Linkuri accesibilitate

Собеседники Валентины Урсу — жители Криулян, Филип Ефтоде и Валериу Паша

Глава государства Игорь Додон взялся за работу — сразу после его инаугурации, румынский язык на официальном сайте президента был заменен на «молдавский». Затем сняли флаг Европейского Союза у президентской резиденции. В предвыборной кампании он выступал против сближения Молдовы с ЕС и настаивал на усилении стратегического партнерства с Россией. Новоиспеченный президент встретился с российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным, на середину января запланирован визит в Москву, где он встретится с российским лидером Владимиром Путиным. О том, каким выдался 2016 год, и какой должна стать Молдова в 2017, поговорим в конце уходящей недели.

Прогнозы Всемирного банка по Молдове не самые радостные. Директор ВБ в Молдове Алекс Кремер прогнозирует сокращение денежных переводов из-за границы и усиление бедности. В интервью одному из западных изданий он говорил о том, что единственным благоприятным сценарием может стать спрос на рабочую силу внутри страны, вероятный рост заработной платы и возвращение молдавских мигрантов домой.

Молдове, кроме всего прочего, нужна смена политиков, — полагают жители Криулян. И они хотели бы, чтобы власть уделяла больше внимания селам.

– Раньше люди в селах собирались и работали вместе, помогали друг другу, при строительстве дома. А сегодня если кто-то строит в селе дом, то все другие за границей. Если не в России, то в Европе. Человек зарабатывает, приезжает и строит дом. А потом продает его, так как жить в нем уже не может. Он привык там к другим деньгам, а когда приезжает в Молдову, доходы резко падают. А ведь нужно кормить семью. Там он работает и зарабатывает, а мы здесь работаем, и у нас ничего нет.

– Если честно, кто работает — тот теряет. Нет справедливости. Я вложил немало денег в сельское хозяйство. Дома у меня тонны лука и картофеля, а я не могу их продать.

– Перекупщики зарабатывают больше меня, сельхозпроизводителя.

– Всюду коррупция. Я все лето работаю в поле, в зной, выращиваю продукцию, а когда хочу ее продать, у меня нет места на рынке. Я должен торговать под забором, как чужой гость на свадьбе.

Свободная Европа: Молдова — бедная страна?

– Я бы не сказал, что она бедная. Если зайти в дом к хозяйственному человеку, то можно сказать, что он живет нормально. Но ведь даже половина страны так не живет.

– Всем тяжело живется в Молдове. Потому что у нас такое правительство.

Свободная Европа: А после избрания президента?

– Подождите, его только избрали. Посмотрим.

Свободная Европа: А чего вы ждете от господина Додона?

– Ждем перемен для народа, чтобы было хорошо

– Жить очень тяжело.

Свободная Европа: Почему стало так тяжело жить?

– Почему? Потому что такая власть.

Свободная Европа: Разве не сами граждане избрали эту власть?

– Пусть так. Когда видишь столько несправедливости и обмана. Потому-то и жизнь так тяжела.

Свободная Европа: Можно ли преодолеть глубокую пропасть между властью и народом?

– С трудом. Коррупция слишком сильна, поэтому ничего в ближайшем будущем не изменится. Пока всех не снимут, ничего не получится. Но сделать это сложно. Не знаю, как будет дальше.

Свободная Европа: Все говорят, что нынешнюю власть нужно сменить. Но кто придет вместо них? И как?

– Может, придут более молодые, более способные и более честные, так как среди этих одни коррупционеры.

Свободная Европа: Борются ли у нас за вектор развития Молдовы: на Запад или на Восток, налево или направо?

– Мы хотим в Европу, но не знаем, попадем мы туда или нет. И больше, проблема в менталитете.

Свободная Европа: Чего вы пожелали бы себе в 2017 году?

– Здоровья. Больше я ничего себе не желаю. Пусть хотя бы мои дети и внуки живут в будущем лучше. Дети – как дети. Главное внуки.

Свободная Европа: Чувствуете ли вы уверенность в завтрашнем дне? То есть, верят ли люди в будущее?

– Сегодня люди никому не верят. Честно вам говорю.

Свободная Европа: Что же они делают? Уезжают?

– Разумеется, все уезжают. Здесь будущего нет.

Свободная Европа: Люди уезжают из Криулян?

– Уезжают. Кто станет жить в таких трудных условиях. Что тут делать?

Свободная Европа: Попытаться повлиять на власть.

– Верно. Но с ними тягаться смысла нет. Все они коррумпированы.

Свободная Европа: Почему трудно жить в Молдове? Почему все недовольны, несчастны?

– Потому что людей всюду обманывают. Все крадут, а людям ничего не дают – ни пенсий, ничего. Те, кто поумнее, прошли во власть, а люди в селах...

Свободная Европа: Вы за них голосовали.

– Голосовал. Но того, за что мы голосовали, уже нет.

Свободная Европа: Есть ли еще шанс изменить ситуацию к лучшему? Как граждане Молдовы могут объединиться, чтобы решить проблемы страны?

– Я не верю, что станет лучше. Мы видели это все эти годы. И нас заверяли, что, может, все изменится. Мы живет одним лишь «может», а результатов не видно.

Свободная Европа: Почему нет честных политиков, которым вы могли бы доверять?

– Может, они и есть, но те, кто у власти, не дают им прохода. Не уступают им своих мест, своих больших карманов.

Свободная Европа: Обновится ли политический класс?

– Не думаю.

Свободная Европа: Граждане избрали президента. Это что-то изменит в стране?

– Пока слишком рано судить. Посмотрим, что будет дальше.

Свободная Европа: Чтобы бы вы хотели, чтобы господин Додон сделал в первую очередь?

– Помогал бы народу. Был с народом. Чтобы и наша жизнь стала немного лучше. И нам не нужно давать деньги, чтобы потом наши дети всю свою жизнь отдавали долги.

Свободная Европа: Что значит для вас хорошая и красивая жизнь?

– Жить в достатке, получать хотя бы 5-6 тысяч леев.

– Эту землю уже давно распродали, и мы не сможем ее уже вернуть.

Свободная Европа: Многие люди говорят обо всем со слезами на глазах. Почему?

– От бессилия. Может ли простой человек противостоять такой сильной и богатой власти? Никоим образом.

Свободная Европа: Что значит для вас богатство?

– Наше богатство – это здоровье. Нам всегда было тяжело и сейчас тяжело. Сколько раз нам уже обещали, что будет пенсия. Я – пенсионерка и получаю 850 леев. Значит, виновата верхушка.

Свободная Европа: Вы избрали президента.

– Они выбирают друг друга заранее. И такой порядок действует до сих пор.

Свободная Европа: Вы участвуете в голосовании, ходите на выборы.

– Ходим, бросаем в урну бумажку.

Свободная Европа: Если среди молдаван нет единства, может ли страна идти вперед по верному пути?

– Народ уже не будет единым, потому что молдаван сломил, в первую очередь, развал Советского союза. С Европой мы еще не связаны, потому в нас и нет единства. Наш народ еще не знает, куда ему идти.

Свободная Европа: Куда, по-вашему, должна идти Молдова?

– В Евросоюз. Там человек немного защищен. Но я рожден в Советском союзе, служил тоже в союзе. Меня вырастили и воспитали русские. Но в 74-76 годах я служил в Чехословакии и видел, как там живут люди в отличие от нас. А нам говорили, что мы живем лучше, чем в раю. Но тогда я понял, что рай, на самом деле, там.

Свободная Европа: Теперь вам известны проблемы, известно и их решение.

– Если бы что-то от нас зависело... А так, от меня ничего не зависит.

Свободная Европа: Почему вы считаете, что от вас ничего не зависит?

– От меня одного? Если там, наверху, руководители ничего не решают…

Свободная Европа: Но вы сами избрали тех, кто наверху…

– Неизвестно, кто и кого выбрал. Сегодня уже и говорить об этом страшно.

Свободная Европа: А люди живут в страхе?

– Как же не боятся? Скажи что-нибудь какому-нибудь олигарху. Он придет и застрелит тебя. Но сделает это не он, а пошлет кого-нибудь.

Свободная Европа: Что значит жить в страхе, несвободно?

– Это когда стремишься к правде, но ложь побеждает.

– Я на пенсии. Пенсия у меня маленькая и мне не хватает на лекарства.

Свободная Европа: Какая у вас пенсия?

– 1 400 леев.

Свободная Европа: Сколько вам могло бы хватить?

– На лекарства я одолжила около тысячи с чем-то. Еще нужно платить за свет, за газ, за воду и телефон. Цены растут на все.

Свободная Европа: Когда вы идете на выборы, вы голосуете за человека или за обещание политика? За что вы голосуете?

– Они говорят, что будет хорошо, что все для нас сделают, а когда попадают к кормушке, поворачиваются ко всей спиной.

Свободная Европа: Почему же вы не голосуете за человека, за дела его, а не за пустые слова?

– А о ком можно судить по делам? Мы голосуем не за человека, а за партию. У нас много партий.

Свободная Европа: Сколько их должно быть?

– Две-три.

– Все как в семье: если отец никуда не годится, а мама уходит из дома, что тогда происходит с хозяйством? Так и здесь. А когда партий слишком много, кто тогда может управлять? Один путает планы другому. Почему кто-то должен быть выше меня? В Англии, большой и развитой стране, две партии. Одна побеждает, другая проигрывает. У нас, в такой маленькой стране – как говорил Георге Урски — Молдова со спичечную головку – 22 партии.

Свободная Европа: 44.

– Так кого же людям выбирать?

Свободная Европа: Вас беспокоит большое число партий?

– Нет.

– Почему люди кормят партии, этих бесстыжих?!

Свободная Европа: Почему среди молдаван нет единства? Почему общество расколото?

– Потому что одному делают поблажки, так как он брат, сестра, шурин, а другой потом завидует, что у того есть, а у этого нет. Как же так?

Свободная Европа: Сейчас идет борьба за внешний вектор Молдовы: Восток или Запад, Россия или Евросоюз?

– Только представьте себе, мы движемся в Европу, и вдруг с президентской администрации сняли европейский флаг. Как же так?

Свободная Европа: Игорь Додон станет президентом для всех?

– Если он президент страны, значит он президент для тех, кто за него голосовал, и тех, кто за него не голосовал.

Свободная Европа: Какие ожидания вы с ним связываете?

– Ничего хорошего я от него не жду.

Свободная Европа: Вы хотите досрочных парламентских выборов?

– Хочу. Может, хоть кто-то там поменяется.

Свободная Европа: А граждане продают свои голоса?

– Конечно. Если им платят деньги. А когда сюда привезли приднестровцев, разве им не заплатили? Кому – 50 леев, а кому – 150.

Свободная Европа: Криуляны совсем недалеко от Приднестровья. Через сколько лет, по-вашему, оба берега Днестра могут объединятся?

– Никогда. Пока будет Додон, этого не будет, потому что он нас полностью продаст России. Он сказал попросить прощения. Но за что? За то, что наши молдаване там все построили. Мой муж работал в райисполкоме, месяцами ездил в Тирасполь. Они строили там фабрики, заводы. Молдаване построили Кучурганы с этой стороны. А что мы делаем теперь? Платим миллиарды за электроэнергию.

Свободная Европа: Чего вы ждете от 2017 года?

– Я уже ничего не жду. Не жду ничего хорошего. Атмосфера та же.

Свободная Европа: От вас рукой подать до приднестровского региона. Два берега Днестра когда-нибудь объединятся?

– Думаю, да. Ведь не может один народ воевать сам с собой.

Свободная Европа: Чего вы ждете от 2017 года?

– Ничего хорошего я не жду.

– Передайте им, что народ на коленях будет молиться Богу, чтобы они сгинули с лица земли, если они так поступают. Потому что мы уже не можем больше терпеть. Не можем.

*

Почти половина населения страны уехала на заработки за границу и многие из них уже не вернутся в Молдову. Таково мнение Филипа Ефтоде, который уже много лет зарабатывает на хлеб вдали от дома. Среди важных политических событий 2016 года он выделил победу на президентских выборах политика левых взглядов Игоря Додона.

Филип Ефтоде: Самым важным событием было все-таки избрание президента. Как и многие другие, я считаю, что он является президентом лишь для четверти населения страны. И сколько бы он не заявлял: «Хочу быть президентом для всех», он, тем не менее, не может выйти из образа социалиста. Потому что, если бы он по-настоящему и искренне попытался изменить ситуацию к лучшему, что бы тогда было? Нужно сблизить, объединить обе части электората.

Свободная Европа: Вы имеете в виду тот сегмент электората, который устремлен на Восток, и тот, который стремится на Запад?

Филип Ефтоде: Да. На словах, он вроде бы говорил именно так.

Свободная Европа: А если ему не удастся сплотить общество, что у него может получиться?

Филип Ефтоде: У него ничего не получится. У меня создается впечатление, что он ведет себя как Остап Бендер с 12 стульями. Он вроде бы тоже ищет миллиард, вроде бы ищет, но неизвестно, для кого он его ищет. Потому что говорит он одно, а делает другое. Если он ищет миллиард, то пусть борется за это и ищет его всеми способами. Конечно, ему нелегко. Каким бы ни был президент, ему было бы нелегко. Но если ты ищешь миллиард… Неужели первое, что я от него ждал, было лишение Бэсеску гражданства? Разве это было нужно всем тем, кто его поддержал – на севере, русским, евреям, цыганам, не все из которых были социалистами, и нам? Разве это является национальным приоритетом? Лишать гражданства, менять учебник истории румын?

Свободная Европа: Менять румынский язык на молдавский на сайте президента...

Филип Ефтоде: И сколько еще можно спекулировать на этих темах? Это уже слишком. У нас уже зрелое общество, даже простые люди, которые раньше били себя кулаком в грудь, доказывая, что они молдаване, румыны, сегодня на это уже никто не обращает внимания. Я вчера приехал из Сорок и несколько молодых людей, без того, чтобы я их спрашивал, говорят мне: «И все-таки, легче всего и лучше всего будет, если мы объединимся с Румынией». Еще раз хочу отметить: наше общество стало зрелым.

Свободная Европа: Смогут ли первые действия господина Додона помочь ему улучшить отношения с Россией, как он это себе наметил? В середине января он отправится в Москву, где встретится с Владимиром Путиным. Он уже встретился с лидером приднестровского региона. Получится ли у него выиграть на том фронте больше, чем проиграть в другом, где он начал свои преобразования?

Филип Ефтоде: Не думаю. Во-первых, я убежден, что в свои заявления не верит даже он сам. Он словно платит некий налог и должен оправдать те деньги, которые он, наверное, как говорят, проел на Багамах. Но у него ничего не выйдет. Я вспоминаю, что он сам заявлял, когда был в трезвом уме и еще не брал на себя обязательств перед Россией. Он ведь говорил: «Люди добрые, наше объединение с Евразийским союзом – это утопия». Тогда в шутку говорили «таежный союз». Он ведь сказал это и привел аргументы. Как мы можем с ними объединиться, если между нами Украина, тем более что сегодня она враг России номер один? Как с ними объединиться? Тем более при таких ошибках, как Крым. Украина такое не простит.

Свободная Европа: Как он будет сотрудничать с парламентским большинством? Какими будут отношения президента и правительства?

Филип Ефтоде: Мне кажется, его все время подозревали в том, что он человек Плахотнюка. Те, кто это говорил, приводили аргументы. А он никогда им не противоречил, не говорил ни да, ни нет.

Свободная Европа: Он сказал, что никогда не подпишет указа о назначении господина Платхотнюка премьером, если тот будет выдвинут мажоритарной коалицией.

Филип Ефтоде: Да, но сказал это так, будто его вынудила сделать это ситуация на тот момент. Во время предвыборной кампании, Додон говорил: «Я буду бороться против олигархического режима». Он ни разу не произнес имени Плахотнюка.

Свободная Европа: Произносил от случая к случаю.

Филип Ефтоде: От случая к случаю, но будто в полголоса, как и наш старый политик Воронин: за последние восемь лет я не слышал, чтобы он сильно спорил с Плахотнюком. Сколько ярких выражений есть у него для всех политиков, а для Плахотнюка – ни одного. И Додон идет по тому же пути. Это признал сам Воронин: «Плохой, плохой, но наш человек, наш ребенок, выросший в нашей колыбели». Но сотрудничество, отношения между большинством и президентом будут плохими, так как ясно, что сейчас его цель — доказать, что эта власть ни на что не годна. Хотя я бы сказал, что экономическая ситуация действительно немного стабилизировалась, а политики красиво рассказывают о реформах. Другое дело, что все делается не так, как об этом говорят. Но он начнет сегодня использовать все свои козыри лишь с одной целью: с целью проведения досрочных выборов. Он действует по принципу: куй железо пока горячо. Потому что к выборам 2018 года его авторитет будет подточен, а сейчас, пока все не остыло: «Вот, я популист. Я был на рынке, разговаривал с людьми. Они благодарят меня за патенты». Я так и не понял, что он сделал для патентов. Потому что, в конечном итоге, это заслуга, в первую очередь, правительства, которое разобралось и сказало: «Оставьте патенты».

Свободная Европа: В отношениях между Кишиневом и Тирасполем появятся какие-то результаты? Какую роль в этом может сыграть глава государства? Господин Воронин в период правления коммунистов пытался подключиться. Сначала люди думали, что, поскольку он родился в Коржова, он объединит оба берега Днестра, но все кончилось тем, что Игорь Смирнов запретил ему въезд на территорию Приднестровья. Ему на стол положили план Козака, но он от него отказался. Что господин Додон сможет сделать сейчас?

Филип Ефтоде: Господин Додон ничего не сможет сделать. Другое дело, что при нем мы с нетерпением ждем «сюрприза» со стороны Москвы, Кремля. Он попытается воплотить в жизнь сценарий, который, я уверен, уже написан Москвой. Если бы Москва захотела, формат «5+2» не имел бы никакого значения. Сегодня все зависит от желания Москвы. Она может даже по-настоящему отказаться от Приднестровья. Почему? Полагаю, например, что ситуация обстоит примерно следующим образом. Сегодня Приднестровье для нас – для политической жизни, развития общества, нашего европейского курса – является тем камнем, который могут повесить нам на шею: «Назад, платите миллиардные долги за газ». То есть, это огромное экономическое бремя. И второе: «Мы отдадим вам Приднестровье с его подготовленным электоратом и с российскими паспортами у 80-90% населения. Теперь посмотрим. Хотите в Европу? Проводите выборы». У нас и без Приднестровья всегда было 50 на 50, плюс 3-4% за Европу или за Россию, за демократию или за социализм. Сейчас, пожалуйста, приднестровский электорат будет золотым источником для дальнейшей политической манипуляции. Приднестровье нам совсем не нужно. И ничего не произойдет. У Додона тут ничего не выйдет.

Свободная Европа: Какие шаги предпримет другая часть общества, почти 50%, которая не поддержала Игоря Додона в президентской гонке? Она отказалась от протестов? Отказалась от восстания? Сдалась? Что будет дальше с этим сегментом населения?

Филип Ефтоде: У нас много говорили о том, что мамалыга не взрывается, потому она всего лишь мамалыга. Но если взрывается, то по-настоящему… Мне кажется, что сейчас эта мамалыга потихоньку томится на малом огне. Но если она взорвется, то мало не покажется. Правительство с нами играет. Я уже говорил, что оно заявляет о прекрасных реформах пенсионной сферы, что был повышен пенсионный возраст. Мы понимаем, что другой ситуации быть не может. Но как они поступают? Вечером обсуждают, а на другой день уже голосуют в парламенте. Разве это серьезно? Можно ли так играть с обществом? Снимайте передачи, проводите пресс-конференции. Как же так? Играть с нами. Даже прокурор был назначен в спешке. И они вроде бы хотят сотрудничать с Додоном, но сейчас для него важно то, что когда-то говорили про демократов: чем хуже – тем лучше. Сейчас Додону это выгодно. А некоторые вещи, которые решатся сами собой, он возьмет на себя.

Свободная Европа: Что в молдавском обществе сегодня наибольшее зло?

Филип Ефтоде: Самым большим злом в обществе стала мошенническая система, которую день за днем создавали не только Плахотнюк, но и все политики.

Свободная Европа: Многие говорят и о прекрасном уроке 2016 года, который был дала диаспора. Многие из уехавших поняли, что должны подключиться и не бросать Молдову на произвол судьбы. Вы тоже из диаспоры, так как долгие годы проработали за границей – в Ирландии, Великобритании, в Германии и Франции. Как молдавскому сообществу стать активней?

Филип Ефтоде: Когда вы спросили меня, какое самое важное событие уходящего года, я увидел зрелое общество, которое сумело объединиться за короткое время. Правое крыло диаспоры, тех, кто работает за границей, объединилось. Если хотя бы половина из миллиона или полумиллиона уехавших вернется, они принесут с собой новый жизненный опыт. Те, кто вернется домой, займутся экономикой и политикой, станут работать во всех областях и непременно принесут что-то новое.

Свободная Европа: Проблема национального лидера все еще актуальна?

Филип Ефтоде: Думаю, да. Дай Бог, и я этого хочу, чтобы диаспора осталась такой же сплоченной и активной и до выборов 2018 года. Раньше я тоже выступал за досрочные выборы. А сегодня я их боюсь.

Свободная Европа: Чего бы вы хотели в 2017 году?

Филип Ефтоде: Консолидации демократических, по-настоящему демократических сил. Пересмотр ошибок, ясный анализ произошедшего. Потому что не произошло ничего ужасного. Но все зависит от нас. Как бы то ни было, но Игорь Додон стал президентом 25% населения. Это не конец света, и он не сумеет осуществить все свои злые планы. Дай Бог, чтобы ему удалось сделать что-то хорошее, если он пересмотрит некоторые свои взгляды и снимет с себя красные одежды социалиста. Может, он этого на самом деле хочет. Пусть он будет популистом, но с карандашом в руках: «У президента до сих пор было десять автомобилей – достаточно и двух. Было 12 советников – мне хватит и четырех, необходимый минимум». Ведь что такое десять советников? Удвоение правительства? Советник по снятию флага Евросоюза, советник по водружению флага Штефана чел Маре, советник по диаспоре. Но ведь нам не нужен советник президента по диаспоре. Я весной снова уеду и мне не нужен этот советник, увольте, господин Додон. Займитесь экономикой, дайте денег десяти пенсионерам. Казалось бы, я иронизирую, но это правда. Вокруг поста президента велась такая борьба, было столько шума… Это барство какое-то, и только. К примеру, вдруг мы завтра проснемся, а кто-то сверху – Господь Бог – издал указ упразднить в Молдове пост президента. Что тогда произойдет? Ничего не произойдет. Мы только сэкономим. Не знаю, каков бюджет президентской администрации, но он, кажется, довольно значительный. И ничего не будет. На самом деле, нам он не нужен, ведь тех, кто раздает медали… Найдем мы кого-нибудь, чтобы раздавать медали. Было бы, откуда, мы бы ни о чем не думали. Но Молдова – самая бедная страна в Европе. Мы говорим, но на самом деле живем хорошо. Многие удивляются, что бедные-бедные, а в Кишиневе полно дорогих машин…»

*

Создание рабочих мест, возвращение в страну граждан, трудящихся за границей, рост молдавского экспорта, улучшение ситуации в сфере образования – к этому стремится Европейский союз, возобновив финансовую поддержку Молдовы. Брюссель будет внимательно следить за прогрессом реформ в экономике, а граждане должны почувствовать конкретные результаты, заявил недавно европейский посол Пиркка Тапиола.

Гражданский активист Валериу Паша — о внешней поддержке Молдовы.

Валериу Паша: Внешние партнеры поняли, что существует некая сила, которая консолидировалась и продержится некоторое время. Если называть вещи своими именами, то речь идет о Владе Плахотнюке. Они уступили, поняв, что некоторое время им придется с ним сотрудничать, не забывая при этом и о гражданах Молдовы. Потому что ухудшение экономической ситуации в первую очередь ударит по рядовым гражданам. Если сравнивать, то для внешних партнеров ситуация была по-настоящему перспективной в конце 2009 года, в момент смены власти. И если сравнивать скорость, уровень открытости, количество выделенных денег, то речь идет о быстро принятой программе, на основе которой на протяжении нескольких лет в Молдову было направлено более миллиарда долларов через гранты, кредиты, помощь со стороны Евросоюза, международных финансовых организаций, стран ЕС, Румынии и других, со стороны правительства Соединенных Штатов. Таков был уровень открытости. Это лишь констатация факта и попытка уравновесить ситуацию. Без этих денег трудно будет что-либо сделать. Это инструмент мотивации и принуждения: «Мы даем вам деньги, но вы не разваливайте эту страну до основания». У нас огромная дыра в бюджете. Правительство не способно содержать эту страну. Мы сильно зависим от денег, которые нам кто-то дает. Как на одной из сельских улиц, где живет несколько зажиточных семей и одна бедная семья. И чтобы муж не бил своих детей и жену, чтобы он не убил их, ему говорят: «Мы даем тебе денег, а ты, пожалуйста, не бей детей, и на улице не будет шума». То же самое происходит и в отношении Молдовы. Она как бедный дом с отцом-тираном, который готов, за неимением денег на выпивку, убить своих детей. Примерно то же самое происходит и в отношении Молдовы.

Свободная Европа: Но, с другой стороны, многие говорили, что, чем править из-за кулис, лучше выйти на первый план, показать свой интеллектуальный потенциал, навыки и умения, чтобы люди поняли, что хорошо, а что плохо. Тот факт, что господин Плахотнюк встал во главе Демократической партии, которая руководит страной…

Валериу Паша: …Страной руководит не Демократическая партия, а Влад Плахотнюк и другие партии. Другими словами, была официально оформлено положение дел, которое существует уже семь лет.

Свободная Европа: Хорошо, что господин Плахотнюк вышел сейчас на первый план?

Валериу Паша: Зависит о того, что понимать под словом «хорошо».

Свободная Европа: Какую цель он преследовал, возглавив партию?

Валериу Паша: Я далек от мысли, что Влад Плахтнюк всякий раз делает свои шаги на основе глубоко продуманных и невероятно мудреных стратегий. Другое дело, что, с одной стороны, он стремится получить, и это однозначно, любовь народа, чтобы тот его любил и выбирал, поддерживал. Он больше не хочет быть на пике отрицательных рейтингов политиков. С другой стороны, это похоже на когнитивный диссонанс, когда он понимает, что первое, что он должен делать, это больше не воровать, хотя больше всех в стране крадет именно он и его сподвижники. То есть, ситуация довольно странная.

Свободная Европа: С чем ассоциируется эпоха Плахотнюка в молдавской политике?

Валериу Паша: С хаосом. В народе это, наверное, называется мерзость.

Свободная Европа: Кто может стать его настоящим соперником?

Валериу Паша: Никто не сможет составить ему конкуренцию, потому что его зона влияния предполагает нечто отличное от политики.

Свободная Европа: Что делать другому сегменту населения, который выступает против Плахотнюка и Додона?

Валериу Паша: К сожалению, это самый плохой результат. Этот сегмент абсолютно лишен мотивации. На самом деле, главной проблемой является отсутствие лидеров. Я говорю не только о тех, кто стоит на первом плане, а о лидерах второго плана. Нам не хватает хорошо организованной политической силы. Нужно называть вещи своими именами: этот сегмент недостаточно финансируется. Например, у господина Додона нет проблем с финансированием. Деньги, которые он получает из России, проходят через Багамы, а молдавские власти притворяются, что ничего не видят. В качестве платы, в президентскую команду вошли люди из лагеря Плахотнюка.

Свободная Европа: Кто это?

Валериу Паша: Например, господин Флоча, глава президентской администрации, пришедший на эту должность с высокого поста, который он занимал в Национальном центре по борьбе с коррупцией. Будучи одним из руководителей этой структуры, подчиненность которой была всем известна, его назначили главой президентской администрации, первым человеком всей команды, что особенно важно.

Свободная Европа: Пересекутся ли когда-нибудь интересы этих двух сегментов населения?

Валериу Паша: Реальные интересы этих двух категорий граждан никогда не отличались. Они всегда были теми же: приличная жизнь, правовое государство, перспектива нормальной жизни в Молдове, возможность создания семьи, воспитания детей, получения образования, доступ к хорошим услугам, приличная старость. Раскол носит в основном искусственный характер. В его основе лежат старые проблемы идентичности, вопрос о внешнем векторе. Этот раскол несут СМИ, пропаганда, а также плохая организация – и это следует честно признать – того, что в Молдове называется правым крылом.

Свободная Европа: Каким должен быть 2017 год для Молдовы?

Валериу Паша: Было бы хорошо, если бы 2017 год подарил Молдове новые надежды. Я имею в виду, в первую очередь, лидеров. Как бы это не прозвучало банально, речь идет о политических, а не только моральных, социальных лидерах, активистах и т.д. Нам на самом деле нужен новый политический класс или, хотя бы, группа людей, которая взяла бы на себя эту ответственность. Нам нужно большее участие и со стороны бизнесменов, которые должна понять, что долго не протянут и в какой-то момент, по фашистской модели, придут за каждым. Необходимо сотрудничество между теми, кто хочет выжить, упирается или каким-то образом вынужден оставаться в Молдове. Потому что слишком многих ничего не удерживает в стране. Очень много людей уезжает.

Свободная Европа: Будут ли граждане интересоваться взаимодействием президентской администрации во главе с Игорем Додоном, политиком левых взглядов, с парламентским большинством, которое все еще считает себя прозападным?

Валериу Паша: К сожалению, да. Это будет походить на плохой сериал, на мыльную оперу, которую будут каждый день показывать гражданам. Это отберет у них много сил. То есть, будет создана ложная повестка дня, ложные конфликты, которые станут заголовками в СМИ.

Свободная Европа: Как же все-таки рядовым гражданам разобраться, где – правда, и где ложь, где обман, а где реальность?

Валериу Паша: Пусть заглянут в свой карман и подумают, на что им хватает, а на что не хватает.

Свободная Европа: А если и в барах, и в мэрии, и всюду говорят только о молдавской политике, что-то изменится?

Валериу Паша: На эти вещи следует смотреть по-другому: «Что у меня в кармане? Что сделал президент?» И пусть не говорит, что у него нет полномочий, и что он совсем ничего не может сделать. Зачем тогда взялся, если у тебя нет полномочий? Граждане должны проявлять жесткость, наказывать. Хорошая сторона в том, что после 2014 года электорат в Молдове стал в хорошем смысле непостоянным, когда он очень быстро принимает новых лидеров или новые силы, продвигает их, но и также быстро, может, даже слишком быстро, способен их политически наказывать.

XS
SM
MD
LG