Linkuri accesibilitate

Руксанда Главан: «Формулу финансирования системы здравоохранения прозрачной не назовешь»


Министр здравоохранения считает, что рядовые жители страны уже начали ощущать последствия реформы в системе здравоохранения, особенно, в том, что касается обеспечения медикаментами

Свободная Европа: Здравоохранение, наконец, попало в число приоритетов правительства. Хотя отрасль находится лишь на 15-м месте в списке приоритетов на период до 2018 года. Что происходит с реформой, начатой в системе?

Руксанда Главан: Здравоохранение – 12-й по счету вопрос, но это не значит, что он в самом конце приоритетов. Мы взяли на себя ряд крайне важных обязательств, точнее, в 14-ти пунктах сформулировали то, что должны сделать за весь период мандата правительства. Должна сказать, что в 2016-м удалось решить несколько из поставленных задач, а по большинству оставшихся уже заметны положительные сдвиги.

Свободная Европа: Конкретно, о чем идет речь? Какие изменения позволяют утверждать, что владелец страхового полиса может быть уверен, что переступив порог медицинского учреждения, он будет спокоен за свое здоровье?

Руксанда Главан: Мы поставили перед собой задачу улучшить доступ к медикаментозному лечению путем пересмотра политики цен на медикаменты, путем расширения списка компенсированных лекарств и пересмотра медицинских протоколов. В 2016 году это начало происходить. С 1 октября 2016 года гражданин – обладатель полиса медицинского страхования реально почувствовал, что механизм улучшился. Мы начали его улучшение с расширения списка компенсированных медикаментов. В 2017 году мы намерены предложить новый закон о медикаментах, который практически готов, осталось лишь ввести его в действие.

Свободная Европа: А когда именно это произойдет?

Руксанда Главан: Мы готовы начать публичные дебаты по этому вопросу в феврале и, соответственно, надеемся, что в ходе весенней сессии документ примет парламент. Затем последует принятие нескольких положений, естественно, адаптированных к европейскому законодательству, ведь мы стремимся к тому, чтобы привести нашу практику в соответствие с европейской в том, что касается обеспечения медикаментами, контроля качества, процедур инспектирования после авторизации на рынке и, естественно, цен.

Свободная Европа: В соцсетях возмущались тем, что на медикаменты гражданам пришлось потратить более четырех миллиардов леев, или 36% от всех расходов на здравоохранение… В других странах ситуация совершенно иная.

Руксанда Главан: В 2015 году было опубликовано исследование по расходам домохозяйств, с данными за 2014 год и ранее. А в 2016 году мы уже приняли меры по снижению бремени расходов граждан с помощью включения медикаментов в список компенсируемых лекарств. Я уверена, что исследование после 2016-2017 гг. наверняка покажет снижение этих расходов. Именно в том и состоит наша задача.

Свободная Европа: Это исследование будет отличаться от предыдущего?

Мнения минфина и минздрава разнятся. Мы считаем, что в основу необходимо положить справедливость, минфин исходит из параметров бюджета

Руксанда Главан: Наша задача – снижать расходы граждан на медикаменты, необходимые для лечения. В 2016 году мы практически удвоили перечень компенсируемых лекарств, эта работа продолжится и в 2017 году, чтобы подавляющее большинство медикаментов, авторизованных в Республике Молдова для лечения, государство частично компенсировало.

Свободная Европа: Что касается полиса медицинского страхования – кто и сколько платит за здоровье в Республике Молдова? Государство беднее граждан?

Руксанда Главан: Формулу финансирования системы здравоохранения прозрачной не назовешь, как, впрочем, и корректной. Минздрав говорил еще несколько лет назад, что формулу необходимо пересматривать. Мы в 2016 году вышли с инициативой, которая предполагает изменение формулы расчета суммы, которую должен внести минфин.

Мнения минфина и минздрава по этому вопросу разнятся. Мы считаем, что в основу необходимо положить справедливость, принципы недискриминации, принцип обеспечения доступа всех граждан к медицинским услугам. Минфин, естественно, исходит из параметров бюджета. Поэтому мы будем настаивать в дальнейшем на повышении прозрачности формулы, по которой минфин вносит деньги за каждого гражданина, который пользуется статусом лица, застрахованного по линии правительства.

И чтобы была полная ясность для того, кто оплачивает полис – либо наличными деньгами, либо за счет ежемесячного взноса из зарплаты; дискриминационных принципов здесь быть не должно.

Свободная Европа: Обязательное медицинское страхование себя оправдало? Те улучшения, на которые надеялись при введении в 2004 году эстонской модели, они произошли?

Руксанда Главан: По сути, разработка политики в области медицинского страхования является одной из приоритетных задач минздрава.

Свободная Европа: Но если не считать денежную сторону вопроса, какие еще улучшения могли бы вы обеспечить дополнительно?

Руксанда Главан: Есть несколько серьезных вещей, которые необходимо сделать – так называемые нормы критерии контрактов, которые применяет Национальная компания медицинского страхования при определении бюджетов финансирования системы здравоохранения. В 2016 году было сделано несколько шагов в этом направлении, а в 2017 году планируем доработать механизмы и принципы, внести полную ясность и предсказуемость для всех граждан и для каждого больничного менеджера.

Свободная Европа: Какие механизмы представляются вам наиболее оптимальными для улучшения ситуации?

Руксанда Главан: Самое главное, с нашей точки зрения, - это критерии заключения договоров для больниц и всех участников системы здравоохранения. Этот документ четко должен ответить на вопросы, какая больница, сколько случаев определенной сложности должно быть зафиксировано, какие это случаи, и во что обходится лечение каждого пациента в больнице.

Только тогда будет обеспечена прозрачность и сбалансированное финансирование системы.

Свободная Европа: Денег хватает и на модернизацию больничной инфраструктуры?

Руксанда Главан: На том этапе, на котором мы сейчас находимся, нашими приоритетами являются улучшение существующих медицинских услуг, максимально эффективное использование ресурсов, которые имеются в нашем распоряжении, и их ориентация на потребности системы. К сожалению, сейчас мы не может проводить исследования за свой счет, но, учитывая, что правительство Республики Молдова подписало уже соглашение с МВФ, есть надежда на активизацию диалога с внешними партнерами, с нашими донорами, которые традиционно поддерживали и выделяли финансы на различные программы системы здравоохранения Молдовы.

Например, скоро минздрав подпишет меморандум о сотрудничестве с Агентством Швейцарии по сотрудничеству и развитию, и Молдова получит еще четыре миллиона швейцарских франков на улучшение услуг первичной медпомощи.

Свободная Европа: Как вы оцениваете государственно-частное партнерство в системе здравоохранения?

Руксанда Главан: В принципе, положительно. Но пока имеются серьезные упущения и недоработки на законодательном уровне и на уровне применения законов, в системе ощущаются не очень приятные, скажем так, последствия. Республиканская клиническая больница имеет опыт государственно-частного партнерства, есть там услуга диализа, которая после многих злоключений, наконец, была внедрена, и уже ясно, что тут частник в состоянии обеспечить более высокое качество, чем государство, – но потому это и стоит дороже, расходы выросли.

С другой стороны, имеется и опыт другого порядка, когда в государственно-частном партнерстве не были предусмотрены определенные ситуации в контрактах. И этим ситуациям пришлось впоследствии противостоять, что опять-таки привело к увеличению расходов. Поэтому, по сути, такой вид партнерства является спасением, и к нему нужно прибегать, но при условии улучшения законодательных рамок в целом, и в системе здравоохранения, в частности.

Свободная Европа: И где еще можно было бы применять эту модель?

Руксанда Главан: В принципе, везде, где государство не в состоянии развивать определенные, но абсолютно необходимые услуги, государственно-частное партнерство – хороший выход. К нам даже поступил ряд предложений касательно реформ, которые следует провести в больницах, и минздрав получил несколько предложений, в соответствии с которыми участники торгов выразили готовность взять на себя строительство нескольких больниц в рамках государственно-публичного партнерства.

Такой подход, на первый взгляд, можно только приветствовать, он довольно привлекателен для властей, но до тех пор, пока не изучены все финансовые последствия, все нюансы распределения финансовой нагрузки на государственный сектор, которому придется погасить соответствующую долю инвестиции, решения принимать преждевременно.

Свободная Европа: Пациенты нередко приходят к выводу, что больниц без менеджеров нет, но дефицит эффективного менеджмента налицо…

Руксанда Главан: Проблема менеджмента, хорошего управления в медицинском учреждении была приоритетной с первого же дня моей работы в минздраве. Потому что, если вы помните, тогда сложилась крайне сложная ситуация по долгам. Часть долгов, образовавшихся в системе, шла из зон, недофинансированных по линии НКМС и минфина. С другой стороны, много долгов было допущено в результате неэффективного менеджмента, вернее, отсутствия менеджмента, так как люди, назначенные на руководящие должности, порой понятия не имели, что значит управлять медучреждением, и продолжали руководить только в операционных, не ставя акцент на уязвимых точках в рамках управления, скажем, самой больницей.

Одни показатели эффективности или контрольные механизмы не всегда могут стать мотивирующими факторами для более качественного менеджмента

В 2016 году мы предприняли ряд действий по улучшению управления медицинскими учреждениями, как зафиксировано и в нашей программе работы. Прежде всего, мы пересмотрели систему оплаты труда врачей и ввели показатель эффективности, не забывая при этом о том, что высокий КПД должен показывать и менеджер больницы. Поэтому мы настояли и правительственным постановлением утвердили, во-первых, новую процедуру назначения руководителей медицинских учреждений. С 2016 года впервые в Республике Молдова на должность директора больницы мог претендовать не только врач, но также экономист, финансист, специалист в области менеджмента – но в этом случае он обязан иметь и степень магистра в области здравоохранения.

Эти люди заключают не трудовые договоры по стандартной форме, а договоры управления. И самый главный мотивирующий момент, прежде всего, для больничного персонала, состоит в том, что и для менеджера предусмотрены показатели качества. Мы сейчас находимся на этапе завершения работы над регламентом о показателях эффективности для директоров. Мы реалисты – и понимаем, что столь сложный и замысловатый инструмент, как показатель эффективности, начинает давать плоды через определенное время. Иными словами, если в 2017 году исполняется год после ведения показателей эффективности для менеджеров больниц, можно ожидать, что первые улучшения наступят в 2018-м.

Вместе с тем, одни показатели эффективности или контрольные механизмы не всегда могут стать мотивирующими факторами для более качественного менеджмента. Необходимо еще раз пересмотреть положения о функционировании больниц, потому что некоторые из этих положений, даже если они и являются типовыми, существуют только на бумаге и на практике не применяются. Например, и сегодня в административные советы больниц входят представители финансистов, что не совсем хорошо, так как содержит в себе угрозу потенциального конфликта. Но оставим это на более широкий этап перестройки.

Другой важный момент: в 2017 году минздрав поставил перед собой задачу внедрить в республиканских больницах, где мы являемся учредителями, информационную систему мониторинга за работой. Таким образом, не только финансово-экономическая сторона вопроса будет как на ладони, но и вся цепочка, включая отслеживание прохождения медикаментов в больнице и отслеживание прохождения пациента, что происходит с ним с момента госпитализации и до выписки, что ему назначалось, какие процедуры и исследования проводились, в каком состоянии он был выписан...

Свободная Европа: Что самое хорошее произошло в системе здравоохранения после назначения вас министром? И что есть самое плохое, что вам хотелось бы изменить?

Руксанда Главан: Самым трудным оказалось начать реформы по больничному сектору. Не один год шли разговоры, было даже несколько вариантов концепции этой реформы, и у нас есть своя концепция. Очень надеюсь, что с 2017 года нам удастся выполнить то, что не смогли сделать в 2016-м.

Раньше молодой специалист получал 1700 леев, а сейчас они начинают с 3300, а с учетом дежурств могут дойти и до 5000-6000 леев

Свободная Европа: Я так поняла, что эта концепция где-то пылится на полках еще со времен коммунистов.

Руксанда Главан: Первые попытки заговорить об этой больничной реформе были еще в 1998-м, и кое-что было сделано, а в 2007-2009 гг. была оказана техническая и консультационная помощь, с повторением и перепроверкой в 2012 году. В 2016 году, на основе первых двух крупных консультационных услуг, при поддержке Всемирной организации здравоохранения мы разработали новый концепт и стратегию, которая в ближайшее время будет обнародована.

Свободная Европа: Говорят, эта модель близка к немецкой...

Руксанда Главан: При разработке этой концепции мы опирались на опыт ряда стран, но исходили из сложившегося в Молдове статуса-кво. Вы спросили, что я считаю лучшим достижением. По моему мнению, это изменения по разделу медикаментов, расширение списка компенсированных медикаментов, пересмотр механизма госзакупок с созданием единого центра закупок, который уже доказал свою эффективность. На одном только аукционе при обычных суммах расходов было закуплено в семь раз больше лекарств для пациентов с вирусными гепатитами. Это ли не пример того, что только можно сделать, если захотеть делать.

В то же время, в 2017 году у нас много задач, потому что то, что было сделано для больных с вирусными гепатитами, мы хотим закрепить и расширить в 2017-м, максимально сократить списки ожидания пациентов, которые нуждаются в операциях по эндопротезированию, пациентов с катарактой. Есть еще очень много проблем, которые предстоит довести до конца.

Свободная Европа: Вернемся к системе оплаты труда и тому, что может государство сделать.Часть медперсонала не очень почувствовала увеличения зарплат. Что, по вашему мнению, можно сделать для того, чтобы врачи не уезжали за рубеж?

Руксанда Главан: Стратегия развития человеческих ресурсов была одной из наших приоритетных задач. И мы эту стратегию документально разработали в 2016 году и приступили к ее реализации. Первым шагом стал пересмотр положения об оплате труда. И упор тогда…

Свободная Европа: ...был сделан на мотивацию молодых резидентов, но тогда же оказались разочарованы те, кто проработал в системе по 20-30 лет…

Руксанда Главан: Нет, не демотивированы они были, потому что они оказались в ситуации, когда от старой системы оплаты труда уже получили все, что могли. Они получали зарплату по максимальной шкале, с учетом стажа, категории. Поэтому при старой системе им рассчитывать было уже не на что. То, что мы решили сделать – и нашу практику уже стали использовать и другие страны, и я очень надеюсь, что наш пример найдет широкое применение – это сохранить молодые кадры, заинтересовать молодых специалистов.

2017-й станет первым полным годом, когда зарплата за все 12 месяцев будет рассчитана по новой формуле

Раньше молодой специалист получал 1700 леев, а сейчас они начинают с 3300, а с учетом дежурств могут дойти и до 5000-6000 леев. Следовательно, сегодня они более мотивированы, чем год назад. Правда, есть и такие, кто считает, что зарплата выросла меньше, чем они ожидали. Но они должны понять, что в рамках нового механизма оплаты труда, который мы ввели, с 1 апреля 2018 года вступает в силу механизм индексации, который никогда прежде не существовал.

2017-й станет первым полным годом, когда зарплата за все 12 месяцев будет рассчитана по новой формуле. Мы обещали по истечении года, то есть к июлю 2017 года еще раз оценить преимущества и плюсы системы, посмотреть, нет ли необходимости в каких-то изменениях, но таким образом, чтобы обеспечить, начиная с 1 апреля 2018 года, индексацию фиксированной части зарплаты. Таким образом, будет обеспечен рост, соразмерный повышению стоимости средней потребительской корзины.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG