Linkuri accesibilitate

Почему российские власти изъяли годовалую дочь у гражданки Узбекистана

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова вступилась за гражданку Узбекистана Нилуфар Мамасаидову, у которой еще в конце прошлого года власти изъяли годовалую дочь Манижу. Ребенок находится в 1-й городской больнице Москвы, мать к ней не пускают. "Изъятие – самая крайняя мера, когда есть угроза жизни и здоровью ребенка. Сейчас важно помочь маме увидеться с дочкой, создать все условия для возвращения ребенка маме", –​ цитирует Кузнецову агентство РИА Новости.

"Наши юристы на связи с адвокатом Нилуфар (матерью ребенка), которая сейчас находится в посольстве Узбекистана и занимается оформлением документов. Девочку поместили в инфекционную больницу. Как только документы будут готовы, мама сможет навестить ребенка", – сообщила уполномоченный по правам ребенка в России.

Ранее адвокат Мамасаидовой Бахром Исмаилов сообщил, что посольство Узбекистана в Москве подтвердило личные данные гражданки страны Нилуфар Мамасаидовой, у которой сотрудники московской полиции забрали малолетнюю дочь.

4 января издание "Фергана.ру" рассказало о том, что в конце декабря 2016 года сотрудники РОВД "Кунцево" изъяли у гражданки Узбекистана Нилуфар Мамасаидовой годовалую дочку по имени Манижа. Адвокат и правозащитник Бахром Исмаилов напомнил, при каких обстоятельствах российские власти разлучили мать и годовалого ребенка:

– Нилуфар находилась в городе Москве 25 декабря 2016 года. В квартиру, в которой она проживала, проникли люди и похитили ценные вещи, в том числе документы – ее паспорт и документы на ее годовалую дочку, которая была рождена в Москве. В этот же день она совместно с другими потерпевшими обратилась в ОВД "Кунцево" с заявлением о краже документов и имущества. А 26 декабря приехал наряд полиции. Нилуфар была с ребенком. Попросили предъявить документы на дочь. Она документы предъявить не смогла в связи с тем, что они были утрачены. После чего было принято решение о доставлении ее в отдел. Ее доставили в отдел. Там она провела трое суток – почти 70 часов, а по закону разрешено 48 часов задерживать в порядке административного задержания. Она провела там трое суток, притом что выпускали ее в туалет всего два раза и кормили один раз за три дня. Это факт. В первый же день ребенка у нее забрали, поскольку подтвердить, что ребенок ее, она не смогла. Вызвали скорую помощь и отправили ребенка в больницу.

–​ Что было с Нилуфар дальше?

Сотрудники полиции оформили акт о беспризорности ребенка

– Потом ее отправили в суд. Суд отказался рассматривать ее дело в связи с нарушением со стороны полиции. После этого три дня она практически ночевала в этой больнице, пыталась пройти к своему ребенку, грудничку, но ее не пускали в связи с отсутствием документов, удостоверяющих личность. Мы после вмешательства в ситуацию в краткие сроки оформили ей документы, удостоверяющие личность. Вчера были в больнице – 1-й инфекционной больнице на Волоколамском шоссе. Выяснилось, что ребенка ей отдать не могут, потому что в деле имеется акт о беспризорности ребенка. Сотрудники полиции, чтобы оправдать изъятие ребенка, оформили акт о беспризорности. Якобы ребенок был беспризорный либо находился в состоянии, когда никто за ним не ухаживал.

–​ Я знаю, что к делу уже подключилось посольство Узбекистана в России. Каковы юридические перспективы сделать так, чтобы ребенок поскорее оказался с матерью?

Ребенок в больнице 12 дней, он только начал кушать и спать, у девочки сильный стресс

– Мы над этим сейчас бьемся. Сегодня у нас встреча с прокурором по району Кунцево. Мы попросим его отменить данный акт. И как надзорный орган, который осуществляет надзор в том числе за соблюдением прав несовершеннолетних, он должен оперативно решить вопрос и дать предписание, бумаги, чтобы ребенка отдали матери. И только после получения этого предписания больница готова отдать ребенка матери. Напомню, что ребенок уже 12-е сутки находится там. Со слов врачей, вчера (мы беседовали с замглавврача по детству) ребенок только начал кушать и спать. Все это время у девочки был сильнейший стресс. Мать похудела сразу на 7 килограммов за это время. У нее воспаление легких.

–​ Как она жила в Москве?

Самый незащищенный представитель нашего общества – иностранная гражданка с ребенком

– Чтобы вы просто понимали. Женщина очень плохо говорит по-русски. Ей отказали в предоставлении переводчика. Она работала в Москве в "Ашане" уборщицей, мыла туалеты и так далее. Самый незащищенный представитель нашего общества – без документов, иностранная гражданка с ребенком. Еще ее экономическое положение резко ухудшилось в связи с тем, что ее мужа почти год назад депортировали из России. И она сама была вынуждена копить деньги на ребенка. При этом ребенок был ухоженный. Вес в норме, счастливый, улыбающийся ребенок.

–​ А почему сейчас сотрудники этой 1-й инфекционной больницы, где находится ребенок, почему они не разрешают матери общаться с ребенком?

– Во-первых, потому что есть акт изъятия. По этому акту мать не может находиться с ребенком. Знаете, это как в семьях, где родители сильно пьют. Когда заходят в квартиру и видят, что там дети неухоженные, некормленые, дома еды нет, а родители лежат, извиняюсь, пьяные под столом. Тогда по этому акту забирают. И чтобы забрать детей назад, нужно получить заключение органов опеки. Если мы этот акт признаем, что ребенок был беспризорным, то нам нужно идти в органы опеки. И они в течение двух месяцев будут проводить проверку, устанавливать обстоятельства, а потом дадут бумаги, что, да, разрешаем отдать.

Сотрудники ОВД "Кунцево" проявили себя минимум как непрофессионалы

Мы не хотим этим путем идти. Мы хотим, чтобы прокуратура все-таки трактовала закон в пользу граждан, исходила из 28-й статьи Конституции России, что каждый человек имеет право на уважение его достоинства и личности. Никто не имеет права ограничивать нас в общении с членами нашей семьи. Но опять-таки, напомню, что Россия подписала Женевскую конвенцию, статью 8-я – о недопущении вмешательства публичных властей в частную жизнь граждан. Власти, в данном случае органы полиции, должны были учитывать соразмерность данных действий в сложившейся ситуации, исходить из гуманных соображений. Но этого ничего сделано не было. Сотрудники ОВД "Кунцево" проявили себя минимум как непрофессионалы…

–​ По сути как гестаповцы...

– Да, как гестаповцы. Ну нельзя так обращаться с детьми. Мы все боремся с ювенальной юстицией, а при этом вот вам ювенальная юстиция в отдельно взятом районе города Москвы. И это при том, что мать предоставила достаточное количество доказательств, что она является биологической матерью, – фотографии в телефоне с ребенком за год в разное время, свидетельские показания. Несмотря на это, все-таки приняли решение ребенка изъять, – рассказал адвокат Бахром Исмаилов.

Правозащитник Борис Альтшулер также уверен, что российские правоохранительные органы могли бы проявить гуманизм и не разлучать мать и годовалую дочку, но это не в их правилах:

Никакой уголовщины здесь даже близко нет. Но они формально подошли так, как будто это уголовщина

– Все это как обычно, бесчеловечно. Дело в том, что если бы была такая ситуация, что были основания думать, что это некая авантюристка, которая похитила ребенка, придумала легенду про пропажу документов, было бы заявление каких-то родителей в полицию, что пропал ребенок. Никакой уголовщины здесь даже близко нет. Но они формально подошли так, как будто это уголовщина. Тем самым они разделяют мать с ребенком, нанеся, конечно, травму и матери, и ребенку. Я не думаю, что в инфекционной больнице в Москве обращение с ребенком плохое. Так в принципе не должно быть. Всякое бывает, но это уже было бы совсем запредельно.

Но тут чудовищно, что разделили мать и ребенка. Есть же тысячи способов установить истину в таком случае. Раз возник очень серьезный вопрос криминального типа – похитила она ребенка или нет? – на это есть все возможности у полиции, чтобы это установить, – опросить ее, родственников. Фотографии – это одно. Каких-то родственников, каких-то свидетелей найти. Такие вещи устанавливаются свидетельскими показаниями. Просто наша полиция ничего этого не сделала даже близко. Они просто отобрали ребенка, а женщину держали три дня в этих своих условиях, а потом отпустили просто так – живи, как хочешь.

Борис Альтшулер
Борис Альтшулер

–​ Сразу вспоминается страшная история, которая случилась в 2015 году в Санкт-Петербурге, –​ у гражданки Таджикистана Зарины Юнусовой забрали 5-месячного сына, который впоследствии умер в больнице. Так никого за это даже не наказали. Именно поэтому все очень встревожены этой ситуацией...

Какое-то звериное начало есть в людях, которое идет от семьи

– Да, это очень похожая история. И там, и там присутствует какая-то совершенно звериная наша российская бесчеловечность со стороны представителей правоохранительных органов. Что с ними делать? Не знаю. Они же и россиян, русских не считают за людей. Как у нас в милиции избивали любого подвыпившего! Какое-то звериное начало есть в людях, которое идет от семьи. Может быть, оттого, что на людей кричат, детей всегда воспитывают подзатыльниками и ором, но никогда по-человечески. Все в приказном порядке. И вырастают такие же точно люди. А потом им дают пистолет и они идут работать в полицию. И потом мы видим вот такое, говорит Борис Альтшулер.

Напомним, что в октябре 2015 года в Санкт-Петербурге у 21-летней гражданки Таджикистана Зарины Юнусовой власти забрали пятимесячного сына Умарали Назарова, который впоследствии скончался. По факту смерти ребенка было заведено уголовное дело, но в октябре прошлого года его закрыли, не найдя виновных.

XS
SM
MD
LG