Linkuri accesibilitate

В завершении недели собеседники Валентины Урсу — жители Яловен, мэр села Капаклия Алексей Бусуйок и координатор проектов ПРООН Геннадий Иващенко.

Международная правозащитная организация Freedom House полагает, что президент Игорь Додон будет способствовать дальнейшему расколу в молдавском обществе. Несмотря на свои ограниченные возможности, он будет оказывать значительное влияние на общественное мнение и, скорее всего, усилит существующую поляризацию, отмечает Freedom House. Сможет ли новоизбранный президент соответствовать ожиданиям молдаван? Поищем ответ в конце уходящей недели.

Высокие зарплаты, рабочие места, приличные пенсии, страну без коррупции — этого прежде всего ждут граждане Молдовы от главы государства. Но самому президенту все это осуществить вряд ли удастся, поскольку у него недостаточно полномочий, бюджета, специалистов. Но люди наделили Игоря Додона властью, надеясь на лучшее. Случайные прохожие на улицах Яловен хотели бы видеть очевидные признаки настоящих перемен.

– Нам нужна президентская страна. Все начинается отсюда.

Свободная Европа: Но сейчас Молдова – парламентская республика.

– Парламентская. Но нужно внести изменения и дать полномочия президенту страны. Мы не сможем управлять парламентом, и нам нужно будет начать переходный период, который можно назвать социальной диктатурой, с человеческим лицом, которая дала бы результаты. Пять лет такой диктатуры, чтобы батька стучал кулаком по столу, или палкой. Такой диктат не ударит по крестьянам, экономика станет немного плановой. А потом мы построим демократию.

– Очень скоро мы можем прийти к экономическому и социальному коллапсу. Если не будут приняты решения, направленные на повышение благополучия людей, то ситуация продолжит двигаться в разрушительном для Молдовы направлении.

Свободная Европа: Власти говорят, что начали проводить настоящие реформы.

– Если люди отказываются от отопления своих домов газом и обогревают их кизяком, значит ситуация не из лучших.

Свободная Европа: Чего вы ждете от нового главы государства, который обещал быть президентом для всех?

– Чтобы не было хуже, чем есть. Ничего хорошего я от него не жду.

Свободная Европа: Геополитический вопрос раскалывает молдавское общество?

– Это главная наша проблема. У нас нет единой национальной цели, которая объединила бы все население страны. На самом деле, эта проблема тормозит наше общество.

Свободная Европа: Неужели за 25 лет народ так и не смог определить идею, вокруг которой все бы объединились?

– Думаю, что нет. Потому что большая часть меньшинств позволяет зомбировать себя призывами своих лидеров. И они голосуют не за экономические реформы, а так, как им диктуют сверху.

Свободная Европа: Господин Додон обещал распустить парламент. Вы согласны были бы с этим?

– Совершенно согласен. И даже если в парламенте есть, может, честные люди, их всех следует прогнать, но даже не знаю, кого оставить.

Свободная Европа: Кого вы поставили бы на их место?

– Об этом мы долго думали, до 4 часов утра, в одном из погребов. И договорились продолжить беседу сегодня.

Свободная Европа: Кто же достоин пройти в парламент, если вы разочарованы в нынешних депутатах?

– Технари. Технократы, которые управляли хотя бы небольшим коллективом на уровне завода или фабрики.

Свободная Европа: Почему общество так расколото? Из-за левых взглядов президента, при том, что большинство в парламенте называет себя демократическим?

– Да. Думаю, это главная проблема Молдовы. И, во-вторых, бессильное правосудие.

Свободная Европа: И тогда многие настаивают на том, что систему следует изменить. Но как? Путем голосования?

– Да. Путем корректных, прозрачных выборов. Невооруженным взглядом видно, что выборы были сфальсифицированы.

– Мы голосуем правильно, а во власть приходят совсем другие.

– Мы выбирали президента, а кто, в итоге, пришел к власти?!

Свободная Европа: За кого вы голосовали?

– За Майю Санду.

– Она точно должна была победить, но посмотрите, что произошло с диаспорой, как из Приднестровья один за другим приезжали автобусы.

– Мы не можем ничего сделать. Проголосовали, но…

– На десять человек посылают один бюллетень для голосования. А там, где один человек, дают 100 бюллетеней. Зачем?

Свободная Европа: Некоторые настаивают на введении смешанной системы выборов, то есть, чтобы депутатов выбирали по одномандатным округам и по партийным спискам. Вы бы что выбрали?

– Когда мы слышим о партиях, хочется кому-то «залепить». Извините за такие слова.

– Партий больше, чем одномандатных округов.

Свободная Европа: А в чем разница между депутатом из партийного списка и независимым депутатом, который потом примыкает к партии?

– Независимый больше общается с народом.

– Есть такие риски.

Яловень, Молдова
Яловень, Молдова

Свободная Европа: Какими качествами должен обладать депутат, который мог бы внушить вам доверие?

– Чтобы он не был как Лупу. Полная ему противоположность. Лупу самый хитрый и антинародный политик.

Свободная Европа: А кто еще из депутатов против народа?

– Такие фарисеи и фанариоты как Лупу, Гимпу, товарищ Воронин.

– Плахотнюк.

– Я очень надеялся на Гимпу, но раз он продался… Он меня предал. Я за него голосовал, а он меня предал.

Свободная Европа: Кто внушает вам доверие?

– Никто.

Свободная Европа: Господин Додон внушает вам доверие?

– Нет.

Свободная Европа: Назовите имя политика, который внушает вам доверие.

– Нэстасе, Майя Санду.

Свободная Европа: Молдаване готовы к тому, чтобы женщина возглавила страну?

– Мы трое – да.

– Олигархи воруют и не могут остановиться. Думаю, проблема в этом. Руководство Молдовы не умеет прагматично мыслить на долгосрочную перспективу. Каждый старается решать свои проблемы пока стоит у власти.

– Первый наш враг – это они, власть. Пусть не ищут врагов ни среди русских, ни среди американцев.

– Они всему препятствуют. Посмотрите, что сделали: мужчины будут выходить на пенсию в 65 лет, а женщины – в 62 года. Что это значит?

– Если так продолжится еще три года, то мы станем получать пенсию в 80 лет. А к 80 годам уже никого не будет. Мы платим налоги, а до 80 лет никто не доживет.

– У нас люди возмущаются, но их возмущение ничего не стоит. Потому что каждый, придя к власти, делает, что хочет. В чем польза, если я начну возмущаться? Зачем, если они делают, что хотят?!

– Они делают все исподтишка. Когда Додон вышел к людям, он сказал: «Я буду использовать и силу, и танки». Он уже стучит кулаком по столу. А чего же ждать, если власть будет в его руках?

Свободная Европа: Если бы вы могли поговорить с господином Додоном как с президентом, с чем бы вы к нему обратились?

– К господину Додону? Не знаю.

Свободная Европа: Он обещал быть президентом для всех, в том числе для вас. Вы за него голосовали?

– Я за него не голосовал.

Свободная Европа: Что бы вы ему сказали?

– Он должен выполнять обещанное: что миллиард будет возвращен, что посадит виновных в тюрьму. Но он пока топчется на месте. Генерального прокурора уже назначили, но он в это не вмешался. А потом скажет: «Я не виноват, так как я не был у власти. У меня не было мандата, я не давал присяги». Он специально так сделал.

Свободная Европа: Вы голосовали за господина Додона?

– Нет. За Майю Санду.

Свободная Европа: Если бы вы смогли поговорить с господином Додоном, что бы вы ему сказали?

– Будьте здоровы, товарищ Додон. Не навредите своему здоровью, делайте все в меру.

Свободная Европа: Он обещал провести федерализацию. Здесь, в Яловенах, люди обсуждают эту тему? Как вы понимаете федерализацию?

– Если сравнить с Германией, то нам федерализация не нужна, так как у нас много меньшинств. Пусть Додон не водит людей за нос. Мы должны забыть о Приднестровье и дать нашим гражданам возможность приехать сюда. А федерализация – это глупость. Не сможет работать ни правительство, ни парламент, никто. Потому что у каждого региона будут свои интересы. Если сейчас работать невозможно, то представьте себе, что депутаты будут собираться из Комрата, из Тараклии и Приднестровья. Это невозможно, они не смогут договориться ни по бюджету, ни по другим вопросам. Для маленькой страны федерализация – это нонсенс. Российская армия останется. Разве русские уступят? И разве население Приднестровья хочет войти в состав Молдовы под крылом России?

Свободная Европа: Граждане согласны на федерализацию и как они ее себе представляют?

– Больше 50%, даже те молдаване, которые за него проголосовали, никогда на это не согласятся. Потому что в 2003 году это попытались сделать люди более влиятельные, чем Додон, и у них ничего не вышло. Он – балабол, его язык не слушается разума, он разбрасывается словами. Поэтому он говорит о федерализации, сносе камня с Площади великого национального собрания. Он говорит много глупостей, и поэтому он не мой президент.

Свободная Европа: Кто настоящий хозяин Молдовы?

– Плахотнюк. Мариан Лупу подал в отставку. Думаете, по своей воле? Он должен был уже тогда подать в отставку, когда вышел из предвыборной гонки. Он ждал, терпел, унижался. Как говорил Додон: ниже плинтуса. Потому что во главе Демократической партии и не только, во главе всего парламента стоит человек с деньгами, который всех купил на эти деньги.

Свободная Европа: Почему граждане Молдовы продают свое достоинство, свой выбор?

– Достоинства ни у кого нет. У части, у 20%, оно еще есть, а остальные – как флюгер: сегодня с тем, завтра с другим. Это же касается и политического класса. Они все продаются и покупаются.

Свободная Европа: Могут ли граждане навести порядок в Молдове?

– Нет. Это государство держит всех в ежовых рукавицах. Что могу сделать я и человек рядом со мной? Абсолютно ничего. Нас мало. Чтобы что-то изменить, нужно восстание, как сделали румыны в 89-м. Зная, что мы не хотим кровопролития, они пользуются этим моментом, и используют его в свою пользу. Пусть «стадо» там ходит, а мы здесь похлопаем в ладоши. Они знают, что мы не хотим проливать кровь. Вот в чем идея.

– Уже не будет такого как в 89-90-х, когда на Площади великого национального собрания собирались сотни тысяч людей, которых власть боялась. Если кто-то захочет, то соберутся одна – две тысячи человек и все. Люди потеряли доверие ко всем. И к лидерам, которые продались, все как один. Раньше, если и был кто-то, мы за ним шли. А потом оказалось, что это иностранный агент. А молодежь не хочет. И люди нашего возраста начинают свыкаться с мыслью, что так и должно быть. А нам нужны люди из-за границы. Но они сюда не придут, так как никто им не позволит здесь что-то менять.

– Есть такая пословица: рыба портится с головы. Нас портят те, что наверху. Люди в Молдове трудолюбивые, они работают, и хотели бы, чтобы все было хорошо. Уезжают за границу, все их там уважают, хорошо о них отзываются, а здесь, в стране, мы ни к чему не годны.

Свободная Европа: Почему молдаване не наведут порядок в своем доме, не способны это сделать?

– Кто-то не должен поддерживать этот режим. А если они поддерживают друг друга там, наверху, что тогда может сделать маленький человек? Что может сделать ребенок в семье, если муж и жена не могут навести в доме порядок?

Свободная Европа: Вы утверждаете, что рыба портится с головы…

– Да.

Свободная Европа: Но есть и продолжение: она чистится с хвоста.

– Ну и что? Посадить сначала всех нас за решетку, чтобы остались только они? Пусть посадят друг друга. Такова ситуация.

Свободная Европа: Почему в Молдове не работает закон?

– Они создают законы. Разве они не знали, кого выберут президентом? Они еще год назад знали, кто станет президентом страны.

Свободная Европа: Молдаване были рады, когда им вернули право избрания главы государства.

– Хорошо, но есть еще Россия, которая всем этим командовала. В голосовании участвовало все Приднестровье. А почему не участвуют все молдаване? Почему? Потому что не позволяют. А тем, что оттуда, позволили, чтобы вышло в их пользу.

Свободная Европа: Вы остаетесь оптимистом или пессимистом в отношении будущего этого государства?

– С таким руководством мы не увидим ничего хорошего. У меня двое детей, и оба уехали за границу.

Свободная Европа: Вы тоже думали уехать из Молдовы?

– В этом возрасте я уже никуда не поеду.

Свободная Европа: А люди уезжают? В Яловенах какова ситуация?

– Уезжают. Миграция очень заметна.

Свободная Европа: Вы когда-нибудь думали покинуть Молдову, уехать отсюда?

– Да. Я всегда об этом думаю, хотя я уже в том возрасте, когда надеюсь на пенсию. А откуда пенсия? Приходится думать. На зарплату мы еще, может, протянем, а на пенсию мы замерзнем в доме от холода, так как государство нам ничего не дает.

*

Молдавскому обществу нужны лидеры, которые называли бы вещи своими именами, избегали бы внушения страха и тревоги в души людей, предупреждая дальнейший раскол общества. Существует острая нужда в демократическом государстве, в основе которого — правда и справедливость. А для этого необходима ответственная, открытая, честная власть. Мэр коммуны Капаклия Кантемирского района Алексей Бусуйок, который был в команде бывшего президента Воронина, отмечает, что села страны забыты Богом и властями.

Алексей Бусуйок: За последние семь-восемь лет, и даже раньше, никто не добивался больших побед для наших сел и коммун. Лишь несколько мэров воспользовались некоторыми привилегиями, приблизившись к власти. В остальном большая часть страны не добилась больших успехов. Из моего опыта на посту мэра я понял: центральная власть никогда ничего не даст. Представители власти преследуют в основном личные или иногда групповые интересы.

Свободная Европа: Там, во власти, десятки людей. Народ — это миллионы граждан. Почему люди не пытаются оказать большее давление на руководство страны и больше от них требовать?

Алексей Бусуйок: Они это делают. Они оказывают давление, хотя этих людей и не видно, и мы не кричим во весь голос, но давление оказывается большое, поверьте. Конгресс местных органов власти Молдовы оказывает огромное давление. Мы общаемся каждую неделю: если не с одним министерством, так с другим, с правительством, с парламентскими комиссиями.

Свободная Европа: Чем заканчиваются все эти дискуссии?

Алексей Бусуйок: Мы ведем борьбу, результаты зависят от них, от тех, кто сегодня принимает решения в стране. Но хочу еще кое-что сказать.

Может, это будет слишком жестко, но у нас есть одна проблема: мы слишком много ноем, плачем.

Мне кажется, что мы слишком доверяем правительству и парламенту. На самом деле, все в наших руках. Власть должна дать возможность действовать, а дальше мы знаем, что делать. Мы лучше знаем, что нам нужно в Капаклии, в Бричанах или где-то еще. Мы лучше знаем, кому мы должны помочь. Не один Кишинев в базе данных. И они там сами решают, дать материальную помощь или не дать. Может, это будет слишком жестко, но у нас есть одна проблема: мы слишком много ноем, плачем. И видя, что мы плачем как мышата, те, кто считают себя посильнее — «слоны» — наступают на нас, давят, и ставят туда, куда им хочется. Нам ничего не надо. Пусть дадут нам рычаги для решения проблем, остальное мы найдем сами. Децентрализация — слишком комплексное понятие. Сюда относится и финансовая сторона, и социально-экономическая. Иногда создается впечатление, что существуют две диаметрально противоположные структуры, то есть правительство, парламент и народ. Мне порой кажется, что они повернуты друг к другу на 180 градусов.

Свободная Европа: Два параллельных мира.

Алексей Бусуйок: Да, два параллельных мира.

Свободная Европа: Уже давно говорят, что те, кто наверху, забыли о тех, кто внизу, и вспоминают о них лишь когда им нужны голоса граждан.

Алексей Бусуйок: Да, только на выборах. Мы постоянно наступаем на одни и те же грабли, и снова покупаемся за литр масла или килограмм муки, сахара. Они поняли, в чем слабость народа: народ беден, в отчаянии и, конечно, когда людям дают хотя бы пакет с чем-нибудь, они готовы угодить.

Свободная Европа: Что будет дальше, если села гибнут?

Алексей Бусуйок: Страна исчезнет.

Свободная Европа: На днях я беседовала с одним экспертом, который говорил, что средний класс, который хоть как-то заявлял о своем существовании, который работал в социальной сфере, в парикмахерских или пекарнях, сегодня готов уехать из страны.

Алексей Бусуйок: Именно об этом я как раз и собирался вас спросить. Вы говорите о среднем классе, но где этот класс?

Свободная Европа: Это вопрос к вам, мэрам. Вы вынудили их покинуть страну?

Алексей Бусуйок: Нет. Бедность — основная причина, им нужно кормить семью, и уезжать. Мэрии — это не предприятия, мы не даем работу.

Свободная Европа: Люди уезжают, так как нет работы.

Алексей Бусуйок: Уезжают. Люди слишком доверяют кому-то одному: «Вот, придет мэр, выберем такого-то мэра, и он будет справедливым».

Виноватого следует искать не во власти, не в мэре, не в президенте, а в самом себе.

Или: «Выберем такого-то президента, и он добьется справедливости». Это ошибка. Потому что у каждого руководителя, даже избранного путем голосования, есть свои рычаги. Я не могу понять некоторых вещей. Почему мы все время ищем виноватых? Мои слова могут показаться слишком жесткими, но скажу, как есть: виноватого порой следует искать не во власти, не в мэре, не в президенте, а в самом себе. Возьми в руки зеркало, посмотри на себя и спроси, кто виноват.

Свободная Европа: А граждане жалуются на отсутствие мобилизации в обществе?

Алексей Бусуйок: Как их мобилизовать, если они этого не хотят? Пару дней назад мы говорили об уличном освещении, за которое мы платим по десять леев в месяц. Люди скорее потратят десять леев на пиво, на самогон, но не заплатят за уличное освещение, чтобы ночью было безопасно. О какой мобилизации идет речь? И кто виноват?

Людей ничего не волнует, они хотят сегодня есть и пить, а мир пусть катится в тартарары.

Правительство? Мэр? Это отсутствие культуры и здравомыслия. Людей ничего не волнует, они хотят сегодня есть и пить, а мир пусть катится в тартарары.

Свободная Европа: Как вы объясняете то, что люди так осуждают и проклинают коррупцию, а с другой стороны…

Алексей Бусуйок: ...Достают деньги из кармана и отдают.

Свободная Европа: Или же выбирают коррупционеров. Или, может, им тоже нравилось бы, чтобы им кто-то что-то дал.

Алексей Бусуйок: Накануне мы беседовали о культуре. Скажи какому-нибудь немцу или французу — им даже в голову не придет, что можно красть и не нести за это никакой ответственности: «Я краду, потому что я сегодня начальник».

Свободная Европа: У Молдовы есть президент, избранный народом. Этого желала большая часть общества. Что должен сделать этот глава государства, чтобы объединить людей? Потому что с некоторых пор у нас говорят только о расколе, и создается впечатление, что этот раскол становится только сильнее.

Алексей Бусуйок: Я не сторонник нового президента.

Свободная Европа: Даже если господин Додон заявил, что будет президентом для всех?

Алексей Бусуйок: Да. Он никогда в жизни не будет меня представлять. Но чтобы объединить общество, он сам должен чувствовать пульс. И даже если он действительно победил в этой борьбе, без махинаций, без Тирасполя, без привезенных людей и так далее, и он действительно чувствует себя президентом всех молдаван на земле, он сам знает, что ему делать. Единственное, что я бы ему посоветовал, это изменить свою риторику в отношении Европы и сократить свою риторику в отношении России. Если он действительно хочет дослужить до конца своего мандата, то он должен занять проевропейскую позицию. И если бы господин Додон изменил свои взгляды — я знаю множество мэров, и речь идет только об определенной категории мэров, о людях с проевропейскими взглядами, которые даже не знают, что внутри они социал-демократы или придерживаются некоторых социалистических принципов, — то мы могли бы поддержать такого лидера. Единственное условие — изменить антиевропейскую риторику на проевропейскую.

Свободная Европа: Он обещал инициировать досрочные парламентские выборы. Это необходимо? Смешанная система сегодня дала бы Молдове больше преимуществ? Ведь это должно произойти до парламентских выборов.

Алексей Бусуйок: Может, полгода назад это изменение было бы полезным — роспуск парламента и т.д., новая власть, которая должна появиться. Сегодня смешанная система мне уже не кажется полезной. Я все время смотрю на коллег, на наших братьев на правом берегу Прута. У них была смешанная система. И, в итоге, не знаю, почему, на последних выборах, они вернулись к старой системе. Они отказались от одномандатной системы. Было бы неплохо, если бы мы проконсультировались, подумали, прежде чем начать. Потому что Румыния, европейская страна, восстановилась, хотя что-то в ней шло не так.

Свободная Европа: Господин Додон обещал также провести федерализацию Молдовы. Как простые граждане понимают это обещание?

Алексей Бусуйок: Когда-то, в 2001 году, я считал, что у Молдовы есть шанс на федерализацию. Тогда я приехал из Франции с некоторыми взглядами, я не знал глубины проблемы на местах и на высшем уровне. Мне казалось, что тогда федерализация дала бы неплохие результаты.

Свободная Европа: А сегодня?

Алексей Бусуйок: Сегодня я считаю федерализацию большой ошибкой. Если мы попытаемся это сделать, то начнется тяжелый внутренний гражданский конфликт. Если господин Додон хочет конфликт в стране, пусть делает.

Свободная Европа: А как добиться воссоединения двух берегов Днестра?

Алексей Бусуйок: Когда у нас, в Молдове, будет нормальная инфраструктура, дороги, освещенные села, канализации, пенсии, зарплаты, когда у нас избавятся от коррупции – тогда они сами прорвут стену, как это сделали немцы в 89-м году — снесли стену и объединились со своими братьями из ФРГ. Это называется берлинским синдромом.

Свободная Европа: 2017 год будет другим по сравнению с 2016-м? Какие ожидания вы связываете с наступающим годом? Депутатам удалось принять бюджет на 2017 год. Подумали ли они о нуждах местной публичной администрации, когда составляли бюджет?

Алексей Бусуйок: Этот бюджет не носит инвестиционного характера, он позволяет лишь не умереть с голода. Сегодня нельзя говорить о серьезных делах. В Конгрессе местных органов власти мы много взаимодействуем с Дорожным фондом. Видите, что значит, когда нет децентрализации? Все сидят на фондах, рычагах, никуда не хотят вкладывать, потому что понимают, что, если раздать фонды людям, то все, они уже не начальники. Представляете? А, может, его ребенок в Лондоне, бедняжка, живет всего лишь на 10 тысяч евро в месяц. Это то, что они теряют, и они не хотят терять эти рычаги. Мы боремся с ними до крови, с пеной у рта мы им говорим: «Люди добрые, децентрализуйте страну».

Свободная Европа: Каким вы видите 2017 год?

Алексей Бусуйок: Во многом похожим на 2016-й. Я не предвижу больших перемен.

Свободная Европа: Люди будут уезжать из страны?

Алексей Бусуйок: Уже есть слабые признаки того, что люди возвращаются. Я смотрю на наши села: ребята, которые приехали из Испании, Италии, Франции, Германии, начинают покупать землю. Небольшой знак, но это свет в конце туннеля — люди все-таки начинают приезжать. Многие еще уезжают. Если завтра сказать кому-нибудь, что где-то есть работа, люди возьмут паспорта и уедут. А некоторые, кто уже 10-15 лет проработали в Европе, начинают искать землю, инвестируют в технику, чтобы вернуться домой. То есть, как я уже сказал, небольшой сигнал, но есть.

Свободная Европа: Назовите три момента, которые ассоциируются с Молдовой и три, которые не должны с ней ассоциироваться.

Алексей Бусуйок: Первое — это лень. Во-вторых, это дезинформация. И третье, мне кажется, это агрессивность. Я бы не хотел, чтобы о Молдове говорили как о коррумпированной стране. О том, что мы ленивые, я бы тоже не хотел, чтобы говорили, но мы на самом деле ленивые. И, в-третьих, не хотел бы, чтобы говорили, что люди в Молдове полностью лишены инициативы. Я бы хотел, чтобы у нас была инициатива, чтобы молодежь что-то делала, строила. Я бы не хотел, чтобы об этом говорили. Но в первую очередь, это коррупция.

*

Каждый пятый гражданин Молдовы живет за чертой бедности. Многие все еще верят, что местные власти, мэры могут и должны обеспечить процветание. Координатор проектов Программы развития ООН в Молдове Геннадий Иващенко считает, что большинство глав местной администрации попытались, а некоторым даже удалось привнести благополучие в их села.

Геннадий Иващенко: Учитывая все их проблемы, могу сказать, что сегодня из примерно 900 мэров Молдовы более половины – очень хорошие. Без ресурсов, на мизерные зарплаты, с утра до вечера, где-то на энтузиазме, а где-то по инерции, они развивают села. У меня бывает возможность ездить в другие страны Восточной и Центральной Европы, и могу сказать, что, со многих точек зрения, средний мэр Молдовы более эффективен чем мэр, допустим, в Чехии или в Венгрии.

Свободная Европа: Потому что Молдова более бедная и здесь больше возможностей навести какой-то порядок в селе?

Геннадий Иващенко: Я бы сказал, что нам повезло с некоторыми мэрами. У нас очень много мэров, которые работают уже третий или четвертый сроки. Но это везение не вечное, даже если мы и бедные. Сейчас, при нынешней политической ситуации, после последних примеров давления, я заметил разочарование, деморализацию и демотивацию большинства мэров наших сел. И боюсь, что, если это продолжится, то через четыре года я не смогу повторить то, что я говорю сейчас — что у нас есть хорошие мэры. Мы рискуем получить класс безынициативных мэров, которые прежде чем принять решение, касающееся местного развития, десять раз подумают: «А может ли это быть истолковано органами, которые могут менять привлечь, или нет?» А ведь большинство их решений можно толковать по-разному. И тогда мэры будут скорее думать о том, как себя защитить, чем рисковать для продвижения проекта.

Свободная Европа: Власть чрезмерно централизована, у мэров связаны руки? У них слишком мало свободы?

Нам нужны государственные институты, которые следили бы за соблюдением законодательства. Но нам не нужны институты, которые с этой точки зрения теряют всякое чувство меры, демотивируют.

Геннадий Иващенко: Нам нужны государственные институты, которые следили бы за соблюдением законодательства. Но нам не нужны институты, которые с этой точки зрения теряют всякое чувство меры. Вместо того, чтобы мотивировать людей брать на себя ответственность за риски, они демотивируют.

Свободная Европа: Вы пытаетесь приблизить диаспору к родине. Вам это удается? В беседах с гражданами, находящимися за границей, многие рассказывали о том, как они приезжали, пытались что-то сделать, разочаровывались, и уезжали обратно. Другие думали вернуться, собрали даже какой-то капитал, но сказали, что учитывая нынешнюю социально-политическую ситуацию, давление слишком велико, потому что симпатии на стороне только тех, кто разделяет определенные политические взгляды. И это разочаровывает и отталкивает людей.

Геннадий Иващенко: У диаспоры два взгляда на Молдову. Есть общий взгляд на страну, в основном — негативный. В стране видят мачеху, которая создала такие условия, при которых они должны были уехать, часто оставляя здесь семью и детей. Они преодолели боль и страдания. С другой точки зрения, диаспора смотрит на Молдову сквозь призму своего родного села. Они уехали из тех мест, где прошло их детство, где их родственники, где они ходили в школу, где они впервые влюблялись. Где похоронены их родители, бабушки и дедушки.

С помощью диаспоры в селах Молдовы реализуют 25 инфраструктурных проектов.

Мы попытались реструктурировать организацию диаспоры Молдовы. Как она сегодня организована? Ассоциации молдаван в Италии, Португалии, Испании, России раздроблены, в общем, в зависимости от страны пребывания. Мы попытались реорганизовать диаспору, исходя из населенного пункта, откуда они уехали, создав ассоциации земляков. И мы с удивлением отмечаем здесь больше тепла, понимания, участия. В настоящее время с помощью диаспоры проводятся 25 инфраструктурных проектов. То есть, в Молдове есть населенные пункты, где будет водопровод, уличное освещение, где будут построены и восстановлены общественные центры, школы не только при моральном, но и финансовом участии диаспоры. И зачастую это участие превышает все ожидания. У людей есть несколько святых вещей и родное село — одна их них. И когда создается искренняя, честная платформа по сотрудничеству, люди, конечно же, подключаются.

Свободная Европа: О том, что Молдова самая бедная, самая коррумпированная, плохо управляемая страна в Европе говорят уже 25 подряд…

Геннадий Иващенко: Можно быть самой бедной страной, но год за годом преодолевать эти трудности. А у нас с каждым годом пропасть между бедными и богатыми только растет. Понятно, что это не может не разочаровывать. В этом году пятеро моих близких друзей приняли решение покинуть Молдову, хотя я бы не сказал, что у них была плохая зарплата. Все их проблемы были решены, но у них не было уверенности в завтрашнем дне. Очевидно, что не можешь быть счастливым и не испытывать угрызений совести или разочарований в нынешней ситуации.

Свободная Европа: А показатели, о которых говорят некоторым эксперты, согласно которым Молдова может обанкротиться, на чем-то основаны?

Геннадий Иващенко: Мы уже находимся в состоянии предбанкротства. Когда у тебя нет достаточных средств, чтобы покрыть основные социальные расходы, при необходимости проведения жестких реформ, это означает, что ты входишь в состояние предбанкротства. Это не означает, что ты больше не думаешь о развитии, а думаешь о выживании.

Свободная Европа: Жесткие реформы все равно нужны. Многие страны, достигшие экономического развития, прошли через эти преобразования.

Геннадий Иващенко: Да.

Свободная Европа: Гражданам помогли понять, что пока не будет решительных мер, не будет ни приличной зарплаты, ни приличной жизни. Можно ли то же самое сказать о Молдове?

Геннадий Иващенко: Сегодня у нас есть инвестиционный потенциал даже со стороны нашей диаспоры. По самым скромным подсчетам, молдавская диаспора владеет сбережениями в банках и наличными на сумму более 20 миллиардов евро. Это деньги, которые Молдова сегодня не способна впитать в краткосрочной перспективе. Кроме этого, у наших сограждан тоже есть некоторые средства, что означает, что теоретически у нас есть потенциал для перезапуска. Почему же этого не происходит?

Молдову разъедают монополии. Это российская и латиноамериканская модели развития. Богатые, которые копят свои богатства не на инновациях, а на эксплуатации монополий, снижают возможности развития страны.

Главная причина заключается в монополизации. Сегодня у нас в Молдове, и мы должны это признать, большинство сфер экономики монополизированы. В то же время у нас есть и территориальные монополии. Не секрет, что на местном уровне есть «бояре», которые контролируют почти всю экономику и все, что там происходит, и новичкам очень сложно выйти на рынок. Здесь тоже используются различные инструменты, в том числе контролирующие органы. Недавно я прочитал исследование — Молдову разъедают монополии. Это российская и латиноамериканская модели развития. В скобках отмечу, что сегодня около 30 семей в Молдове контролирует более половины национальной экономики. В России – 100 семей, в Украине – 70 семей. Во всех государствах Латинской Америки – не более 20-30 семей. Недавнее исследование, проведенное при финансовой поддержке Всемирного банка, показывает, например, как богачи, контролирующие монополии, подрывают развитие этих стран. Это естественный закон, когда богатые, которые копят свои богатства не на инновациях, а на эксплуатации монополий, снижают возможности развития страны, разъедают экономику изнутри. Я уверен, что монополии, которые сегодня управляют молдавской экономикой, съедают не менее 5-7% ежегодного экономического роста. Если бы не было монополий, мы бы с легкостью достигли 10% роста. Но сейчас, когда у нас на самом деле наблюдается экономический рост, это говорит о том, что мы приложили огромные усилия, чтобы преодолеть негативное влияние «монополистов» по вертикали и по горизонтали, которые контролируют государственные и экономические институты, опустошая их.

Свободная Европа: Но недовольство граждан может вырасти как на дрожжах, и тогда все может быть еще хуже.

Геннадий Иващенко: Конечно, люди испытывают множество проблем, подавленность накапливается. Однако Молдова – открытая страна, а вся эта безысходность, негативная энергия выплескиваются. Ведь миграция – ни что иное как…

Свободная Европа: …недовольство, которое выходит за пределы Молдовы.

Геннадий Иващенко: Да.

Свободная Европа: Может ли гражданин быть доволен проведением реформ?

Геннадий Иващенко: Это сложный вопрос. У граждан есть возможность раз в четыре года выбирать руководство страны. В остальном у граждан очень мало возможностей влиять на ситуацию. А если каждые четыре года гражданами манипулируют, и их голоса не наказывают политиков, то со временем развивается синдром бессилия и тогда граждане даже не включаются в политику.

Свободная Европа: Президент, избранный гражданами мог бы сделать больше, чем было сделано в Молдове до сих пор?

Геннадий Иващенко: Мне очень сложно судить о том, как проявит себя новый президент. С одной стороны, эта должность с очень небольшими полномочиями. Максимум, что можно сделать — это мобилизовать общество, формировать общественное мнение. Но это означает, что эту должность можно прекрасно использовать, когда ты являешься объединителем, когда ты способен видеть, что объединяет, а не разъединяет людей. К сожалению, я вижу очень много антирумынской, пророссийской риторики, которая раскалывает по очень чувствительным зонам, а не объединяет общество. Такие действия могут принести больше ущерба, чем пользы.

Свободная Европа: Будет ли 2017 год отличаться от 2016-го? Нормализируется ли ситуация? Каковы ваши прогнозы?

Геннадий Иващенко: Я очень надеюсь, что ситуация хотя бы не станет хуже. Если хочешь быть оптимистом и хочешь видеть стакан наполовину полным, то сейчас это невозможно. Если не хочешь обманывать себя и дальше. Надеюсь, что в 2017 году будет, по крайне мере, не хуже, чем в 2016-м. И я очень надеюсь, что в обществе станут появляться лидеры-объединители, так как большая часть нынешних лидеров раскалывает общество.

XS
SM
MD
LG