Linkuri accesibilitate

Андриан Канду: «Налоговая амнистия не будет утверждена до экспертизы со стороны МВФ, ВБ и европейских структур»


Спикер парламента подвел итоги года в интервью для Радио Свободная Европа и телеканала РТР-Молдова

Андриан Канду: Это был год вызовов. Год трудных испытаний как для Республики Молдова, для общества в целом, так и для политического класса. Это был как никогда трудный год – с точки зрения отдельных решений. Но, в то же время, это был год такой работы со стороны государственных институтов, такой мобилизации, какую редко нам доводилось прежде видеть – когда органы власти, прежде всего, парламент и правительство, работали плечом к плечу, предельно синхронно, и многого сумели добиться. У меня такое впечатление, что иногда за день удавалось сделать больше, чем порою и за месяц.

И еще это был год достижений, пусть и не количественных, но, тем не менее, важных, связанных, в частности, с подписанием программы сотрудничества с Международным валютным фондом, Всемирным банком и другими партнерами. А также год начала фундаментальных реформ в государстве, пусть нелегких для граждан, но очень важных для развития Молдовы. Это был год, который, как я надеюсь, все аналитики и наблюдатели оценят, в конечном итоге, как год успехов и достижений, а не поражений и неудач.

Валентина Урсу: Как вы объясняете поспешность, с которой приняты многие законы на последней стометровке мандата президента Тимофти?

Андриан Канду: Я не стал бы их связывать с последними днями мандата Тимофти, скорее, это объясняется избирательной кампанией, выборами, которые прошли у нас. Поскольку в определенный момент в парламенте было пять кандидатов в президенты, и мы в законодательном органе работали практически во внештатном режиме, меньше пленарных заседаний было, и больше было работы в комиссиях и рабочих группах.

Лишь после завершения выборов мы опять приступили к работе в ускоренном темпе. И если говорить о последних законах, принятых в парламенте за последние две-три недели, то это важнейшие законы, которые касаются, в том числе, будущего финансового года. Я имею в виду, прежде всего, закон о госбюджете, о бюджете соцстраха, медицинского страхования, а также о налоговой политике, о пенсионной реформе, например.

Валентина Урсу: Звучали опасения, что г-н Додон не промульгирует эти законы?

Анатолий Голя: Складывается впечатление, что законодатели торопятся…

Андриан Канду: Мы торопимся с оглядкой на новый финансовый год, который вот-вот наступит. Хорошо иметь в конце года согласованный бюджет. Хорошо вступать в бюджетный год с принятым бюджетом.

Например, для внедрения закона, который является частью бюджетной политики и который связан с регистрацией автомобилей, отводится конкретный период – с 1 ноября и дальше. Существует налоговая политика, которой устанавливаются, в частности, акцизы, сборы – они вступят в силу с 1 января, ведь и бизнесменам нужна определенная ясность, предсказуемость. Опять-таки, если говорить о бюджетах, государственном, медицинского страхования или еще какого, то их следует принимать как по нотам, с 1 января.

Валентина Урсу: Г-н Додон говорил, что прокурора он мог бы отклонить, а так же – мог бы отклонить и другие законы…

Андриан Канду: Позвольте, вы спросили, были ли опасения насчет того, что г-н Додон может что-то отклонить. Конституция не позволяет ему отклонять законы. Конституция позволяет ему задержать, затянуть их принятие. Если президент не готов дать добро тому или иному закону, он возвращает его в парламент, который либо подтверждает свою позицию, либо дорабатывает документ с учетом аргументов главы государства.

Но эта процедура затянула бы принятие тех важных законов, о которых мы говорим. Парламент, парламентское большинство во второй раз проголосовало бы точно так же, как и в первый раз, но это затянуло бы процедуру на 30, или на 45 дней, потому что это предусматривает закон. И мы вступили бы в новый год без бюджета, без налоговой политики.

Например, на днях эксперты спрашивали меня по поводу соглашения об открытии бюро связи НАТО в Республике Молдова – если бы президент Додон был против и отклонил проект…

Валентина Урсу: Вот именно...

Андриан Канду: Да, это так, Конституция дает ему право отклонить в первый раз и представить свои аргументы парламенту – почему он отказывается промульгировать тот или иной закон. Но после повторного голосования, если парламент подтвердил свою позицию, президент Республики Молдова, кто бы он ни был, обязан промульгировать закон. Правда, с опозданием.

Анатолий Голя: Я почти уверен, что Молдове не миновать ситуаций, когда президент не промульгирует определенные законы с первого раза.

Валентина Урсу: И первый экзамен пройдет при назначении министра обороны.

Анатолий Голя: А разве Конституция не гласит предельно ясно, что можно инициировать процедуру импичмента президента, которая сейчас проводится, по сути, на референдуме? Пойдет парламент на такое обострение отношений с президентом?

Андриан Канду: Разумеется, Конституция не может предвидеть всех ситуаций. И за прошедшие 25 лет, сколько насчитывает недолгая история Республики Молдова, такого институционального тупика, о котором вы говорите, не было. Несомненно, президент должен иметь веские и очень обоснованные аргументы для отказа что-либо сделать. В то же время я надеюсь, что он выполнит свое обещание – уважать Конституцию.

2015-й был годом политических кризисов, когда Молдова сделала большой шаг назад – никакого экономического роста, разочарование граждан, разочарование наших партнеров по развитию

Я считаю, что пусть и в самую последнюю минуту, но каждый из нас должен понимать, что политическое и доктринерское позиционирование, а также взгляды, озвученные в предвыборной кампании, – это одно, но в конечном итоге у нас у всех есть закон, и его норм необходимо придерживаться. Если возникнет такая ситуация – а ручаться головой, что она не возникнет, я не могу, – то в этом случае в первую очередь долг Конституционного суда – дать оценку ситуации и найти путь для правового решения проблемы. И, в конечном итоге, при нарушении Конституции – вы сами напомнили о процедуре импичмента – Основной закон предусматривает, что парламент приостанавливает мандат президента, с его последующим отрешением от власти через референдум.

Приостановление полномочий, даже в парламенте, не может использоваться неправомерно и безосновательно, необходима серьезная аргументация, нужна мотивация со стороны Конституционного суда, необходимы и пояснения самого президента, в отношение которого инициируется приостановление полномочий. Существует предусмотренная Конституцией процедура, которую простой и легкой никак не назовешь, есть конкретное требование о том, сколько депутатов должны подписать это требование, и многие другие моменты.

Но я очень надеюсь, что до этой процедуры дело не дойдет, потому что Республике Молдова не нужны институциональные кризисы и ситуации, при которых органы власти идут стенка на стенку. Даже если Конституция предусматривает и подобные ситуации, и пути выхода из них, но мы должны находить решения на благо страны. Нам необходим прогресс и развитие, не регресс и кризисы.

Мы пережили опыт 2015 года, это был год политических кризисов, когда пали правительства, и Республика Молдова сделала большой шаг назад в своем развитии – никакого экономического роста, разочарование граждан, разочарование наших партнеров по развитию... И в 2016 году только титаническими, я бы сказал, усилиями удалось немного переломить восприятие, которое тянулось с 2015-го. Поэтому я очень надеюсь, что нам удастся избежать разного рода тупиковых ситуаций, надеюсь, что разум, здравомыслие, мудрость всех, кто участвует в этих процессах, кто руководит государственными институтами, окажутся сильнее эмоций и политических ориентаций.

Валентина Урсу: Г-н Канду, и все-таки до пятницы у Молдовы будет новый министр обороны? Или нет?

Андриан Канду: Мне трудно ответить на ваш вопрос по той простой причине, что это – компетенция правительства и президента. Парламент в этом не участвует. И этот вопрос не обсуждался подробно парламентским большинством. Это, в конечном итоге, касается исключительно премьер-министра, правительства и президента. И прежде всего – президента, потому что он подписывает указы об отзыве или назначении министров.

Анатолий Голя: Г-н спикер, когда вы упомянули закон о бюджете, бюджетно-налоговую политику, вы отметили и реформу пенсионной системы. Это очень важный вопрос, который интересует буквально всех. Лично у меня сложилось впечатление, что эта реформа проводится в большой спешке. Министерство анонсировало публичные дебаты, которые должны были продлиться до 14 или 16 декабря. Почему такая спешка? Чем объяснить ошибки и принципиальные исправления, допущенные на последней стометровке? Почему реформа нужна именно здесь и сейчас? Тем более, что, насколько я понимаю, реформа не является условием Международного валютного фонда…

Андриан Канду: Действительно, это не условие МВФ. Но это вызов для нас всех – разорвать порочный круг действующей системы, пересмотреть все, что связано с пенсионной системой и, прежде всего, системой привилегированных. К сожалению, за 20 лет мы создали и взрастили привилегированные категории, мы исказили пенсионную систему с головы до пят, начиная со взносов – и до пенсии, как таковой. В результате у нас сегодня есть категория граждан, пенсия которых составляет 80% от зарплаты, и есть подавляющее большинство населения, которые на старости получают от 15% до 25%, или максимум – 30% от своего дохода. Пенсии подавляющего большинства населения, около 70%, ниже прожиточного минимума, который составляет около 1400 леев. Так продолжаться дальше не может.

Реформу пенсионной системы, если рассматривать ее как концепт, можно обсуждать годами, готовить самым скрупулезным образом – и все равно будет категория граждан или учреждений, недовольных и возмущающихся. И появятся другие, кто попытается что-то изменить. Правительство пыталось коммуницировать, министерство пыталось, даже премьер-министр выступал в телеэфире по этому вопросу, есть специальный план... Но мы пытаемся объять необъятное, пытаемся исправить все и сразу. Увы, мы живем уже в другом мире, где готовить закон годами – это непозволительная роскошь.

В Республике Молдова свыше 30% ВВП приходится на теневую экономику. Либерализация капитала – один из рычагов борьбы с этим явлением

Мы живем в мире нескончаемых перемен, в мире таких скоростей, что нередко приходится за день решать проблемы, на которые раньше уходило дней десять. Поскольку пенсионная реформа обсуждалась полтора месяца, а на прошлой неделе была принята и вступает в силу с 1 января, некоторые последствия проявятся уже с 1 апреля, затем – летом. Это все – для того, чтобы значительная часть граждан почувствовала, в том числе, в кармане, последствия закона и увеличения пенсий с 1 апреля. В противном случае, не сделай мы этого сегодня, снова пришлось бы затянуть с решением этого вопроса, отложить его, возможно, на осень, и т.д. Действительно, пенсионная реформа не является условием наших внешних партнеров, но она очень важна. Потому что если не решить вопрос сегодня, то завтра может быть уже поздно. Образно говоря.

Валентина Урсу: Поговорим и о другом проекте закона – о налоговой амнистии. Есть много мнений «за» и «против». Вы один из авторов законопроекта…

Анатолий Голя: Либерализация капитала – так называется проект официально.

Валентина Урсу: Да. Почему вы считаете, что амнистия уместна – в условиях, когда далеко не до конца выяснены подробности банковского скандала?

Андриан Канду: У закона – две стороны. Налоговое стимулирование, при котором предприятия и компании поощряются платить налоги для получения прощения по штрафам и пеням. Но основная часть закона касается либерализации капитала. Ни для кого не секрет, что в Республике Молдова свыше 30% ВВП приходится на теневую экономику. Либерализация капитала – один из рычагов борьбы с этим явлением.

Опыт многих государств показывает, что это – один из самых эффективных инструментов, с помощью которого можно сократить размеры теневой экономики, перенаправить ее в реальный сектор. Вокруг этого закона возникло много вопросов и спекуляций, в частности, о том, что закон простит, или поможет тем, кто причастен к банковскому скандалу – и не только.

Повторю еще раз то, что уже говорил на пленарном заседании парламента: в законе предельно ясно сказано, что все, кто причастен к разного рода аферам, банковскому скандалу, преступным видам деятельности, к отмыванию денег, финансированию терроризма – никаких послаблений для них не будет, амнистии они не подлежат, никто с них ответственности не снимет. Иначе и быть не может, так как Республика Молдова является одной из сторон многих международных механизмов и международных конвенций по борьбе с отмыванием денег, финансированием терроризма, с экономической преступностью и коррупцией. Кроме того – закон принят лишь в первом чтении.

Валентина Урсу: А во втором когда будет приниматься?

Андриан Канду: Во втором чтении этот закон приниматься не будет – до всесторонней и положительной экспертизы Международного валютного фонда, Всемирного банка, европейских структур.

Валентина Урсу: Если я не ошибаюсь, Всемирный банк уже выступил против.

Андриан Канду: Всемирный банк не сказал, что он «против», или что он «за». Международные организации уровня Всемирного банка проводят экспертизу закона и говорят: «Вот так должен выглядеть закон». Мы уже получили письмо с предложениями и замечаниями по улучшению текста закона. Но и граждане должны понять, что это – намерение перевести те самые 30% ВВП из теневой экономики – в реальный сектор, это позволит расширить налогооблагаемую базу и увеличить поступления в бюджет.

Это не означает освобождения от ответственности. У нас есть программа сотрудничества с Международным валютным фондом, мы сотрудничаем со Всемирным банком, нас связывает договор об ассоциации с Евросоюзом – и мы никоим образом не примем закон, пока не получим заключение ото всех вышеперечисленных партнеров.

Валентина Урсу: Так значит, когда можно будет принять закон во втором чтении?

Андриан Канду: Согласно процедуре, это значит, что где-то в феврале мы сможем вернуться к этому вопросу, но не обязательно – с вынесением на голосование. Многое зависит от экспертизы, которую мы получим, и от дискуссий с международными экспертами.

Анатолий Голя: Как показывает наш предыдущий опыт, то, что было сделано в 2007-2008 гг., особых результатов не принесло. Кроме – освобождения от налогов. Но люди, зная, что через пять лет может последовать очередная амнистия, перестают платить налоги. Значит, КПД закона более чем сомнительный.

Валентина Урсу: И демотивирует дисциплинированных налогоплательщиков…

Андриан Канду: Амнистия – хотя этот закон нельзя рассматривать как амнистию в прямом смысле этого слова, – но и амнистия всегда рассматривается как что-то несправедливое и аморальное.

Валентина Урсу: Да, одних обделяете, других поощряете.

Андриан Канду: Но это надо сделать, тем более, что 25 лет мы этого не делали. В определенный момент надо подвести черту, перевернуть лист, и начать играть по правилам абсолютно всем – и бизнесменам, и чиновникам, и рядовым гражданам. У нас очень много граждан получили деньги из-за рубежа, осуществили определенные инвестиции, записав, по самым разным причинам, доходы не на себя, а на третьих лиц. Мы не будет сейчас ворошить причины, но нужно найти возможность для того, чтобы все почувствовали себя свободными и с легкостью смогли легализовать свои доходы и платить налоги.

Анатолий Голя: Очень многие наши граждане восприняли этот закон как попытку предоставить, прежде всего, чиновникам возможность узаконить имущество, нажитое нечестным путем. Потому что с 1 июля 2017 года начинает свою работу Национальное агентство по неподкупности, которое не сможет вернуться к тому, что уже было легализовано…

Андриан Канду: Имущество, нажитое нечестным путем, в том числе, в результате злоупотребления служебным положением, не может относиться к законно нажитому. И это имущество не подлежит амнистии или либерализации.

Анатолий Голя: Но оно будет задекларировано за 2% от суммы…

Андриан Канду: У этого закона иная мотивация. Но, как я уже говорил, он будет принят парламентом только при условии широкого консенсуса, в том числе, и в обществе.

Валентина Урсу: В Бухаресте уже отреагировали: гражданское общество Румынии призвало президента, правительство и парламент приостановить финансовую помощь Молдове.

Андриан Канду: Они исходили из ложного посыла – что этот закон является налоговой амнистией. Но это не так. Я ознакомился с обращением гражданского общества, и должен сказать, меня неприятно поразил тот факт, что и наше гражданское общество не всегда проинформировано должным образом. Даже на публичных дебатах буквально бросалось в глаза, что люди нередко занимаются гаданиями, не зная точно, что именно предписывает закон. Но пока не будет компромисса, пока не будет четкой международной экспертизы, – документ во втором чтении рассматриваться не будет.

Валентина Урсу: Вы допускаете, что второго чтения может и вообще не быть?

Андриан Канду: Первое чтение – это заявление о намерениях. Второе и окончательное чтение – это редакция, совершенствование, доведение до ума предложенного документа. Бывают случаи, когда закон дорабатывается таким образом, что от изначального варианта остается только 20%. Поэтому, если понадобится, то мы будем совершенствовать этот закон. Более того, мы взаимодействуем с Международным валютным фондом, Всемирным банком и другими нашими партнерами, с которыми обязаны согласовать, в том числе, и этот закон.

Анатолий Голя: Поговорим немного о реформе госуправления, в частности, о реформе центральных органов власти...

Андриан Канду: Это одна из фундаментальных реформ, которую необходимо провести. И здесь я имею в виду не только сокращение ряда министерств или агентств, не только тот факт, что из 16 министерств останется десять или девять. Самое главное – упрощение процедур и сокращение существующего бюрократического аппарата.

Нужно сделать так, чтобы гражданин почувствовал: учреждения – для него, а не он для учреждений. Не говоря уже и о том, что раздутый чиновничий аппарат – большая обуза, неоправданные расходы и непосильное бремя для государства. Молдова заслуживает простой центральной публичной администрации, эффективной и не обременительной с точки зрения расходов.

Валентина Урсу: Без реформирования государственного управления европеизация Республики Молдова невозможна.

Андриан Канду: Да. Государственные органы должны быть не только сильными, но и эффективными.

Не вижу никаких правовых оснований и юридических обстоятельств, не вижу также политических оснований, по которым можно было бы пойти на досрочные выборы

Валентина Урсу: Чиновников пугают грядущие сокращения.

Андриан Канду: Задача государства – позаботиться о тех, кто будет сокращен в результате реформы, дать им возможность устроиться в другом месте. Это предполагает и создание новых рабочих мест, это предполагает и определенную переподготовку, новые тренинги, чтобы все, кто может и хочет работать, смогли найти себе применение.

В этом смысле существует политическая воля, существует принципиальная договоренность в рамках парламентского большинства о том, что такая реформа необходима, и что ее нужно провести.

Анатолий Голя: И снова тот же вопрос: президент Додон не будет чинить препятствий?

Андриан Канду: Конституция не позволяет ему чинить препоны. Он должен уважать закон.

Валентина Урсу: Насколько сильна сегодня мажоритарная коалиция в парламенте?

Андриан Канду: Насколько сильной была вначале, такой же и остается. Не было никаких проблем, которые поставили бы под сомнение прочность мажоритарной коалиции.

Валентина Урсу: Если появятся трещины в недрах Либеральной партии, это может представить угрозу для стабильности коалиции?

Андриан Канду: Очень надеюсь, что трещин в ЛП не будет, поскольку любая составляющая коалиции крайне важна. Но, в то же время, есть 55 преданных депутатов, которые отличаются сильным командным духом и трудятся плечом к плечу, поэтому надеемся, что и два следующих года будут не менее успешными, чем 2016-й…

Анатолий Голя: Досрочные парламентские выборы исключены на 100%?

Андриан Канду: Не вижу для этого никаких правовых оснований и юридических обстоятельств. Не вижу также политических оснований, по которым можно было бы пойти на досрочные парламентские выборы.

Анатолий Голя: А очередные парламентские выборы в 2018 году должны пройти по новой системе – смешанной?

Андриан Канду: Этот вопрос мы не обсуждали с парламентским большинством. Одна из идей, с которыми года два назад вышла Демпартия, состояла в переходе от пропорциональной системы, которая существует у нас на данный момент, к смешанной, благодаря которой депутат будет ближе к своим избирателям, а избиратели – ближе к депутату. Это показывает опыт других государств.

Валентина Урсу: В Румынии, напротив, говорят, что эта идея не сработала, а вызвала, скорее, большое разочарование.

Андриан Канду: В Румынии избирательная система отличается от нашей. Там избирательные округа называются коллегиями, и депутатов выдвигают эти коллегии. Наверное, этот порядок должны и мы обсудить, должны взвесить, какие преимущества принесет это Республике Молдова и политическому классу, а также гражданам.

Валентина Урсу: Этот закон будет принят до выборов 2018 года?

Андриан Канду: Какой закон вы имеете в виду?

Валентина Урсу: Об изменении избирательной системы.

Андриан Канду: На данный момент закона не существует…

Анатолий Голя: Проекта нет.

Андриан Канду: Не существует. О том проекте, который обсуждался года три назад, и который даже получил заключение Венецианской комиссии, говорить бессмысленно...

В Демпартии много достойных людей, которые могли бы взять на себя роль лидера. Обсуждать этот вопрос преждевременно. Дождемся субботы

Анатолий Голя: …и который даже был принят в 2013 году.

Андриан Канду: Да, он был принят. Но впоследствии на фоне кризиса доверия к мажоритарной коалиции в мае 2013 года он был отменен.

Анатолий Голя: В этом случае вы должны знать, как быть с Приднестровьем.

Андриан Канду: Есть много вопросов, связанных с пересмотром системы. Прежде всего, это касается Приднестровья, организации выборов в диаспоре. Есть также целый ряд вопросов, которые подняла Венецианская комиссия, и на которые мы должны найти ответы – в том случае, если избирательная система будет меняться.

Валентина Урсу: Какие сюрпризы принесет суббота молдавскому обществу? Я имею в виду съезд ДПМ.

Андриан Канду: Очередной съезд – это важное событие для партии. После своего становления партия пережила этапы реорганизации, перестройки. На данный момент это – главная правящая партия в Республике Молдова, соответственно, сегодня на Демпартию ложится больше ответственности, чем пять лет назад. И я очень надеюсь, что решения, которые будут приниматься, дискуссии, которые развернутся на съезде, окажутся важными не только для Демократической партии, но и для общества, для Республики Молдова в целом.

Самые глубокие традиции, вероятно, именно у ДПМ, так как это старейшая партия

Анатолий Голя: Две недели назад г-н Лупу на вопрос о будущем председателе ДПМ ответил шуткой: «От Ильича до Ильича – без инфаркта и паралича». И многие пришли к выводу, что следующий Ильич – это Андриан Ильич.

Андриан Канду: Я на самом деле не знаю, есть ли еще в партии другие «ильичи». Скорее всего, это действительно была хорошая шутка от председателя партии Лупу. В Демпартии много достойных людей, которые могли бы взять на себя роль лидера. Обсуждать этот вопрос преждевременно. Дождемся субботы, когда секретным голосованием выберем председателя.

Валентина Урсу: Но что означает оптимизация партии, о которой говорил бывший лидер ДПМ Мариан Лупу? И почему он стал препятствием для нее, – ведь иначе вряд ли бы его отстранили от руководства Демпартией?

Андриан Канду: Во-первых, никто никогда не говорил и не скажет, что г-н Лупу – препятствие. У партии – свой жизненный путь, она переживает различные этапы, как и любой человек: детсад, школа, университет, взрослая жизнь… Так и с партией. Есть период, когда она вступает в новый этап развития, этап трансформации, и оптимизация, о которой мы говорим сегодня, связана с эффективностью партии.

Партия, как и правительство Республики Молдова, как и любое учреждение, должна быть простой, эффективной и не очень обременительной с точки зрения расходов. И еще эффективной – вот это самое главное. Есть много прекрасных людей, у партии хорошие традиции. Самые глубокие традиции, вероятно, именно у Демократической партии, так как это старейшая партия.

Валентина Урсу: Демпартия может принести перемены?

Андриан Канду: Демпартия уже приносит перемены.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG