Linkuri accesibilitate

Игорь Боцан: «Желание перемен у приднестровцев сводится к замене одного ставленника „Шерифа“ другим»


На выборах лидера Приднестровья победил Вадим Красносельский, его инаугурация назначена на 27 декабря, соответствующее распоряжение подписал проигравший кандидат, нынешний глава Приднестровья Евгений Шевчук. Что изменится в регионе и процессе приднестровского урегулирования после смены главы администрации в Тирасполе? Мнение политолога Игоря Боцана.

Игорь Боцан: Желание перемен у приднестровцев сводится к замене одного ставленника корпорации «Шериф» другим представителем той же корпорации.

Свободная Европа: Почему? Приходит другой, более рачительный, менее расточительный?

Игорь Боцан: За ответом далеко ходить не надо, он на поверхности, его можно найти в предвыборной программе Красносельского, который победил с большим отрывом, абсолютным большинством. Обвинения, которые высказывал Красносельский Шевчуку, те же, о которых все говорили – секретные фонды, засекреченные бюджетные расходы и фирмы-прокладки. Речь об «Энергокапитале». И этого оказалось достаточным для того, чтобы объяснить приднестровцам, почему уровень их жизни драматически упал, почему их пенсии урезали на 30%.

У Российской Федерации своя стратегия – защищать «своих» людей, даже если те ошибаются

А еще Красносельский сказал избирателям, что, по сути, в отношении России все остается неизменным, потому что он понимает прошлое, связанное с Россией, понимает настоящее, связанное с Россией, и хочет, чтобы и будущее Приднестровья было связано с Россией.

Свободная Европа: О Смирнове говорили то же самое, что он был расточительным, что больше заботился о своей семье и своих детях – и ничего с ним не случилось. Сейчас и Шевчук следует тем же путем.

Игорь Боцан: Это правда. И все понимают, что у Российской Федерации своя стратегия – защищать «своих» людей, даже если те ошибаются. Какое давление было оказано на Смирнова в 2012 году для того, чтобы сместить его от власти! Действительно, клан Смирнова стал очень сильным. Более того, именно Смирнов заложил основы «Шерифа», который стал независимым, но, после смещения, Смирнов получил всю защиту от России.

То же произойдет и с Шевчуком, этот посыл ясный для всех: с теми, кто пользовался доверием со стороны России, пусть даже они и не оправдали ее надежд, после отстранения от власти ничего такого не происходит, потому что Россия нуждается в таких людях, даже обремененных грехами, и приносить их в жертву просто не может.

Свободная Европа: Получается, Красносельского продвигает Россия?

Игорь Боцан: Я думаю, не напрямую. Приднестровские жители на самом деле проголосовали за лучшую жизнь. Но важен посыл, о котором я упомянул, и который не слишком отличается от посыла Шевчука. Он был немного более непримиримым, он ясно сказал: никаких уступок по отношению к Республике Молдова, мы пойдем по пути введения российского законодательства здесь, в Приднестровье.

Аналогичной позиции придерживался и Смирнов, начиная с 2006 года, когда он вышел из переговоров. Иными словами, есть определенные нюансы в выражениях, но суть – та же, за исключением оттенков, связанных с уровнем жизни рядовых приднестровцев, с хищением средств, созданием фирм-прокладок. Все это всем прекрасно известно.

Додон окажется в очень неловком положении, если попытается взять переговорный процесс в свои руки

Свободная Европа: Если вспомнить, Евгений Шевчук начал с того, что дал Кишиневу проблеск надежды на возможное разблокирование отношений. Вспомним встречу Влада Филата и Евгения Шевчука на футбольном матче. Тогда говорили о «футбольной дипломатии». А с точки зрения стратегий приднестровского урегулирования, является ли Красносельский приемлемым персонажем для официального Кишинева?

Игорь Боцан: Здесь есть нюансы, и необходимо подходить предельно здраво к тому, чтобы считать Красносельского лучше Шевчука. В риторике, возможно, Красносельский немного более мягок, но Шевчук, как мы все прекрасно знаем, через «Энергокапитал» имел очень крепкие экономические связи с высшим руководством, если можно так выразиться, или с теневым руководством Республики Молдова.

Значит, у него были интересы, а интересы связывают людей. Поэтому ему нужно было сохранение статуса-кво. Красносельский не может изменить статус-кво, и он пока – человек «Шерифа». Но как только вся исполнительная власть сконцентрируется в его руках, можно ожидать, что их отношения испортятся, если учесть то, что случилось с Шевчуком, его некоторое отдаление от этой всемогущей корпорации в Приднестровье.

Что же касается приднестровского урегулирования, думаю, конфликт останется в замороженном состоянии, нет абсолютно никаких признаков прогресса.

Свободная Европа: А Игорь Додон говорил, что очень быстро обсудит и найдет с новым президентом формулу федерализации.

Красносельскому приднестровцы предоставили мандат. Тогда как мандат Додона ставят под сомнение и сами граждане, и оппозиция

Игорь Боцан: Это очень интересная история. Додон, который лишается части и без того немногочисленных своих полномочий, просто окажется в очень неловком положении, если попытается взять переговорный процесс в свои руки. Во-первых, у него нет на это полномочий. Единственно, что может Додон сделать – подписать меморандумы, то есть, документы о намерениях, которые никого ни к чему не обязывают.

Свободная Европа: Насколько я понимаю, он рассчитывал на российских переговорщиков – чтобы обратиться к ним и уговорить убедить западных партнеров принять формулу федерализации…

Игорь Боцан: Я думаю, г-н Додон не строит иллюзий, он прекрасно понимает, что формула Приднестровья – это конфедерация Республики Молдова, или федерация на договорной основе, при которой субъекты федерации наделены равными правами и делегируют их федеральному центру; затем, если они перессорятся, забирают свои права обратно и окончательно, на легальной основе, прощаются с Республикой Молдова.

И Додон уязвим, потому что, пожелай он стать главным переговорщиком, он почувствует себя крайне неуютно. Прежде всего, Красносельскому, пусть он и не признан на международном уровне, приднестровцы предоставили этот мандат. Тогда как мандат Додона ставят под сомнение и сами граждане, и оппозиция.

Свободная Европа: Кстати, о легитимном или нелегитимном мандате Красносельского. По сути, территория эта непризнанна, а значит, какая в этом случае может идти речь о корректности выборов? Тем не менее, Красносельский присягнет на «Конституции ПМР»... Как на это смотрит Кишинев?

Игорь Боцан: Кишинев давно принял определенные правила в переговорном процессе. Разумеется, Кишинев не признает выборы в Приднестровье, но Кишинев согласился считать Тирасполь равноправной стороной переговоров.

Биография Красносельского более или менее чиста. Он приехал в Приднестровье с семьей, не участвовал, насколько мне известно, и не хвастает участием в вооруженном конфликте

Тем самым Кишинев говорит: «У нас есть конфликт, это правда, в этом конфликте есть партнер, этот партнер за столом переговоров с нами, Республикой Молдова, в окружении переговорщиков является равноправной стороной». Так что – он наделен мандатом населения Приднестровья, и этот мандат, пусть и незаконный, в определенный степени является справедливым.

Свободная Европа: Но, согласитесь, во всей этой эквилибристики есть какой-то небольшой дискомфорт?

Игорь Боцан: Конечно, есть. И не маленький, а огромный – и неприемлемый для очень многих людей в Республике Молдова. Но это реальность, сложившаяся на протяжении многих лет. И, думаю, г-ну Додону сейчас следует решать, надо ему становиться переговорщиком в этом процессе, с риском оказаться униженным, потому что все равно все рычаги – в руках парламента и правительства? Иными словами, переговорный процесс и процесс восстановления доверия полностью контролирует правительство. Так что г-ну Додону надо сто раз подумать…

Свободная Европа: Главы тираспольской администрации автоматически становились персонами нон-грата на Западе, если они не желали садиться за стол переговоров. Некоторые даже подвергались уголовному преследованию за посягательство на конституционный порядок. Значит ли это, что Красносельский автоматически попадет в поле зрения нового генпрокурора?

Игорь Боцан: Нет, не думаю. Напротив, с этой точки зрения биография Красносельского более или менее чиста. Он приехал в Приднестровье с семьей, не участвовал, насколько мне известно, и не хвастает участием в вооруженном конфликте 1992 года, в остальном же ему пришлось внедриться в такое общество, какое оно там есть.

Сейчас он – партнер по переговорам, не на всех же партнеров открывать уголовные дела, если нет четкого и убедительного повода. Нужно назвать статью, на основании которой открывается уголовное дело.

Свободная Европа: За участие управлении неконституционным режимом.

Игорь Боцан: Да, но Республика Молдова много лет ведет переговоры с Приднестровьем и считает его равноправной стороной переговорного процесса – только переговорного процесса. Поэтому, я думаю, у Красносельского никаких проблем не будет.

Перспективы урегулирования мы сможем увидеть, когда правобережная Молдова станет привлекательной. Что случится еще очень и очень нескоро

Свободная Европа: Я спрашиваю лишь о формальной стороне дела.

Игорь Боцан: Формальная сторона, по моему мнению, именно в этом и состоит. У нас уже есть опыт, мы можем оперировать и дискутировать, опираясь на этот опыт. Шевчук худо-бедно ездил по миру через Кишиневский аэропорт, иногда его, как и любого гражданина, подвергали проверкам, но такова ситуация...

Свободная Европа: Не говоря уже об автомобилях с приднестровскими номерными знаками, для которых нет никаких препятствий.

Игорь Боцан: Никаких препятствий. Но таковы условия переговорщиков. Мы состоим в формате «5+2», этот формат «5+2» призван сохранить конфликт в замороженном состоянии в рамах закона, принятого Республикой Молдова 22 июля 2005 года, разработанного Юрие Рошкой, который сейчас пересмотрел свои взгляды. Но… такова ситуация.

На формат «5+2» сослался и совет министров иностранных дел ОБСЕ в Германии. Иными словами, все остается практически без изменений, а перспективы урегулирования приднестровского конфликта мы сможем увидеть и оценить лишь тогда, когда правобережная Молдова станет привлекательной для Левобережья. Что, исходя из наших реалий, случится еще очень и очень нескоро.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG