Linkuri accesibilitate

Вот уже третий год продолжается конфронтация между Россией и западным миром, вызванная присоединением Крыма к России и начавшейся в Донбассе войной. 2016 год «порадовал» нас значительным усугублением ситуации. Если два года назад камнем преткновения была Украина, теперь державы не могут найти общего языка вокруг Сирии, где скоро исполнится шесть лет со дня начала гражданско-террористической войны.

На этот раз яблоком раздора стал Алеппо. Причем игроков волнует судьба не самого города, половина которого была захвачена джиахдистами летом 2012 года, а контроль над ним как над важным транспортным узлом. То, что когда-то богатейший цветущий мегаполис превращен в руины, является проблемой лишь риторически – война всё спишет. Казус Алеппо показал нам, как именно Россия и США отстаивают свои интересы в регионе.

Для Москвы выгодным моментом стало избрание Дональда Трампа – но не потому, что он друг Путина, а потому что неизбежная смена администрации вызывает временное сковывание внешнеполитических действий. Команда Обамы попала в ловушку собственного курса: продолжение санкций против России из-за Украины и пресечение попыток РФ сыграть собственную игру в Сирии. Иначе говоря, установка демократической администрации США осталась примерно той же: ни шагу назад в вопросе Крыма, жесткое требование о выполнении Минских соглашений, формальное единство в деле борьбы с «Исламским государством», противодействие выдавливанию боевиков из Алеппо. Первый пункт априори нереализуем, второй уже просто бесполезен (всё равно никто не выполняет), третий кое-как работает, а четвертый на днях потерял смысл – северная столица Сирии освобождена от джихадистов. Но все пункты имеют «логическое» продолжение – сохранение антироссийских санкций.

Таким образом, уходящее правительство Обамы пытается добиться хоть какого-то позиционного преимущества в конфронтации с Россией, а с другой стороны, бьется над достижением позитива в глазах самого американского общества. Для этого, между прочим, и задумывалась операция по освобождению иракского города Мосула от ИГИЛ, но проходит она с громадными людскими потерями и отсутствием видимого прогресса.

Зато России спешить некуда – власть Путина продлится минимум до весны 2018 года, и пока нет признаков изменения внешнеполитического мейнстрима: замораживание ситуации на востоке Украины, «забвение» крымского вопроса и максимальное закрепление в Сирии. Эта тактика проста и понятна: пока в Вашингтоне «утрясется» команда Трампа, Москва выигрывает важные два-три месяца для улучшения переговорных позиций. К слову, такие же цели сейчас у Турции и Ирана (пусть у них и разные задачи), причем у персов ситуация наиболее непредсказуемая, ибо в команде Трампа есть откровенные противники ядерного соглашения, и нельзя исключать возвращения эпохи изоляции Ирана со всеми вытекающими последствиями.

Надо сказать, что первая половина 2016 года была в целом ровной в российско-американских отношениях, т.к. вялотекущий процесс в Донбассе не особо радовал внешних игроков, но и не требовал нового ужесточения позиций. Достаточно было «просто» продлить санкции. Но с наступлением правительственных войск Асада при поддержке иранских бойцов и российской авиации начался новый виток. Теперь уже «спасем Алеппо от разрушения». Как будто предыдущие 4 года боевики занимались там исключительно созидательным трудом.

Принципиальным отличием от предыдущих эпизодов противостояния была роль Турции – после внезапного примирения Эрдогана с «моим другом Владимиром» Анкара нехотя поддержала ранее ненавистного Асада и заодно Иран – и всё из-за курдов, которые стали самостоятельной силой и укрепились до опасного для Турции уровня. В результате и сложился этот странноватый ситуативный мезальянс Россия – Иран – Турция – Сирия. Соединенные Штаты были бессильны.

Удар по американским позициям в регионе нанесли именно президентские выборы. Политический истеблишмент и экспертное сообщество были уверены в победе Хиллари Клинтон, что означало бы ощутимое ужесточение конфронтации в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Но приход Трампа означает если не коренный пересмотр, то уж точно корректировку методов и подходов, а это может оставить более широкое пространство для маневров российской дипломатии и вооруженных сил.

Новости из-за океана резко ослабили и антироссийский фронт в Европе. После шумного Брексит (его никто не отменял), отказа Франсуа Олланда от участия в выборах 2017 года и весьма вероятной победы Франсуа Фийона, отставки Маттео Ренци на Старом континенте из «ветеранов» конфронтации осталась практически только Ангела Меркель, но и ей предстоят парламентские выборы. Что готовит нам год грядущий, покажет время. Но это будет определенно другое время!

XS
SM
MD
LG