Linkuri accesibilitate

Итоги 2016 года. Серджиу Чокля: «Год заканчивается лучше, чем начинался. Лей стабилизировался, инфляция снизилась»


Серджиу Чокля

Уровень проблемных кредитов возрос до 50%, предостерегает президент Национального банка.

Объем плохих кредитов тревожно вырос в 2016 году, признает президент Национального банка Серджиу Чокля. Это запоздалое проявление финансового кризиса 2014 года, но, уверяет Чокля в интервью «Свободной Европе», сегодня банки значительно лучше капитализированы для работы с проблемными кредитами.

Свободная Европа: Г-н Чокля, предположим, вы – врач рентгенолог, который оценивает состояние пациента. И в конце года нам хотелось бы знать, как себя чувствует молдавский лей и банковская система в целом. Как бы вы прокомментировали результаты осмотра, каков ваш диагноз?

Серджиу Чокля: По моему мнению, год заканчивается лучше, чем начался: курс лея стабилизировался, инфляция снизилась, экономика проявляет признаки оздоровления и базисная ставка, которая является термометром экономики, снизилась с 19,5% до 9%. Следовательно, выражаясь медицинской терминологией, признаки выздоровления налицо. Банковская система пока реагирует на улучшение бизнес-среды с некоторой задержкой. Кстати, в 2016 году в балансах банков мы еще видим проблемы, накопившиеся в 2014-2015 гг., когда была сильная засуха, цены взлетели, ставки рефинансирования буквально рванули вверх, кредитная активность снизилась, что является большой проблемой, поскольку главная функция банков – кредитование. Это контрастная картина – когда общее состояние улучшилось, но пациенту необходимо еще время для полного восстановления. Несмотря на это, я бы сказал, что состояние удовлетворительное с точки зрения параметров в целом по системе.

Одним из наиболее важных показателей банковской системы является достаточность капитала, средний показатель которой приблизился к 30% при минимально необходимых 16%. Другой показатель – объем ликвидных активов. Мы близки к показателю в 50%, а это значит, что у банков много денег, но также и то, что они не трансформируются пока в кредиты. Но я надеюсь, что в новом году бизнес получит доступ к более дешевым кредитам. И, как общий вывод, я бы сказал, что 2016 год стал переломным для банковской системы, потому что реформы, начатые и прежним руководством Нацбанка, обрели, наконец, системный характер в подписанном соглашении с МВФ. И если нам удастся выполнить все, что намечено в этом соглашении, уверяю вас, 2016-й и 2017 годы станут годами реальных перемен в молдавской банковской системе.

Свободная Европа: Когда ставки кредитов у нас снизятся до уровня, сопоставимого с европейским? Именно этого ждут предприниматели, а также рядовые граждане, которые просто хотят взять кредит на покупку дома и так далее?

Серджиу Чокля: Вы правы. Несмотря на то, что Нацбанк снизил базисную ставку с 19,5% до 9%, более чем на десять процентных пункта, ставки по коммерческим кредитам снизились более скромно. Если в среднем год назад коммерческие кредиты предоставлялись под 15-16%, то сейчас этот показатель снизился всего лишь до 13%,. Но, тем не менее, процесс пошел, надеемся, что избыток ликвидности в системе подвигнет коммерческие банки снова начать борьбу за клиентов. По нашему мнению, на фоне подешевевших государственных ценных бумаг коммерческим банкам будет интереснее предоставлять кредиты хозяйствующим субъектам. Самый большой вопрос сейчас в том, пожелают ли хозяйствующие субъекты законтрактировать новые кредиты, а для этого крайне важно, чтобы эти сигналы макроэкономической стабилизации – а также и политической стабилизации - побудили крупные и средние предприятия развернуть новые инвестиционные проекты. И чтобы на эти кредиты был спрос. Иными словами, благоприятные условия для предложения новых и более дешевых кредитов налицо, остается лишь посмотреть, как отреагирует спрос на кредиты. Надеюсь, наметившийся в 2016 году курс на стабилизацию продолжится, и в 2017 году ситуация еще более улучшится.

Свободная Европа: Что касается кредитов, специализированные издания обращали внимание на тот факт, что за последний год вырос объем проблемных кредитов – кредитов, которые, как известно, вызвали в 2014 году кризис в банковской системе. Какие тенденции заметили вы?

Серджиу Чокля: Кризис 2014 года, о котором вы говорите, действительно начался в одном из банков с избыточной долей плохих кредитов. Однако такая картина далеко не присуща молдавским банкам, как на индивидуальном уровне, так и по системе в целом. Тем не менее, вы правы, проблемные кредиты увеличились почти на 50% в объеме, а в относительном выражении они увеличились от 10% до 16% от портфеля кредитов коммерческих банков. Само по себе, это тревожная динамика, и мы много работаем с банками, чтобы понять причины. Но эта ситуация была прогнозируемая, потому что, как я уже сказал, любой экономический кризис проявляется в балансе банков через 12-18 месяцев, следовательно, кризис 2014-2015 годов начал материализоваться в этом году в балансе банки, когда их клиенты не могут погасить или затянули с погашением кредитов. Ситуация усугубляется тем, что банки не предоставляют новых кредитов, доля проблемных кредитов в совокупном объеме отличается тенденцией к росту и математически увеличивается, когда нет новой волны кредитов – здоровых кредитов. Если в 2017 году проявится тенденция к возобновлению кредитной деятельности, и если банки будут хорошо работать с хозяйствующими субъектами, можно ожидать улучшения этого показателя. Но он связан не только с банковской системой, но и судебной тоже, потому что банки должны вступить во владение залогом, следовательно, это зависит от качества функционирования судебной системы – и мы надеемся на качественное функционирование, при необходимости, операционных процедур по ликвидации хозяйствующих субъектов, законтрактировавших проблемные кредиты. У банков много капитала, так что убытки, связанные с этими проблемными кредитами, не окажутся для них непосильным бременем. Банки сегодня далеки от состояния неплатежеспособности, у них очень много ликвидности. И если нужно вернуть деньги отдельным вкладчикам, средств для этого достаточно. Так что это не имеет ничего общего с ситуацией трех банков, на которые вы ссылаетесь. Сегодня банковская система в целом и банки в отдельности не испытывают проблем, сравнимых с теми, что привели к ликвидации трех проблемных банков.

Свободная Европа: Что касается трех проблемных банков, которые находятся под специальным наблюдением, в этом году вы там провели несколько проверок. Скажите, они и впредь будут находиться под специальным надзором? Что показали эти проверки?

Серджиу Чокля: Все три банка с конца 2015 года находятся под контролем независимых групп, были проведены «диагностические исследования», которые выявили разного рода проблемы: с акционерами, с корпоративным управлением – то есть, с порядком формирования руководящих органов и тем, как они выполняют свои функции контроля, а также индивидуальные проблемы по отдельным категориям кредитов. Банки предложили планы по исправлению ситуации, которые Нацбанк одобрил, и они уже выполнены. Один из банков продвигается вперед более быстро, другой более медленно, но все три сегодня находятся на стадии выздоровления. В марте 2017 года встретимся и обсудим достигнутый этими банками прогресс и посмотрим, можно или нет отметить режим специального надзора, а в отношении одного из них – процедуру раннего вмешательства. Разумеется, большое значение имеет и прогресс в изменениях внутреннего устройства. Важно посмотреть, как собираются они решать проблемы с практикой кредитования и даже с управлением проблемными кредитами. Одним из определяющих моментов в этом смысле станет тот факт, удастся или нет привлечь новых инвесторов в некоторых из банков, потому что это станет и для нас гарантом хорошего функционирования банков на будущее. Так что – в марте решим этот вопрос, и если тот или иной банк будет отвечать условиям, оговоренным нами с МВФ, он получит, скажем так, лицензию на дальнейшую работу. В отношении банка, который не сможет доказать свою состоятельность, режим спецнадзора сохранится. Что я могу сейчас сказать – что этот режим специального надзора оптимальный инструмент, гарантирующий хорошее функционирование банка. Это не наказание, скорее – коль уж мы заговорили медицинским языком – это необходимый банкам карантин для полного выздоровления.

Свободная Европа: Что происходит или что произошло с пакетами акций, вынесенных на продажу? Ранее поговаривали о серьезных вложениях со стороны зарубежных инвестиционных фондов и даже банков. Увы, в последнее время хороших новостей в этом смысле негусто. Каких акционеров хотел бы видеть в этих банках Нацбанк?

Серджиу Чокля: Во-первых, если вы имеете в виду продление сроков продаж одного из пакетов акций, то это произошло именно потому, что появились серьезные инвесторы, заинтересованные в нем. Деонтология не позволяет разглашать имя заинтересованных лиц, так как они еще не проявили официально свой интерес заявкой в наш адрес, а всего лишь находятся на стадии изучения банка с точки зрения экономических и юридических рисков. Эти инвесторы достаточно хороши для того, чтобы Нацбанк согласился на продление сроков продажи и дал возможность провести эту процедуру анализа. Инвесторы очень качественные, надеемся в ближайшие месяцы увидеть с их стороны предложение. Не могу назвать никаких стран, но отвечаю в строгом соответствии с критериями, установленными нами совместно с МВФ для привлечения инвестора с хорошей репутацией, солидного с точки зрения финансовой точки зрения и с опытом работы в финансовом секторе.

Свободная Европа: Кто стоит за теми, кто слаженно действовал в Moldincombank и AIB? Называли Платона. У Нацбанка веские доказательства утверждать, что речь идет о конкретном человеке?

Серджиу Чокля: Мне бы хотелось с самого начала сказать, что наше решение не основано на возможной собственности того или иного акционера, последнего бенефициария. Оно основано на том, что эти акции были приобретены и находились во владении в сговоре, следовательно, было нарушено положение закона и, независимо от того, кто стоит за этими пакетами акций, мы применили закон о сговоре.

Свободная Европа: В последние годы Республика Молдова, в том числе благодаря банковскому сектору, а в равной степени и судебной системе, обрела репутацию «русской прачечной». На данный момент эта «прачечная» еще работает или ее деятельность прекращена?

Серджиу Чокля: Действительно, прискорбно, что Молдова фигурировала в злосчастной схеме по отмыванию денег, но не она одна. В этой цепочке оказалось и много других стран, в том числе ЕС, в которых борьба с отмыванием денег должна быть на гораздо более высоком уровне, чем в Республике Молдова. Так или иначе, мы должны признать свои ошибки, а не зацикливаться на этой проблеме, которая имеет глобальный характер. Сейчас «русская прачечная» ссылается на один из банков Республики Молдова, через который переводились огромные, аномальные суммы. И должен сказать, что данный банк уже не работает в этом режиме, эта дыра в банковской системе закрыта. В 2016 году было несколько внезапных проверок в различных банках по этому разделу, и в результате сомнительных сделок, транзакций без экономического обоснования с агентами других юрисдикций, нередко оффшорными, стало значительно меньше. Однако это не значит, что можно вздохнуть свободно и прекращать усилия по улучшению положения дел в банковской системе в целом. Сегодня существует проект закона, который радикально изменит методы борьбы банковской системы с этим явлением и возложит главную ответственность на коммерческие банки. Прежде банки лишь сообщали или уведомляли об этих транзакциях Нацбанк и Национальный центр по борьбе с коррупцией, а сделки продолжались. И, что уму непостижимо, эти сделки, о которых вы говорите, основывались, на первый взгляд вполне законно, на решениях судебных органов. Сейчас система изменится коренным образом и, в случае возникновения каких-то сомнений, банки обязаны будут приостановить сделку.

Свободная Европа: Г-н Чокля, а что вы думаете о принятом в первом чтении проекте закона о легализации капитала? Это такой же сомнительный прожект, как и «русская прачечная», с той лишь разницей, что деньги на этот раз должны вернуться в страну из оффшоров?

Серджиу Чокля: Задача Нацбанка состоит в том, чтобы избежать в любом законе, не только в этом, любые лазейки в том, что касается отмывания денег. Поэтому естественно, что этот закон сегодня широко обсуждается и у нас, и с зарубежными партнерами. Мне бы хотелось дать технический ответ на ваш вопрос. Что интересует Нацбанк – это то, что закон, если будет принят, не позволит определенной категории денег поступить в банковскую систему в нарушение принципов борьбы с отмыванием денег. И, второй не менее важный момент, не позволит использовать их для приобретения пакетов акций в банках со стороны отдельных акционеров, которые не соблюдают требования закона. По этим двум моментам мы уже передали в парламент свою позицию, дали свои заключительные комментарии и оценки по этому проекту закона. Надеемся, они будут приняты максимально всерьез с тем, чтобы не превратить именно этот закон в брешь против всего того, что мы пытаемся сейчас делать в целях повышения уровня прозрачности, оздоровления и возмещения убытков банковской системы.

Свободная Европа: В первой половине 2017 года компания Kroll планирует начать возмещение денег, уведенных из банковской системы. Поскольку речь идет о нескольких юрисдикциях, о сотнях и тысячах счетов и компаниях, естественно, это будет длительный процесс. Какой ваш прогноз в этом смысле – сколько времени может потребовать этот процесс и, при оптимистическом варианте, на какую возмещенную сумму можно рассчитывать?

Серджиу Чокля: Во-первых, Kroll не завершил работу по установлению всех схем вывода денег. В этой связи мы назвали в парламенте две страны, с которыми не удалось подписать соглашение о сотрудничестве. Рад сообщить, что после этого заявления в парламенте мы получили положительный ответ со стороны Кипра и уже подписали соглашение о сотрудничестве с центробанком этой страны. Остается работать с Россией. Существует уже проект, который будем развивать. Иными словами, Kroll сможет предложить нам вариант возмещения денег после установления всех схем вывода украденных денег из молдавских банков. Надеюсь, в феврале встретимся и обсудим с ними стратегию возмещения. Полагаю, какое-то время на это уйдет, потому что, во-первых, необходимо наложить секвестр и инициировать процедуры в юрисдикциях с максимальным эффектом. Судебные процедуры длительные, значит, для нас важно в 2017 году знать, где осели деньги, и начать процедуру. Международный опыт подсказывает, что это кропотливая и трудная процедура, но если она хорошо отлажена можно возместить значительные суммы. Наша цель – обеспечить компании Kroll все условия для работы, и со стороны Республики Молдова, и со стороны юрисдикций, с которыми удалось подписать соглашения о сотрудничестве. И обеспечить возможность начать процедуру возмещения денег уже в 2017 году.

Свободная Европа: Но в стране кто занимается возмещением активов, прежде всего, бывшего государственного банка - Banca de Economii? И какую сумму удалось уже вернуть?

Серджиу Чокля: Есть несколько органов, на которых возложена процедура ликвидации. В рамках принудительной ликвидации банков Нацбанк вместе с ликвидаторами разработали четкую процедуру продажи активов, которые еще находятся во владении трех проблемных банков. В момент передачи банков ликвидаторам общая сумма активов, подлежащих возмещению, оценивалась примерно в полтора миллиарда леев. Из этой суммы на данный момент возмещено более 600 миллионов леев. Это, как вы сами понимаете, сложная процедура, главное – максимально верно установить стоимость отчужденного имущества и сделать это как можно прозрачней. Параллельно, ликвидаторы инициировали судебные процедуры по отношению к дебиторам, не погасившим кредиты – таких процедур более 200, если не ошибаюсь, по которым надлежит возместить более 4 миллиардов леев. Но это очень сложные операции, они зачастую зависят от других ликвидационных процедур, потому что, если тот или иной хозяйствующий субъект взял кредит и не погашает его, к сожалению, мы, как банк, должны занять очередь в хвосте всех кредиторов этого должника и повлиять как-то на его ликвидацию уже не можем – этот процесс контролируется и проводится другими ликвидаторами.

Свободная Европа: И в завершение хочу спросить, насколько целесообразно, на ваш взгляд, повышение ответственности со стороны банковских чиновников – я имею в виду как сотрудников Нацбанка, так и частных банков, потому что в последнее время в банковской системе было достаточно проблем?

Серджиу Чокля: На самом деле, конкретные шаги в этом направлении уже сделаны – я имею в виду законы, принятые в 2016 году. Взыскания и наказания за некачественное управление возросли десятикратно. Приведу один пример: сегодня максимальное взыскание в отношении управляющего банком доходит до 100 средних зарплат, а это практически равно доходам за восемь лет. Более того, в случае банкротства, вызванного плохим менеджментом или акционерами, их материальная ответственность не имеет пределов. Это очень жесткие санкции, банковское сообщество недовольно, оно опасается злоупотреблений в этой области. И их необходимо убедить в том, что эти меры направлены, прежде всего – и только – против тех, кто нарушает закон. Что касается Нацбанка, в прошлом у нас были противоположные ситуации, когда многие решения были заблокированы в ходе разбирательств против НБМ и существовала реальная угроза возбуждения дел против работников Нацбанка; иными словами, была иная ситуация, при которой для обеспечения независимости и нормального функционирования Нацбанка пришлось ввести некоторые принципы неприкосновенности – в случае, если в действиях сотрудников не усматривались корыстные интересы или явная халатность. Разумеется, если кто-то в Нацбанке нарушил закон и его причастность к незаконной схеме доказана, эта неприкосновенность его не спасет от ответственности. Для нас важно, чтобы банк функционировал в нормальном режиме и без всяких потрясений, связанных с конфликтами и жалобами против работников Нацбанка.

XS
SM
MD
LG