Linkuri accesibilitate

Вячеслав Негруцэ: «Пока расследование банковского скандала не завершено, любой власти противопоказано применять амнистии»


Действующая власть последовала примеру коммунистов и провела через парламент закон об амнистии, который позволяет компаниям избавиться от старых долгов, а физическим лицам – легализовать незадекларированное имущество. Почему эта инициатива появилась именно сейчас, и к чему она может привести? Точка зрения бывшего министра финансов Вячеслава Негруцэ.

Свободная Европа: С вашей точки зрения, это обычная амнистия, оправданная, как говорили и говорят, или же это попытка дать выйти сухими из воды чиновникам, разбогатевшим нечестным путем?

Вячеслав Негруцэ: Для начала, наверное, следует обозначить два общих момента по этому проекту: первый связан с тем, как появилась эта инициатива, потому что в минфине, который курирует налоговую сферу и отвечает за сбор налогов, отказались от комментариев, сославшись на то, что с проектом не знакомы. Поэтому возникает вопрос: откуда исходит проект? Потому что вопрос несравненно более сложный и выходит за рамки простой инициативы, подписанной несколькими депутатами. Где, в какой лаборатории его разработали?

Второй момент – кому на руку этот закон, кто является, или может являться, его бенефициарием? На самом деле речь идет о крайне узком круге лиц, владеющих собственностью, капиталом, нажитом в обход закона, – в результате либо незаконной приватизации, либо инсценированных госзакупок, или другим имуществом, ставших собственностью этих людей.

Кому на руку этот закон, кто является, или может являться, его бенефициарием? На самом деле речь идет о крайне узком круге лиц

Свободная Европа: Почему вы считаете, что это узкий круг?

Вячеслав Негруцэ: Это просто: подавляющее большинство граждан, владеющих собственностью, оформили ее на свое имя, ведут учет доходам, отчитываются по ним в Налоговой службе. И лишь крайне узкому кругу лиц, связанных, как правило, с политическим фактором, который управляет процессами в Республике Молдова, есть что скрывать. Это должностные лица, чиновники, представители судебной системы и отдельные бизнесмены, которые вели дела с государством; круг этих лиц очень узкий.

С учетом этого могу сказать: это не есть классическая налоговая амнистия. Скорее, это уголовная амнистия. Летом парламент принял закон об амнистии заключенных, сейчас готовится закон об уголовной амнистии для тех, кто сидят в чиновничьих креслах, занимают разные должности в парламенте и правительстве и владеют определенной собственностью, которую пожелали легализовать.

Свободная Европа: Ваша ирония понятна, г-н Негруцэ. Что касается второго момента, действительно, это абсолютная премьера. Ведь, если вспомним амнистию 2007 года, там речь шла о легализации только незарегистрированного имущества. Или, может, для государства слишком обременительно ловить и наказывать тех, кто разбогател на награбленном, вот и решили прибегнуть к такой хитрости?

Вячеслав Негруцэ: На самом деле, в Республике Молдова, помимо амнистии 2007 года, в 2011 году был предложен и с января 2013 года вступил в силу закон о косвенных методах оценки налогооблагаемого дохода, который предусматривает приемы расчетов, позволяющие не допустить уклонения от уплаты налогов для тех, кто не может указать источник своего дохода и не платит все полагающиеся налоги…

Свободная Европа: Который не работает, насколько мне известно?

Вячеслав Негруцэ: Точно, который не функционирует, поскольку политический фактор не позволяет Налоговой службе применять этот закон. Любое налоговое расследование в рамках этого закона могло вернуть в поле налогообложения незадекларированные доходы и имущество. С этой точки зрения, если пролистать закон, высвечиваются две отчетливые линии: первая связана с легализацией капитала и, по сути, речь идет о легализации нарушений, допущенных чиновниками и должностными лицами, как уже отмечалось выше – доходы, собственность сомнительного происхождения, шантаж, отмывание денег, и все эти действия сейчас хотят узаконить.

Это не есть классическая налоговая амнистия. Скорее, это уголовная амнистия

И вторая составляющая касается налогового стимулирования, речь о прощении долгов, штрафов перед бюджетом. Далеко за примерами ходить не придется, буквально летом многие – или несколько – приближенных к власти намеренно не выполнили свои налоговые обязательства и довели общую сумму недоимок с одного миллиарда, сколько было на начало лета, почти до двух миллиардов – и всего за пару месяцев. Это значит, что людям было известно о грядущей так называемой налоговой стимуляции, как называется этот законопроект. Но это ставит в заведомо неравные условия хозяйствующих субъектов Республики Молдова.

Свободная Европа: И как это расценить? Когда ясно, что отдельные хозяйствующие субъекты были заранее проинформированы о готовящемся проекте – и они поняли, что могут рассчитывать на прощение долгов. Как закон квалифицирует подобные действия?

Вячеслав Негруцэ: Об этом я и говорю: узкий круг, который так или иначе состоит в тесной связи с властными структурами, которые и решили принять эти меры, чтобы дать им возможность обойти налоговое законодательство. Вольно или невольно, на ум приходят события 2014 года, когда отдельные банки знали о секретном решении и сполна воспользовались этим, чтобы разместить определенные депозиты и впоследствии урвать что-то из резервов Национального банка. Во всех подобных решениях и законах проскальзывает один и тот же стиль.

Не исключаю, что возможны затруднения в общении с МВФ, которые вновь приведут к очередному приостановлению финансирования

Свободная Европа: Заявители подпишут под собственную ответственность, что незадекларированные деньги и имущество не нажито преступным путем, говорят авторы законопроекта (имеется в виду отмывание денег и финансирование терроризма). А если они нажиты другими незаконными путями?

Вячеслав Негруцэ: Подобные аргументы лишены всякого смысла, поскольку в самом законопроекте написано предельно четко: попавшие под амнистию не могут подвергаться преследованиям со стороны никаких государственных структур относительно источников полученных доходов, а значит, приводить аргументы в подобной ситуации – полная бессмыслица.

Свободная Европа: Иными словами, достаточно получить амнистию до того, как настигнет закон? Так?

Вячеслав Негруцэ: Именно это и я усматриваю. Этот законопроект, по сути, блокирует реформу системы правосудия. Два важнейших элемента есть в этой реформе юстиции: реформа прокуратуры и создание Национального агентства по неподкупности. Этот проект закона ставит крест на всей работе прокуроров и Национального агентства по неподкупности на какое-то время вперед. Так что вполне обоснованно можно говорить, что в продвижении и внедрении закона просматривается ряд реальных угроз.

Этот законопроект всплыл как-то неожиданно, буквально из ниоткуда

​Один из разработчиков проекта сказал, что подобные амнистии были и будут. Вот в этом вся проблема. Такой подход порождает моральный соблазн, искушает многих других людей или тех же, кому это удалось однажды сделать, продолжать не платить налоги. С этой точки зрения, конечно, велик риск осложнения диалога с партнерами по развитию, которые оказали существенную помощь в реформировании правосудия. Я не исключаю, что возможны затруднения в общении с МВФ, которые вновь приведут к очередному приостановлению финансирования.

Свободная Европа: По сути, - сказал Свободной Европе один из авторов проекта, демократ Сергей Сырбу, - МВФ постоянно помогает нам находить механизмы, стимулирующие поступления в бюджет, поэтому не думаю, что фонд будет иметь что-то против. Как вы считаете, что по этому поводу может сказать МВФ, с которым у Республики Молдова подписано соглашение?

Вячеслав Негруцэ: На самом деле, этот законопроект всплыл как-то неожиданно, буквально из ниоткуда. В те дни, когда эксперты МВФ находились у нас в Молдове, об этом никто даже не заикнулся, а после их отъезда совершенно случайно наткнулись на этот проект – десять дней спустя после его официальной регистрации! Это ли не убедительный аргумент о том, что информация замалчивалась – заведомо с целью уклониться от диалога с фондом тет-а-тет.

Цель более чем ясна: хотели принять закон исподтишка, и затем поставить МВФ перед свершившимся фактом. Я уверен, что у МВФ будет что сказать официальному Кишиневу, в частности, министерству финансов. Потому что есть несколько важных вещей, и не только по линии Международного валютного фонда, речь и о бюджетной поддержке, обещанной Европейским союзом в контексте реформы юстиции. Это тревожно.

Что касается авторов, бросается в глаза несоответствие между тем, что говорит г-н Сырбу о референтных сроках этой налоговой задолженности, созданной искусственным образом, и тем, что написано в проекте. Это наводит на мысль, что и сам Сырбу, несмотря на то, что его подпись стоит под проектом, не является его разработчиком. Проект четко гласит: референтный срок – 21 декабря 2016 года, амнистии подлежат недоимки и штрафы, образовавшиеся к этому числу. А он называет другую дату.

Свободная Европа: Вопрос относительно 2% от декларируемой суммы… Если у тебя есть какое-то имущество, и ты хочешь его легализовать, заплати государству 2% от его стоимости – и все? Если бы этот взнос составлял хотя бы 18%, эквивалент налога на доход, эта инициатива представлялась бы более приемлемой?

Вячеслав Негруцэ: Руководствуясь законом, элементарной порядочностью и принципами налогообложения, все обладатели налогооблагаемого имущества вносят определенный взнос, установленный налоговым законодательством. Закон гласит: если доказано, что гражданин скрыл какое-то имущество, косвенные методы допускали в таких ситуациях штрафное взыскание в размере 100%. А когда заходит речь о 2%, это воспринимается как издевка по отношению ко всем остальным гражданам, дисциплинированным налогоплательщикам. А чисты перед законом 90% физических лиц, им нечего скрывать, потому что все, что у них есть – собственность, имущество, доходы – нажито честным путем.

Этот закон, можно не сомневаться, подготовлен для определенной группы граждан, которые надеются с его помощью легализовать имущество, бизнес, который находится в офшорах или где-то еще, переместить его в Молдову и спрятать концы в воду, прикрываясь амнистией. До тех пор, пока расследование банковского скандала не завершено, как в самой стране, так и за ее пределами, категорически противопоказано любой власти применять подобные амнистии, тем более – нынешней власти, над которой витают серьезные подозрения в причастности к этому мошенничеству в банковской системе!

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG