Linkuri accesibilitate

Итоги 2016 года. Павел Филип: «Именно популизм завел Молдову туда, где она оказалась за 25 лет независимости»


Moldova - Pavel Filip, prime minister, Chisinau

Интервью с премьер-министром Республики Молдова

Свободная Европа: Как вы будете сотрудничать с президентом, у которого левые взгляды и который не скрывает, что Молдова должна улучшать отношения с Москвой, тогда как правительство остается проевропейским и продолжает евроинтеграционный путь? Сейчас в Молдове двуглавая исполнительная власть?

Павел Филип: Я уже провел встречу с Игорем Додоном (26 декабря 2016 года – прим. ред.). Мы рассмотрели важнейшие экономические и социальные вопросы, которые обсуждаются сегодня в обществе. Договорились сотрудничать на институциональном уровне, я заверил президента, что правительство открыто к сотрудничеству и не настроено на конфронтацию с аппаратом президента.

Если все, кто хотел должностей в государстве, утверждали, что им это нужно на благо нашей страны и для обеспечения благосостояния народа, то давайте это докажем. Мы намерены работать строго в рамках закона, ведь я пришел в правительство не для того, чтобы завязать какие-то знакомства или нажить себе врагов. Я пришел сюда работать. Поэтому я уважаю институт главы государства.

Я говорил и президенту Путину, и премьер-министру Медведеву, что существует пример Сербии: у нее аналогичные отношения с ЕС, и есть Соглашение о свободной торговле с Россией. И нет никаких ограничений на экспорт

У президента свои полномочия, а что касается правительства, то я не раз заявлял: ничего не изменится в том, что касается нашего главного выбора – европейской интеграции. Нас связывает с Евросоюзом Соглашение об ассоциации. Мы утвердим новый план действий по реализации этого документа, над которым мы много работали вместе с коллегами из Брюсселя и с представителями из различных молдавских структур. Это обширный план действий на 2017-2019 годы, объемом свыше тысячи страниц.

Свободная Европа: Уже анонсирован возможный визит г-на Додона в Москву 17 января. В российской столице он встретится с президентом РФ Владимиром Путиным. Хочу спросить вас, как собирается правительство управлять молдавско-российскими отношениями?

Павел Филип: Очень надеюсь, что у нас хватит ума и впредь руководствоваться интересами граждан Республики Молдова. В этом году я встречался и с премьер-министром Российской Федерации Дмитрием Медведевым, и с президентом России Владимиром Путиным. Кстати, у нас состоялись очень конструктивные переговоры по проблемам, сложившимся в отношениях между Россией и Молдовой. Мы договорились разблокировать их, наметив ряд приоритетов.

Очень рад, что в конце этого года в Москве удалось провести заседание межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Мы согласовали план мер. Сейчас я буду только рад, если президенту Додону удастся внести свою лепту в дальнейшем разблокировании отношений, я имею в виду, прежде всего, экономическое сотрудничество и свободу передвижения. Это – самые важные вопросы.

Свободная Европа: Но на каких условиях Россия может отменить ограничения на импорт молдавских товаров?

Павел Филип: Я бы вернулся к условиям, благодаря которым и были введены эти ограничения.

Свободная Европа: Тогда были политические условия – Молдова подписала и ратифицировала Соглашение об ассоциации…

Павел Филип: И не только ограничения. Здесь идет речь и о таможенных пошлинах по 19 тарифным позициям. А 19 тарифных позиций – это практически 90% объемов молдавского экспорта в Россию. Эти вопросы мы обсуждали и с президентом, и с премьер-министром России. И даже договорились относительно плана мер, направленных на разблокирование отношений, на отмену ограничений шаг за шагом. Иными словами, Российская Федерация должна это сделать, мы направили соответствующее письмо президенту Путину, так как таможенные пошлины были введены президентским указом.

В ходе дискуссий на заседании межправительственной комиссии вопрос остался за кадром, так как он не входит в компетенцию комиссии, поэтому мы и обратились с этим письмом. Надеюсь, вопрос будет решен.

Если президент Додон договорится об устранении таможенных пошлин, о снятии эмбарго – пусть не сразу, пусть поэтапно – это в любом случае будет шагом вперед. И очень важно решать проблемы, связанные с миграционной политикой. Это тоже сложный вопрос, который причиняет сильную головную боль гражданам Республики Молдова.

Я не настолько оптимист, чтобы надеяться на быстрое решение приднестровского конфликта

Свободная Европа: Российский вице-премьер Рогозин не раз говорил, что Молдове следует отказаться от Соглашения об ассоциации, или же найти трехстороннюю платформу для дискуссий – с участием Кишинева, Москвы и Брюсселя. Это вообще возможно?

Павел Филип: Такова точка зрения Москвы. И в разговоре с президентом Путиным я постоянно возвращаюсь к этому вопросу, постоянно говорю, что это невозможно, и что мы не можем согласиться на трехстороннюю платформу. Потому что с Россией нас связывают двухсторонние отношения, и любые отношения Молдовы с Евросоюзом тоже являются двусторонними. Так что мы разберемся и в том, и в другом направлении.

Более того, мы не увидели ни одного аргумента о том, как соглашения об ассоциации или о свободной торговле с ЕС может помешать нашим отношениям с Россией. Я говорил и президенту Путину, и премьер-министру Медведеву, что существует пример Сербии, у которой точно такие же условия: она находится в аналогичных отношениях с Евросоюзом и, в то же время, имеет Соглашение о свободной торговле с Россией. И там никаких ограничений нет.

Так что очевидно – это ограничения политического порядка. Но я надеюсь, что совместными усилиями мы преодолеем эту ситуацию, потому что в этом году, еще до победы г-на Додона на президентских выборах, нам удалось заметно продвинуться вперед в отношениях с Российской Федерацией.

Свободная Европа: Молдавско-российская повестка включает и приднестровскую проблематику. Новый лидер региона уже побывал в Москве, сказал, что Тирасполь готов к продолжению переговоров в формате «5+2». С другой стороны, Игорь Додон попытался как-то извиниться перед жителями Левобережья, – якобы, это Молдова виновата в развязывании вооруженного конфликта на Днестре. Как сложатся отношения между Кишиневом и Тирасполем? Как их лучше выстраивать?

Павел Филип: Я не считаю, что на данный момент многое изменилось в отношениях между Кишиневом и Тирасполем. Ведь этот треугольник, в который входит и Россия, по-прежнему рассматривает формат «5+2» как оптимальную платформу для переговоров. Это самый подходящий формат, потому что в рамках дискуссий и переговоров мы должны обладать всеми необходимыми рычагами для обеспечения баланса в процессе принятия решений.

Я не настолько оптимист, чтобы надеяться на быстрое решение приднестровского конфликта. Сожалею, что в этом процессе образовалась пауза, несмотря на то, что в начале года, под председательством Германии в ОБСЕ, нам удалось взять неплохой старт. После двухлетнего перерыва мы вернулись к переговорам в формате «5+2», но потом на фоне президентских выборов в Республике Молдова и выборов главы приднестровского региона, разумеется, опять включили «режим ожидания». Хотя нам и удалось продвинуться вперед – по ряду направлений, связанных, в частности, с комфортом жителей левобережья Днестра. Поэтому прискорбно, что переговоры приостановились.

На самом же деле, с политической точки зрения я прекрасно их понимаю, ведь в предвыборной кампании любые достигнутые договоренности с Кишиневом играют против кандидатов. Потому, на мой взгляд, и приостановились все эти дискуссии, но, надеюсь, мы к ним скоро вернемся. И в 2017 году под председательством Австрии, думаю, будут успехи и по этому направлению.

Должен признать: 2016 год был годом управления кризисом, а не годом проведения реформ

Свободная Европа: Правда, что официальный Кишинев подготовил проект статуса для Приднестровья – или, по крайней мере, работает над ним?

Павел Филип: Над этим проектом мы работаем постоянно. Важно не только выработать проект особого статуса для приднестровского региона. Абсолютно важно и необходимо, чтобы этот статус обеспечил жизнеспособность государства Республика Молдова, обеспечил функциональную структуру. И повторюсь, я – не большой оптимист в плане того, что нам удастся очень быстро найти решение конфликта.

Но, с другой стороны, я удовлетворен тем, что на Днестре сохраняется мир, и вот это – самое важное. Потому что когда гибнут люди, то этому нет оправданий.

Свободная Европа: Многие задаются вопросом, можно ли предоставить особый статус Приднестровью пока на этой территории находятся российские войска? Или все-таки необходимо провести демилитаризацию?

Павел Филип: Вывод российских войск – часть предоставления этого статуса.

Свободная Европа: Несмотря на то, что Приднестровье по-прежнему видит свое будущее в составе России? Возможно объединение двух берегов Днестра?

Павел Филип: В переговорах участвует не только Тирасполь, но и Российская Федерация. Я говорил чуть выше, что формат «5+2» является оптимальным для нахождения решения конфликта. Поэтому окончательное решение будет принято крайне взвешенно, и это зависит не только от воли Тирасполя. Будем вести переговоры, будем обсуждать, пока не найдем взаимоприемлемый вариант, который обеспечит жизнеспособность государства, целостность и суверенитет Молдовы.

Свободная Европа: Поговорим о ходе реформ. Когда и какими вам видятся конкретные результаты?

Павел Филип: В обществе идет много разговоров о реформах. Конечно, подлинные реформы – очень болезненные, и они не могут быть популярными, по крайней мере, на первоначальном этапе. Поэтому я должен признать: 2016 год был годом управления кризисом, а не годом проведения реформ.

Мы оказались в таком положении, когда пришлось остановить падение Молдовы, стабилизировать финансовую ситуацию и, в какой-то мере, – общественно-политическую ситуацию. Лишь к концу года мы развернули две реформы, но это – незначительная часть реформы публичного управления. Я говорю о реформе Госканцелярии, которая вступит в силу 1 января 2017 года. Но мы пошли на эту реформу, потому что были одобрены все нормативные акты, и в январе она, по сути, завершается.

Свободная Европа: Сокращения кадров ожидаются болезненные?

Павел Филип: Разумеется, сокращения – малоприятная перспектива, и не только для тех, кто подпадает под эту категорию, но и для меня лично. Не думайте, что эта процедура доставляет мне радость. Но я решил вести честный диалог с гражданами и называть вещи своими именами.

И еще вторая реформа, которую нам удалось согласовать, – это реформа пенсионной системы. Но внедрение оговоренных здесь мер и реализация повестки придется, в основном, на 2017 год.

Свободная Европа: Скажите, какие аргументы представила власть в пользу пересмотра пенсионной системы? Спикер Андриан Канду говорил, что эта реформа не является условием со стороны МВФ…

Павел Филип: Вообще-то мы должны научиться жить без оглядки на чьи-то указания. Я думаю, мы достигли определенного уровня зрелости и уже должны понимать, что без определенных реформ невозможно идти дальше. Пенсионная система – сожалею, что вокруг нее так много критики в обществе – но если посмотреть, кто именно критикует, то мы поймем, что за всем этим стоят конкретные политические интересы, конкретные политические формирования.

Смешно, что представители Ассоциации пенсионеров, которая является также членом бюро Платформы «ДА», выступают против этой реформы. Потому что если кто-то и имеет право возмущаться, то это, скорее, те, кто еще не достиг пенсионного возраста, но будут охвачены этой реформой, и для них пенсионный возраст немного вырастет. Но тем, кто уже на пенсии, нужно только радоваться, потому что этот законопроект направлен на увеличение пенсионных пособий для тех, кто вышел на пенсию после 1999 года.

В 1999 году мы допустили ошибку, когда была принята новая формула расчета пенсий без учета соотношения покупательской способности. Пенсии выплачивались в свое время из фонда социального страхования, а также из денег, которые входили в формулу расчета при выходе человека на пенсию. Это означает, что если в таком-то году на один лей можно было купить то-то и то-то, то в год выхода на пенсию покупательская cпособность лея была значительно ниже. И поэтому нужно было провести оценку этих денег по отношению к формуле расчета. Например, если тогда был один лей, а человек выходит на пенсию в 2016 году, то соотношение должно быть 11 или 16 леев для формулы расчета. И этот момент необходимо устранить, потому что мы оказались в абсолютно парадоксальной ситуации, когда с каждым годом люди при выходе на пенсию получают все более низкую пенсию.

В 2016 году размер пенсий составляют только 26% от зарплаты. Поэтому в основу намечаемой реформы легли три аргумента: несправедливость в системе, потому что есть категории граждан, зарплата которых составляет 20 тыс. -30 тыс. леев, а пенсия – 80-85% от средней зарплаты, и есть категории граждан, которые получают 5000 леев, выходя на пенсию из расчета 26% от зарплаты. Второе: эта система несостоятельна, и если ее не изменить, то через несколько лет мы окажемся не в состоянии вообще выплачивать пенсии.

Поэтому мы должны быть честными с нашими гражданами и называть вещи своими именами. За прошедшие 25 лет было очень много популизма, и никто не хотел брать на себя ответственность за реформу пенсионной системы. Я не думаю, что найдется хотя бы один депутат парламента, который не выходил с инициативой о повышении пенсий, а в итоге эта система – вся латаная-перелатаная: «Добавим еще 100 леев. Дадим еще 50 леев той или иной категории пенсионеров»… Но никто не пытался смотреть в корень.

Свободная Европа: Люди действительно были недовольны четырехпроцентной индексацией пенсий…

Павел Филип: В этом и есть ся проблема. Потому что третий аргумент, который лег в основу разработки реформы, состоит в том, что у 83,3% пенсионеров пенсия ниже прожиточного минимума. И чем дальше – тем хуже. Вы говорили об индексации... Так вот, на фоне существующей несправедливости при начислении пенсий, индексация приводила лишь к еще большему разрыву между теми, кто получал солидную пенсию, и теми, кому приходилось довольствоваться мизерной пенсией.

Сейчас есть категория граждан, пенсии которым начислены правильно, и есть другая категория, уже после 1999 года, которым пенсии начислили неправильно. Прежде всего, мы должны исправить эту ошибку. Необходимо провести переоценку пенсий для тех, кто вышел на отдых после 1999 года. Их пенсии существенно увеличатся – с 11% до 37%. В 2017 году этот перерасчет охватит пенсионеров, которые вышли на пенсию до 2008 или 2009 гг. В этом году денег хватит.

Что такое – переоценка пенсий для тех, кто вышел на отдых после 2009 года? Она пройдет в следующем году. После этого пенсии всем категориям граждан будут начисляться правильно, и при их индексации в связи с инфляцией больше не будет несправедливого отношения к пенсионерам. Я уверен, что несмотря на все критические высказывания, наступит 1 апреля 2017 года, люди получат более высокие пенсии и поймут, что сделан правильный шаг.

Приведу один лишь пример: кто-то подсчитал пенсию из расчета средней зарплаты в 5050 леев. Так вот, по старой формуле, действовавшей до реформы, пенсия в 2016 году составила бы 1.200 леев, а после апрельской реформы 2017 года она составит 2.250 леев, значит, на 90% выше, по сравнению с прежней формулой. И это важно, потому что те, кто выйдет на пенсию, те будут получать более высокую пенсию, и этот рост составит от 50% до 100%.

Свободная Европа: Но если реформа пенсионной системы не является требованием МВФ, то скажите, какие же условия выдвинул Молдове Международный валютный фонд?

Павел Филип: Не знаю, порадую я вас или разочарую, но Соглашение с МВФ для Молдовы в корне отличается от аналогичных договоров Фонда с другими государствами. У нас есть программа с МВФ, в основе которой нет финансирования государства. Эта программа представляет собой, по сути, сертификат доверия к Республике Молдова. И мы очень хорошо это понимаем, как понимают и представители фонда. Поэтому у нас не было особых условий и особых требований.

Как известно, сейчас во всех странах вводится режим суровой экономии, урезаются зарплаты, бюджетные расходы и т.д. Мы таких переговоров с ними не вели. Основным условием была стабилизация банковской системы – и это совпадает с нашим желанием навести порядок в банковской системе после известного скандала, и т. д.

Свободная Европа: И сейчас там порядок?

Павел Филип: Я думаю, что мы на 80-90% близки к полному порядку. Сегодня, можно не сомневаться, что в банковской системе Молдовы не может повториться такие или другие какие-то аферы, пусть и калибром помельче. Потому что за весь этот период – и это было условием МВФ – мы укрепляли Национальный банк.

НБМ располагает теперь другими рычагами, нежели прежде. Эти рычаги предоставили, в том числе, и законы, принятые под ответственность правительства. Это был самый важный пакет, принятый по итогам тех дискуссий и переговоров. Речь идет также о повышении прозрачности банковской деятельности, прозрачности акционеров.

Свободная Европа: Бремя украденного миллиарда так и остается на плечах граждан? Когда я беседую с рядовыми гражданами в селах и районах, знаете, чем они больше всего озабочены? Тем, что их детям и внукам придется расплачиваться за этот пропавший миллиард…

Павел Филип: Эту мысль привили в сознание граждан. На самом деле все обстоит немного иначе. И я сожалею, потому что мы в Республике Молдова пребываем в состоянии постоянной информационной войны, у нас много политических партий, каждая – со своими интересами, но, тем не менее, даже если ты и в оппозиции, парламентской или внепарламентской, нужно же думать о рядовых людях.

Какое зло большее, и какое – меньшее? Возложить на плечи людей 500 млн леев, или же миллиард леев? Разумеется, я выбрал меньшее из зол

Когда кто-то из лидеров внепарламентской оппозиции призывал МВФ не подписывать программу сотрудничества с Молдовой – или громко кричали о том, что бремя украденного миллиарда перекладывается на плечи граждан, – надо быть честными с гражданами и говорить, что на самом деле происходит.

Приведу несколько примеров. Не подумайте, что мне доставило большое удовольствие принять этот закон о преобразовании срочного кредита в государственный долг. Но премьер-министру приходится выбирать не между хорошим и плохим, он нередко вынужден выбирать между плохим и очень плохим. Я выбрал из двух зол меньшее. И скажу, почему. Да, это правда, сейчас мы должны заложить в бюджет на обслуживание этого долга порядка 500 -700 млн леев. Но это было и условием Международного валютного фонда.

Должен отметить еще один важный момент, когда мы говорим о программе с МВФ: отношения со всеми нашими партнерами по развитию зависели от подписания программы с Международным валютным фондом. Я имею в виду и Евросоюз, и Всемирный банк, и выделенные официальным Бухарестом кредиты. Все это можно было высвободить только после подписания программы с МВФ. А затем Евросоюз завершил оценку программ финансирования, и в конце декабря на счета минфина уже поступили 45,3 млн евро. Это грант.

Какое зло большее, и какое – меньшее? Возложить на плечи людей 500 млн леев, или же миллиард леев? Разумеется, я выбрал меньшее из зол. Во-вторых, это решение никак не следует рассматривать как перекладывание долгового бремени на плечи граждан, потому что расследование банковского мошенничества продолжается. Все, кто причастен к этой афере, будет привлечен к ответственности. Уверен, что в конечном итоге международная компания Kroll предложит нам стратегию возмещения активов.

Только на следующий год для Молдовы предусмотрены гранты на сумму свыше 2 млрд леев. Согласитесь, это намного больше, чем обслуживание этого долга. И об этом надо говорить гражданам, потому что они понимают ситуацию немного искаженно: раз на их плечи перекладывается какой-то долг, значит, часть денег налогоплательщиков пойдет на его покрытие. Или отдать 500 млн леев из бюджета, – или отказаться от 1 млрд 200 тыс. леев, или даже от двух миллиардов леев, а значит, в конечном итоге, я перекладываю на плечи граждан уже два миллиарда леев. И те, кто продолжает кричать и сегодня, что этот закон надо отменить, и что деньги необходимо вернуть… Но кто же против? Мы – за то, чтобы вернуть эти деньги.

Свободная Европа: Надежда на то, что миллиард удастся вернуть, еще есть?

Павел Филип: Я другое хочу сказать. У одного крестьянина украли черепицу, оставив дом без крыши. Все вокруг ему говорят в один голос: «Пойди найди вора, пусть вернет черепицу», но тем временем пойдет дождь или снег, и если не принять срочных мер и не накрыть чем-то дом, то здание начнет рушиться. Вот так и с нашим миллиардом. Пришлось перевести его в госдолг, разблокировать наши отношения с внешними партнерами. Естественно, что в дальнейшем мы прилагаем все усилия для того, чтобы поймать вора и вернуть украденные средства. Я уверен, что их значительную часть удастся возместить.

Свободная Европа: Часть – это примерно сколько?

Павел Филип: Все очень сложно, и я не хочу сейчас пускаться в математические расчеты, не имея под рукой предельно точных изначальных данных. Потому что есть страны, которые прекрасно сотрудничают с нами в процессе расследования, но есть и такие страны, которые не хотят предоставлять нужную информацию.

Одни европейские страны, как, скажем, страны Балтии, уже предоставили всю необходимую информацию, чтобы отследить, куда ушли деньги, и в каких активах они сейчас хранятся. А другие страны менее открыты для сотрудничества. И в зависимости от того, сколько мы им дадим, в той же пропорции можно будет вернуть активы. Не исключено также, что расследование приведет нас в страну, которая не желает сотрудничать с нами и не выразит готовности возвращать активы.

Свободная Европа: Сравнение Молдовы с «прачечной», где отмываются деньги, – оно исчезло навсегда?

Павел Филип: Если Республика Молдова поддерживает отношения с МВФ, то значит, что здесь соблюдаются все правила, которые связаны, прежде всего, с макрофинансовым балансом, и которые обеспечивают банковскую стабильность и прозрачность.

Свободная Европа: Вы сказали, что МВФ не выдвинул условий, но и МВФ, и Всемирный банк, и представительство ЕС высказали критические замечания по поводу налоговой амнистии. Правительство от нее откажется?

Павел Филип: Была такая законодательная инициатива. Правительство своего заключения по ней не давало. Помните, как говорил бывший российский премьер Черномырдин? «Хотели как лучше, но получилось как всегда». Я думаю, что коммуникация была плохой, и что этот проект был подготовлен не на самом высоком уровне.

Мое мнение таково: намерение это хорошее, но торопиться не следует, надо еще поработать. Существует положительный международный опыт. Существует и менее положительный опыт, который не привел к ожидаемому результату. Поэтому крайне важно, чтобы проект был подготовлен на самом высоком уровне, с учетом консультаций лучших экспертов. Надо убедиться, что в этом процессе нет отмывания денег, что не будут легализованы деньги, полученные от контрабанды наркотиков, финансирования терроризма и т.д., при полном соблюдении всех требований. Есть и международные конвенции…

Мы должны попытаться разъяснить этот вопрос, убедить людей, что нет никакого желания легализовать деятельность самих воров или украденные деньги. Меня интересует, как привести больше денег в бюджет, как нормализовать деловую среду. Легализация капитала – один из таких инструментов.

Мы можем обеспечить дополнительные деньги в бюджет в виде налогов, и можем вернуть в Республику Молдова капитал, который работал бы на нашу экономику. А можем сказать: «Нет, потому что это – воры»… Но никто никогда их не поймает, и эти деньги никогда не вернутся в молдавскую экономику, они навсегда останутся в офшорах, будут гулять по миру в виде инвестиций – но за пределами Молдовы. Я согласен, вор должен сидеть в тюрьме, но к этим вещам нужно подходить комплексно. Многие пережили подобный опыт, и Ирландия в в 1988-м, и Турция в1997-м, но для них этот опыт завершился положительно. И далеко за примерами ходить не надо, взять хотя бы Германию.

Свободная Европа: Там другой менталитет, г-н премьер.

Павел Филип: Приобретя базу данных немецких владельцев банковских счетов в Швейцарии, Германия дала им возможность платить налоги. А в результате в экономику страны вернулись крупные суммы.

Свободная Европа: Кстати, об инвестициях. Инвесторам необходимо чье-то одобрение в высших эшелонах власти, чтобы вкладывать средства?

Павел Филип: В этом году у нас было очень много встреч с членами ассоциаций бизнесменов и деловых кругов в целом. Даже восстановили экономический совет при премьер-министре, чем я горжусь. Потому что это платформа, где идет активная коммуникация; и это полезная платформа для меня, как для главы кабинета министров. Потому что у госструктур пока нет достаточных возможностей, чтобы найти решение по всем возникающим проблемам, и нередко у экономического совета, который состоит из представителей деловых кругов, больше возможностей для экспертизы. Здесь рассматриваются хорошие инициативы, часть из них уже удалось в 2016-м внедрить.

Я был среди тех, кто приходил в правительство и кричал, возмущался тем, что не всегда отношение к бизнесу было самым подходящим

Первым шагом стал мораторий на проверки – и результаты оказались отличными. Правда, пришлось еще на три месяца продлить мораторий, потому что не успели разработать законодательные рамки, но удалось справиться и с этим. А деловая среда? Я считаю, что правительство, если оно хочет оставаться социальным, должно стать правительством, которое выступает в интересах бизнеса.

Потому что у государства собственных денег нет. Деньги в бюджет поступают от налогов, которые платят предприятия, компании, деловые круги, а также налогоплательщики, сотрудники этих предприятий из своих зарплат. Чем больше инвестиций, чем больше рабочих мест, тем больше поступлений в бюджет, тем больше возможностей для государства осуществлять социальные инвестиции. Иными словами, чем больше бизнеса – тем больше школ, тем больше детсадов, больниц, дорог…

Свободная Европа: Инвесторов тоже выбираете? Кому, как правило, отдается предпочтение? И кому – нет?

Павел Филип: Возможно, в недалеком прошлом в Молдова подобный отбор и существовал, но сейчас я заявляю со всей ответственностью, что ничего подобного нет. Есть полная гласность в этом вопросе.

Разумеется, я должен признать, что нам не удалось еще до конца наладить весь процесс. В этом году финансирование Молдовы возобновилось где-то в ноябре. Следовательно, весь этот год мы продержались на своих собственных деньгах, поступающих в бюджет в виде налогов и таможенных отчислений. И вот на фоне снижения потребления в Республике Молдова у нас поступления в бюджет выросли более чем на 2 млрд леев.

В этом плане есть еще большие резервы. Думаю, нам удалось остановить лишь часть схем, возможно, из наиболее крупных. Но все еще очень сложно, ведь не приставишь по полицейскому к каждому таможеннику и к каждому налоговому инспектору. Не надо забывать и о зарплатах, которые получают эти люди, и когда появляется возможность взятки, он невольно вспомнит о семье. Но, с другой стороны, мы решили строго наказывать и впредь, потому что низкая зарплата не является оправданием для нарушения закона.

Популистские пируэты политиков привели к системным искажениям

Свободная Европа: И все-таки, эксперты говорят о расшатанной национальной экономике Молдовы…

Павел Филип: Я чувствую положительное отношение со стороны бизнес-кругов к нашему правительству, именно в результате мер, принятых в этом году. И эта работа будет продолжаться. И регуляторная реформа, и сокращение количества разрешительных документов, и унификация отчетов – чтобы люди не были вынуждены представлять три отчета в различные государственные ведомства, а лишь в налоговую службу. В будущем планируем открыть «единое окно». После реформы правительства будет создано агентство по госуслугам, и многое другое. Это известные планы, мы отлично знаем, в какую сторону надо двигаться. А подтачивание экономики началось лет 25 тому назад.

В своей жизни я был частью деловой среды, был среди тех, кто приходил в правительство и кричал, возмущался тем, что не всегда отношение к бизнесу было самым подходящим. Сейчас, если хотите, я настроен амбициозно, и я хочу сделать все возможное, чтобы изменить сложившееся положение дел. У Республики Молдова был хороший шанс добиться быстрого экономического роста. Многие наши сограждане уехали за рубеж, работают там и отсылают домой деньги. И в последнее время переводов все меньше. Почему? Потому что многие там уже окончательно устроились, взяли с собой семью и перестали присылать домой деньги.

Все это время в Республике Молдова было очень много денег, из-за рубежа приходили большие средства – более миллиарда евро в год. Это означало, что в Молдове существовала очень важная составляющая рыночной экономики – покупательская способность, но нам хватило ума лишь на то, чтобы импортировать товары из-за рубежа и продавать их людям, благо покупательная способность была.

Молдова превратилась в огромный супермаркет, товары шли из-за рубежа, деньги на них шли из-за рубежа – и возвращались так же за рубеж, откуда шел импорт. Молдове бы воспользоваться этой покупательской способностью, направить ее на развитие местной индустрии, перейти на новую модель экономики, основанной на инвестициях, а не на экспорте людей и импорте товаров… Сейчас мы попытаемся это сделать.

Но правда и то, что рабочая сила в Республике Молдова ослабла, потому что многие наши сограждане находятся за рубежом. Поэтому вопрос надо рассматривать комплексно. Все не так просто, одними лозунгами и призывами вернуть людей на родину невозможно, потому что помимо зарплаты человеку важно жить в толерантном обществе, он хочет ездить по хорошим дорогам, хочет отдавать своих детей в хорошие школы, хочет пользоваться качественными медицинскими услугами… Потому и нужны реформы.

Должен признать, что у нас очень много пристрастной прессы

Свободная Европа: Вы сказали, чего хотят граждане. Я вам скажу, чего граждане не хотят – чтобы росли цены, чтобы увеличивались тарифы. Что тут можно сделать, в условиях нашей рыночной экономики?

Павел Филип: Нужен правильный подход, и прошу мне поверить, потому что я тоже был бизнесменом, – дело – не в тарифах или ценах. Мы должны обеспечить людям зарплаты и пенсии, чтобы они могли платить за электроэнергию, за природный газ и другие услуги, за продовольственные товары и одежду, которые они покупают в магазине. Эта ошибка была допущена и в Республике Молдова. И сегодня правительство вынуждено пожинать плоды такой политики. Потому что все предпочитали быть популистами, старались не повышать тарифы и на электроэнергию, и на природный газ, и на тепло... Но эти долги не испаряются, они накапливаются. И все эти популистские пируэты политиков привели к системным искажениям.

Потому что государство не должно предоставлять возможность одной конкретной категории пассажиров бесплатно ездить в общественном транспорте – государство должно дать денег этому человеку, чтобы он мог покупать себе билет. И мы не должны прятать голову в песок, потому что именно популизм завел Молдову туда, где она оказалась за 25 лет независимости.

Свободная Европа: А кто и когда станет новым министром обороны?

Павел Филип: Я не могу ответить на этот вопрос. Вы все знаете, какие правила сложились в правящей коалиции – министра обороны предложила Либеральная партия. После отзыва политической поддержки министра я был вынужден обратиться в установленном порядке к президенту, а кандидатуру нового министра предложит Либеральная партия.

Свободная Европа: Когда же появится новый министр? После решения мажоритарной коалиции, или после решения ЛП?

Павел Филип: Подождите, ведь министр Шалару еще не отстранен…

Свободная Европа: Может, он и останется в должности?

Павел Филип: Не хочу пускаться в прогнозы. Но не думаю, что президент Додон в восторге от министра Шалару, и вряд ли он решит не давать хода этому демаршу.

Свободная Европа: Вы неоднократно говорили, что «дорожную карту» по сближению с ЕС Молдова выполнила практически на 90%. Осталось принять новый Кодекс по телевидения и радио. Это упущение необходимо устранить.

Павел Филип: Это действительно так. Практически это – единственная недоработка по «дорожной карте», которая выполнена более чем на 90%. Но эта «задолженность» согласована с Брюсселем, учитывая, что вопрос порождает множество дебатов в обществе. Поэтому мы сказали, что по данному проекту необходимо работать до тех пор, пока мы не придем к единому знаменателю. Знаю, что проект отправлен на рассмотрение и в Совет Европы, и в Венецианскую комиссию. Уверен, мы сможем найти окончательную формулу.

Я не уверен, что после того, как президент сменил язык официального сайта и снял флаг ЕС, цены на хлеб и на коммунальные услуги поползли вниз, а пенсии – вверх

Свободная Европа: Иностранная пропаганда все еще действует на территории Республики Молдова?

Павел Филип: Разумеется, действует. Мы видели результаты последних выборов, я говорю о президентских… С той лишь разницей, что сейчас, с приходом информационной эры, на эти вещи следует смотреть немного по-другому, учитывая, что в Молдове охват интернетом составляет более 98%. По интернету информацию остановить не так уж и просто. Поэтому, думаю, акценты нередко ставятся неверно. Мы должны думать не о том, как перекрыть часть информации, а о том, как производить собственную качественную информацию для людей.

Свободная Европа: Пресса в Молдове свободная?

Павел Филип: Увы, должен признать, что у нас очень много пристрастной прессы. Я не пытаюсь найти проблему в работниках СМИ, в журналистах, я всегда пытаюсь начинать с себя, с тех, кто коммуницирует. И считаю, что мы должны общаться более качественно.

Свободная Европа: Здание аппарата президента будет отремонтирована на внешние средства. Об этом заявил Игорь Додон. Что это означает?

Павел Филип: Я не знаю, что бы это значило, потому что я не обсуждал с президентом Додоном этот вопрос. Я далек от мысли умалять значение дворца главы государства, но, тем не менее, необходимо составить какой-то список приоритетов, как происходит и в любой семье. Одни вещи необходимо решить в первую очередь, другие могут и подождать. Например, если кто-то из доноров готов предоставить финансы Республике Молдова [для ремонта здания аппарата президента], то я бы нашел иное применение этим деньгам.

Все эти годы молдавские политики пытались расколоть общество. Этот раскол ослабил и саму Молдову

Свободная Европа: Сразу же после инаугурации президент Додон сменил на официальном сайте румынский язык на молдавский. По его словам, среди его приоритетов числится также замена истории румын и румынского языка. Такого подхода придерживались и коммунисты, однако их планы провалились. Что означает тогда жест Павла Филипа, и как вы оцениваете действия президента Додона, который еще и флаг Евросоюза снял со здания резиденции главы государства?

Павел Филип: Я не уверен, что после того, как президент сменил язык официального сайта и снял флаг ЕС, цены на хлеб и на коммунальные услуги поползли вниз, а пенсии – вверх. Это в порядке шутки. Но именно этим занимались молдавские политики многие годы. Нескончаемыми разговорами о языке и идентичности пытались отвлечь внимание людей, либо отвлечь от каких-то острых проблем…

Очень важно подумать об экономике, о благе людей, и все наши усилия, всю нашу энергию направить именно на это. Могу только сожалеть о том, что одни под флагом Евросоюза сделали много плохого для Молдовы, исказив восприятие граждан относительно всего того, что означает европейское сообщество.

Очень важно действовать по-европейски. Для меня не существует проблемы в этом смысле, я давно озвучил свою позицию относительно идентичности, относительно языка. И, думаю, сейчас нам всем следует перевернуть эту страницу и сосредоточиться на проблемах экономики Республики Молдова.

Свободная Европа: Что бы вы пожелали гражданам Молдовы?

Павел Филип: Все эти годы молдавские политики пытались расколоть общество. Этот раскол ослабил и саму Молдову. Нам необходимо объединиться. Должен признать, что трудно приходится и премьер-министру, когда нет поддержки со стороны граждан. Когда постоянно ощущаешь недоверие, работа движется гораздо труднее. Поэтому я призываю к сплочению, ведь через единство мы станем сильнее и сможем сделать гораздо больше в нашей стране. Конечно, дела будут обстоять гораздо лучше после того, как мы внедрим ряд реформ.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG