-четвертых, у нас есть позиция по дальнейшим сокращениям стратегических ядерных вооружений, которая никак не связана с санкциями, она заключается в том, что стратегическая стабильность — это многокомпонентное понятие, а не только наличие СНВ», — сказал Бужинский РИА Новости.

Тема санкций получила неожиданное продолжение из уст Энтони Скарамуччи, советника Трампа по вопросам взаимодействия с бизнесом: «на полях» Всемирного экономического форума в Давосе он сказал российским журналистам, что ограничительные меры сплотили граждан РФ вокруг Путина. Советник заверил российскую прессу, что его босс «весьма уважительно относится к российскому народу». «Он очень сильно уважает русский народ и то наследие отношений, которое есть у США с Россией, которое идет к временам Второй Мировой войны», - передает «Лента» слова господина Скарамуччи. «У него (Трампа) есть видение взаимных интересов, и, возможно, через год отношения с российским народом и российским правительством будут лучше, чем сегодня. Я не говорю, что так случится, — кто знает, какие обстоятельства или факты повлияют на наши отношения, — но мы в любом случае этого хотим», — добавил советник.

В комментарии обозревателя газеты «Коммерсант» Сергея Строканя даны несколько интересных выводов по итогам выборной кампании. Во-первых, это «скоропостижная политическая смерть» династии Клинтон и «нокдаун» всей Демократической партии. Во-вторых, победа Трампа дала путёвку в большую политику многим представителям элиты из второго эшелона. В-третьих, клеймо «пророссийского» президента и история с «русскими хакерами» привели к тому, что соперники Трампа захотят как можно скорее поставить точку в его президентстве. Наконец, главный вывод – усталость американцев от приевшихся лиц политического истеблишмента.

Известный российский политтехнолог Евгений Минченко, вдоль и поперек объездивший Штаты во время предвыборной кампании, указал на ряд системных проблем в возможной разрядке отношений двух держав. На своей странице в Facebook он привел целый список:

1. Вся схема держится на фигуре одного человека – Трампа. Если с ним что-то случается…, вице-президент Пенс или иная фигура, которая приходит на смену, - отнюдь не его идейный продолжатель;

2. Антироссийский консенсус – по-прежнему доминирующее настроение американского истеблишмента. И большая часть республиканцев здесь даже радикальнее демократов;

3. Уровень понимания американских элит и картирования их интересов в РФ крайне невысокий;

4. При этом интересы России и возможный набор разменов и форматов взаимодействия тоже слабо структурированы. В связи с этим крайне узок круг потенциальных переговорщиков с разнообразными средами внутри американского элитного пространства;

5. Политика «глаза в глаза», на уровне прямой коммуникации первых лиц, которую часто в прошлом вынужден был использовать Путин, пока не показала системной долговременной эффективности. Без подкрепления на более низких уровнях договоренности лидеров начинают пробуксовывать;

6. Русская диаспора или демонстрирует низкую политическую активность, или занимает антипутинские позиции.

Примерно на ту же тему высказался программный директор Фонда клуба «Валдай» Дмитрий Суслов. «В ближайшие четыре года в Вашингтоне будет наблюдаться жесткое столкновение между командой Трампа и традиционным американским истеблишментом по вопросам внешней политики, в том числе по отношениям с Россией. Противники Трампа отвергают не только его готовность пойти на сближение с Россией, но и в целом любые попытки отойти от политики глобализма и навязывания либеральных ценностей, которой следовал президент Обама», - сказал эксперт в интервью «Коммерсанту».

Из всего потока мнений можно вычленить некоторые схожие позиции, позволяющие сделать два основополагающих вывода. Во-первых, для меня очевидно, что Дональд Трамп действительно хочет провести вторую «перезагрузку», хоть ему и не нравится идея и само слово. Но он не совсем знает, как это сделать, да и не может пойти наперекор ни ближайшему окружению, где есть отнюдь не поклонники Путина (Мэттис, Помпео, Келли), ни радикально настроенному Конгрессу. Во-вторых, в отношениях с партнерами по НАТО и ЕС Трамп пока не видит грани между амплуа бизнесмена, защищающего меркантильные интересы своей страны и ее рынка, и ролью лидера державы, сохраняющей глобальное лидерство с соответствующим набором обязательств.

Но всё это сейчас не имеет значения, потому что новый президент только вступает в должность, и нам предстоит увидеть разницу между Трампом-кандидатом, Трампом-президентом и Трампом-образом, который ему лепят соратники и оппоненты. Сейчас, когда я пишу эти строки, в Вашингтоне заканчиваются приготовления к инаугурации…

Часть 1

Часть 2

Читайте также:

Медведь, слон и осел. Часть 1 / Часть 2

Три вопроса Дональду Трампу. Что будет во внешней политике США?

Who Is Mr. Trump? Как «клоун» стал президентом

XS
SM
MD
LG