Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «Старательный ученик бывшего президента Воронина попытается вести себя как учитель»


Журналист и политический комментатор – об итогах мандата президента Николае Тимофти и ожиданиях и надеждах, связанных с новым президентом Игорем Додоном

Анатолий Голя: Игорь Додон принял эстафету у Николае Тимофти. По иронии судьбы, в марте 2012 года именно благодаря голосу Игоря Додона сам Николае Тимофти неожиданно для всех, в том числе, для себя самого, стал президентом Республики Молдова. Исключительно благодаря голосам Игоря Додона и еще нескольких депутатов, которые впоследствии перешли из Партии коммунистов в Партию социалистов. Думаю, главное ощущение, которое осталось у всех от президента Тимофти, – это разочарование.

Потому что мы много ожиданий и надежд возлагали на Тимофти в качестве президента – человека опытного и мудрого, с отличной карьерой в сфере правосудия, где он прошел путь от рядового судьи до председателя Высшего совета магистратуры. Мы надеялись, что ему удастся сохранить равновесие между ветвями власти, но он слишком мало для этого сделал, он остался, скорее, пассивным созерцателем, нежели активным игроком в политике.

Возможно, больше всего он разочаровал именно тем, что не сделал того, что умел делать – способствовать очистке системы, частью которой являлся всю свою жизнь, и вывести юстицию из-под влияния политического фактора.

Свободная Европа: Вам могут возразить и сказать, что у него не было необходимых рычагов…

Анатолий Голя: Ни у одного президента не было рычагов, но человек, который находится во главе государства, обязан находить нужные рычаги, он должен обращаться к политикам, выходить к избирателям, которые избрали парламент, чтобы сказать им: «Вы их выбрали. А они не справляются». За четыре года президент Николае Тимофти практически никуда дальше Бухареста не ездил, за небольшими исключениями. И даже в Кишиневе никуда не ходил.

Г-на Додона ждут большие трудности, он будет пытаться вести себя, как Воронин, а парламентское большинство настроено к нему враждебно

На четвертый год мандата он с большим трудом побывал в Комрате. И я действительно затрудняюсь сказать, где он еще был в пределах Молдовы – чтоб посмотреть на страну, которой он управляет, встретиться с людьми, рассказать им о своих планах, поинтересоваться их надеждами и проблемами. Единственную попытку он осмелился предпринять в декабре 2015 года, в момент правительственного кризиса, когда попробовал назначить на должность премьер-министра кандидата, который не пользовался поддержкой парламентского большинства.

Свободная Европа: Иона Стурзу?

Анатолий Голя: Да. Но и здесь он уступил под давлением парламентского большинства.

Свободная Европа: Из ваших слов, г-н Голя, получается, что Николае Тимофти наглядно показал, что должность президента, скорее, символическая, и что глава государства, по сути, серьезных изменений провести не может. Ну, а что касается Игоря Додона – он сможет доказать обратное?

Анатолий Голя: Что касается г-на Додона, то мы увидим совершенное иное поведение президента. Мы окажемся в абсолютно новой ситуации, потому что Игорь Додон – выходец из Партии коммунистов, он старательный и способный ученик бывшего президента Молдовы Владимира Воронина, и он попытается вести себя наподобие своего учителя – авторитарно, жестко, решительно, с манерами царя, который правит страной по своему усмотрению.

Тут есть один маленький, но существенный момент: президент Воронин, который управлял таким образом, пользовался поддержкой абсолютного большинства в парламенте, вначале 71 депутата, затем 50 депутатов… И у него всегда было комфортабельное большинство, его решения поддерживались и принимались парламентом. В этом смысле г-на Додона ждут большие трудности, потому что он будет пытаться вести себя, как Владимир Воронин, в абсолютно противоположной ситуации, когда парламентское большинство, по крайней мере, на первый взгляд, настроено к президенту Додону враждебно.

Обращения в КС будут поступать десятками, и Конституционному суду придется взять на себя роль арбитра

Отсюда, я думаю, и пойдет противостояние по двум направлениям: между президентом и парламентом, а также между президентом и правительством. С использованием арсенала всевозможных мер – указов, постановлений правительства, законов, принятых парламентом, но непромульгированных президентом, с использованием обращений в Конституционный суд, роль которого в такой ситуации вырастет еще больше, потому что с обеих сторон, и от президента, с одной стороны, и от парламента и правительства, с другой, обращения в КС будут поступать десятками. И Конституционному суду придется взять на себя роль арбитра. Хотя, по идее, роль арбитра должен взять на себя президент.

Но президент будет предельно активным игроком, который уже начал готовиться к парламентским выборам. Следовательно, следующие два года, ровно два года, пройдут под знаком непримиримой борьбы между президентом и сложившейся правящей коалицией. Обе стороны готовятся к решающему сражению – парламентским выборам 2018 года.

Свободная Европа: Игорь Додон сразу же заявил, что станет президентом всех граждан. Это обещание – утопия, или он действительно сможет его выполнить?

Анатолий Голя: Заявление звучало красиво, надо признать, особенно – в день выборов, или на второй день после них... Но то, что последовало, убедило в том, что это были лишь слова, красивая мечта президента, которую лелеяли и граждане. Затем последовали крайне жесткие заявления г-на Додона, который еще не вышел из предвыборной кампании и продолжает ту же риторику в отношении своих оппонентов, а также в отношении граждан. Продолжает бороться с унионистами, которых называет евроунионистами, валя в одну кучу всех, кто выступает против вхождения в Евразийский союз.

Значительная часть избирателей г-на Додона видит себя, так или иначе, в великом Союзе советских социалистических республик, эти избиратели более или менее активно выступают за возрождение Советского Союза в том или ином варианте. Почему эти граждане имеют право, а те, кто выступают за европейскую интеграцию, – не имеют такого права? В этом смысле следует ждать большой конфронтации, инициатором которой выступит сам президент Игорь Додон, которому, боюсь, не удастся ни в какой мере, ни в каком виде стать президентом всей Республики Молдова, а лишь одной ее части, тех 835 тыс. его сторонников. Цифра, которой лидеры Партии социалистов спекулируют, утверждая, что ни один политик прежде подобной поддержкой не пользовался.

Но здесь я должен сделать одно уточнение. За президента Лучинского в 1996 году проголосовали 916 тыс. человек – почти на 100 тыс. больше. И это большой грех, что политики и избранный президент продолжают раскалывать общество, и что они даже пальцем не шевельнули ради того, чтобы примирить граждан, унять страсти, успокоить общество.

Боюсь, президенту Игорю Додону не удастся ни в какой мере, ни в каком виде стать президентом всей Республики Молдова

Акцент ставится исключительно на том, что разъединяет общество, а не на национальной идее, призванной консолидировать, сплотить граждан, вне зависимости от национальности, политических взглядов, вероисповедания и т.д.

Свободная Европа: Какую самую важную проблему следовало бы поднять президенту?

Анатолий Голя: Преодоление антагонизма в обществе. В этой связи у меня недавно было публичное выступление с г-ном Додоном на церемонии присуждения премий, и г-н Додон прилюдно упрекнул меня в том, что я проголосовал против него, и что он в этом уверен.

На что я ответил: «Буду рад через год, два, три сожалеть о том, что я не проголосовал за партию или политика, который пришел к власти и сделал так много хорошего. Но уж на следующих выборах я точно за него проголосую». Мне даже хочется пожелать ему успехов, пусть убедит и меня, и граждан в обратном – что ошиблись те, кто не проголосовал за него, потому что у него – самые благие намерения, и потому, что он сделает жизнь лучше. По сути, этого и ждут от него все граждане.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG