Linkuri accesibilitate

Анатол Шалару: «Один батальон из Приднестровья может захватить Кишинев за шесть часов. Если нет армии»


Интервью с министром обороны Республики Молдова

Министр обороны Анатол Шалару заявил, что разногласия между ним и новоизбранным президентом Игорем Додоном неизбежны, но оба они должны следовать букве закона. «Я не обязан поддерживать дружеские отношения с президентом, но и я, и он должны уважать закон», сказал Шалару в интервью Свободной Европе.

Свободная Европа: В последнее время вы много говорили о непризнанном нейтралитете. Сейчас это хорошо для Республики Молдова? Или плохо?

Анатол Шалару: Нейтралитет, который существует только в Конституции… Потому что нейтралитет не есть отношение между государством и его гражданами. Нейтралитет страны – общепризнанный статус на международном плане, и этот нейтралитет необходимо признавать. Для этого нужно выполнить ряд условий. И один из этих критериев, одно из основных требований состоит в том, чтобы на территории страны, которая претендует на статус нейтрального государства, не должна находиться иностранная армия.

Свободная Европа: Именно Россия предложила Молдове включить в Конституцию статью о нейтралитете. С другой стороны, Россия же нарушает этот нейтралитет, сохраняя группировку своих войск на территории левобережья Днестра. Какой может быть развязка?

Анатол Шалару: Навязав эту статью в Конституцию, этот статус нейтралитета, Россия нейтрализовала нас. Перевела нас на «мертвую линию», так как мы не может входить в какие-либо военные альянсы, нас никто не может защитить в случае военного конфликта с Россией. России же никакие правила не писаны. Единственное правило, которым она руководствуется, – это игра без правил.

Не будет перемен в Республике Молдова до тех пор, пока не удастся уладить приднестровский конфликт

В международных отношениях, которые продвигает сейчас Россия – новая модель международных отношений, основанная на отсутствии уважения к международным соглашениям, к суверенитету и границам других государств – очень трудно противостоять или бороться с этим российским методом, когда ты обязан соблюдать все правила. А мы вынуждены соблюдать наш статус нейтралитета, мириться с присутствием иностранных войск на нашей территории. Никто, даже сама Россия, не признала наш нейтралитет. Если бы Россия его признала, ей пришлось бы незамедлительно вывести свою армию из Приднестровья.

Свободная Европа: Если Молдова с трибуны ООН потребует гарантий или признания нейтралитета, Россия это сделает, как вы считаете?

Анатол Шалару: Я не могу прогнозировать действия России в этом случае. Есть модель Австрии, на территории которой после войны находились советские войска; тогда Россия согласилась уйти при условии, что Австрия провозглашает свой нейтралитет. И все союзники тогда, все великие державы подписали, согласились, чтобы Австрия стала нейтральным государством взамен ухода оттуда российской армии. В нашем случае, вероятно, для Европы и Соединенных Штатов Америки ставка не настолько высока, чтобы надавить на Россию, заставить ее вывести отсюда свою группу войск, особенно, в условиях, когда Россия находится в состоянии конфликта со всем миром.

Свободная Европа: Еще весной 2014 года Либеральная партия обратилась в Конституционный суд с просьбой растолковать статью 11 Основного закона. Что вас подвигло на этот шаг?

Анатол Шалару: Этот запрос был продиктован желанием признать наш нейтралитет нефункциональным. По большому счету, это так и есть, потому что наш нейтралитет нефункционален, мы не отвечаем критериям. Иными словами, если на нашей территории находится российская армия, мы можем потребовать того же для армии НАТО, или любой другой армии.

Если мы пытаемся сблизиться с НАТО посредством сотрудничества, предусмотренного еще коммунистической властью, которая подписала Соглашение о партнерстве во имя мира, сотрудничество по другим линиям со странами НАТО, это не значит, что они придут сюда со своими армиями. Но Россия незамедлительно выступает с воинствующими заявлениями в наш адрес, обвиняет нас в нарушении статуса нейтралитета, забывая при этом, что ее армия находится на нашей территории.

Либо она забыла свою армию в Приднестровье и не знает, что она здесь, либо преследуются какие-то другие интересы. Лично я считаю, что Россия не собирается сворачивать свое военное присутствие здесь до тех пор, пока она заинтересована в том, чтобы сохранять приднестровский конфликт в тлеющем состоянии. Потому что российская армия – главное препятствие урегулированию приднестровского конфликта, главное препятствие признания де-юре и де-факто нашего нейтралитета, главное препятствие экономическому развитию Молдовы и ее европейскому вектору.

Не будет перемен в Республике Молдова до тех пор, пока не удастся уладить приднестровский конфликт.

Свободная Европа: Г-н министр, а есть законодательные рамки, которые показывают, что Россия должна вывести свою группу войск с территории левобережья Днестра?

Анатол Шалару: Существуют отдельные конвенции, подписанные с Россией документы, в которых четко прописана миссия этой армии здесь, в Приднестровье, и сроки ее вывода. Давно эта армия должна была уйти из Приднестровья. Они обязались это сделать.

Свободная Европа: Но российская сторона утверждает, что ее не связывают никакие обязательства по выводу войск с территории Республики Молдова…

Анатол Шалару: Послушать русских, так получается, что они сохраняют здесь свою армию по нашей просьбе, и что они остались здесь, чтобы помочь нам и сохранить мир, ведь у нас война. Как заявили два крупных российских чиновника – ОГРВ находится в Молдове с целью обеспечить здесь мир, а это изначально неверно, это ошибочный тезис.

Свободная Европа: Существует какое-то двухстороннее соглашение с Россией на этот счет? Двухстороннее – между Кишиневом и Москвой?

Анатол Шалару: Стамбульское соглашение 1999 года и многие другие документы, в которых прописан статус.

Свободная Европа: Они говорят, что срок действия положений того соглашения истек.

Анатол Шалару: Почему истек? Почему они не ушли тогда, когда срок еще не истек? Они находятся на нашей территории помимо нашей воли. Почему они должны находиться в моем доме? Они вошли в мой дом и обосновались здесь, отказываются уходить, приводя какие-то свои аргументы, которые никто не признает. Весь мир знает, что им пора и честь знать, особенно, если иметь в виду, что у 14-й армии, или ОГРВ другая миссия.

В соответствии со всеми соглашениями, они должны быть нейтральными, ни во что не вмешиваться. Но они проводят учения с приднестровскими подразделениями, участвуют в совместных военных тренировках. Фактически, они самым активным образом участвуют в политической и военной жизни Приднестровья.

Свободная Европа: Должна существовать официальная двухсторонняя договоренность? Юридический документ между Республикой Молдова и Российской Федерацией на предмет присутствия российской армии на нашей территории?

Анатол Шалару: По идее, да. Это компетенция министерства иностранных дел, не оборонного ведомства. Россия пытается сегодня пригласить министерство обороны на различные переговоры, дискуссии по определению статуса военных в Приднестровье. Факт незаконного присутствия на территории Республики Молдова они и сами признают, потому что мы запретили ротацию военнослужащих, не допускаем их в Приднестровье.

У них нет никакого законного документа, который показал бы, что они находятся там с нашего согласия. Они находятся в Приднестровье против правил, не могут предъявить никакого документа, согласно которому мы обязуемся терпеть их здесь Бог знает сколько лет, создавать им условия, давать землю в аренду, и т.д. и т.п. Они находятся там незаконно, они не могут доказать, что пребывают в Приднестровье на законных основаниях.

Свободная Европа: Можно выступать с какими угодно заявлениями, но если нет легальной нормы, трудно поверить, что это когда-либо случится.

Анатол Шалару: Этот разговор бесполезен, если мы исходим из того, что русские могут творить у нас в доме все, что хотят. Они находятся здесь незаконно, и руководство страны неоднократно требовало, чтобы они ушли. Они должны уйти, по всем международным соглашениям, по всем международным правилам. Им нечего делать у нас в Молдове. И какие бы предлоги они не находили, все они несостоятельны.

Свободная Европа: Эта ваша попытка вместе с киевскими партнерами предоставить коридор для вывода военного арсенала с левого берега Днестра может оказаться успешной? Российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий приднестровскую проблематику, сказал, что нужно было спросить и Москву с Тирасполем…

Анатол Шалару: Позиция Москвы следующая. В апреле, находясь в Молдове, российский посол по особым поручениям г-н Губарев сказал, что Россия не может вывести свою армию из Приднестровья из-за проблем с Украиной. Тогда я решил помочь им и решить проблемы с Украиной. И обсудил этот вопрос с президентом Украины Петром Порошенко, поговорил с министром обороны, меня пригласили в Одессу, обсудили этот вопрос.

Этого президента Додона нельзя недооценивать. У него достаточно полномочий для того, чтобы довести до конца поставленные перед ним задачи

Украинская сторона ответила: да, мы готовы под контролем ОБСЕ, под контролем ООН, под контролем международных миссий предоставить такой коридор для вывода российской армии и вывоза складов с боеприпасами из Колбасны. Таким образом, Россия осталась без аргументов. Сейчас следующий аргумент, которым спекулируют Карасин и Рогозин – что 14-я армия сохраняет мир. Они не знают, что мир обеспечивает российский миротворческий контингент вместе с молдавскими, украинскими, приднестровскими миротворцами и ОБСЕ. Мир обеспечивают не те, кто охраняют склады в Колбасне и проводят военные учения. Зону безопасности обеспечивает другая миссия, в своем роде тоже уникальная в мире.

Это смесь бульдога с носорогом, придуманная Снегуром и Ельциным, согласно которой те, кто воевал против нас, сейчас обеспечивают мир. Потому что война на Днестре в 1992 году велась не между Молдовой и Приднестровьем, это была война между Молдовой и Россией. И мирный договор подписали Снегур и Ельцин.

Свободная Европа: Говорят, на левом берегу Днестра находится самый крупный в Восточной Европе склад вооружений.

Анатол Шалару: Боеприпасов.

Свободная Европа: Он построен примерно в 1940 году. Многие говорят об угрозах...

Анатол Шалару: Угроза огромная. Специалисты и ОБСЕ, и других международных структур, которые провели оценку этого склада, говорят: «Если рванет…» Вы видели недавно в Донецке, был взрыв на небольшом оружейном заводе – и погибли сто человек. У нас же «если рванет», под угрозой окажется территория в 5 тыс. квадратных километров, это добрая часть Украины, все Приднестровье и значительная часть Молдовы.

Это источник контрабандного оружия, которое может попасть в руки криминальных структур. И не просто может – уже попадало. Это угроза для окружающей среды, потому что там много химических веществ. Это угроза для жизни граждан. Большинство боеприпасов вывозить вообще нельзя, так как они просрочены и не подлежат транспортировке.

В 1998-99 гг. ОБСЕ и США предложили нам, завезли сюда технологии, специальное оборудование для обезвреживания и утилизации боеприпасов на месте. Те, которые подлежат транспортировке, можно вывезти в Россию, или куда им угодно. Остальные утилизируются на месте, и эта угроза устраняется. Но Россия не хочет этого делать, потому что иначе не будет повода сохранять своих 1200 военнослужащих ОГРВ в Приднестровье.

Свободная Европа: Почему так засекречен этот склад в Колбасне?

Анатол Шалару: По многим соображениям. Во-первых, чтобы никто не знал, сколько вооружения передано приднестровцам, сколько было продано тем или другим, сколько было контрабанды. Во-вторых, не хотят, чтобы знали, что именно там находится. Особенно, если учесть, что в 2011 году, по информации, предоставленной нам украинской стороной, Россия доставила в Приднестровье около пяти эшелонов с оружием и военной техникой. Но эти эшелоны не прошли досмотр в Украине, потому что тогда там была другая власть.

Свободная Европа: Республика Молдова никогда не имела допуска на те склады…

Анатол Шалару: Спросите наших министров или депутатов: они имеют доступ в Приднестровье? Мы не имеем право находиться на территории Приднестровья. Мы же им разрешаем, Шевчук может полететь чартерным рейсом в Москву, тогда как нам въезд в Приднестровье запрещен.

Свободная Европа: Многие эксперты говорят, что приднестровцы, а еще больше – Москва будет яростно бороться ради сохранения своего влияния и своей армии на левом берегу Днестра. Кишинев и вы лично заявляете, что сближение с НАТО благоприятно для Молдовы. Открытие бюро по связям НАТО в Кишиневе вызвало негативную реакцию и в Тирасполе, и в Москве.

Анатол Шалару: Встрепенулись, как по команде. Потому что и в Москве есть такая же служба, где работают около 150-160 человек, есть такое бюро и в Тбилиси, и в Киеве – своеобразное посольство, которое работает везде. Это не пугало. Но они ищут различные страшилки, чтобы оправдать свое присутствие в Приднестровье, им нужны внешние враги. И сейчас нашли врагов в лице четырех сотрудников НАТО, которые будут исполнять, скорее, символическую роль в Кишиневе.

Разумеется, им нужен предлог для консолидации своих сил. Но хочу сказать всем нашим гражданам, что НАТО не заинтересован в создании военных баз в других странах. Интерес США и стран НАТО в другом – чтобы наша Национальная армия была в состоянии защищаться, защищать страну.

Свободная Европа: От кого защищаться Республике Молдова? У нее есть военные враги?

Анатол Шалару: Единственный непредсказуемый военный враг – Приднестровье, которое нельзя подвергнуть никакому международному контролю, их деятельность совершенно лишена логики. У нас два соседа, Румыния и Украина, с которыми мы в отличных отношениях, и от которых не исходит никакой угрозы для нас, с которыми у нас нет никаких военных проблем.

Единственная неконтролируемая военная сила – это приднестровская армия. Даже Ограниченная группа российских войск, дислоцированная в Приднестровье, вряд ли представляет для нас угрозу, потому что она подчиняется непосредственно России, а у нас с Россией мирные отношения, войны между нами нет. Но если Россия захочет спровоцировать где-то конфликт, она это сделает, независимо от твоего желания и твоих действий. Часто в беседах с нашими партнерами слышу: не провоцируйте русских. И мне всегда хочется спросить: а сирийцы в Алеппо чем спровоцировали русских, которые подвергают их бомбардировкам, убивают мирных людей, детей в сирийских городах?

Свободная Европа: Между тем, президент Николае Тимофти уже направил в парламент на ратификацию проект об открытии бюро по связям НАТО. Незамедлительно отреагировал на это Игорь Додон, победитель президентских выборов. В будущем возможны какие-то последствия для этого бюро?

Анатол Шалару: Нет. Если документ принят парламентом, одобрен и подписан президентом, никто ничего сделать не сможет. Потому что президент не может отменить то, что принял парламент. Президент ничего не может отменить в одностороннем порядке, не может издать указ без контрассигнации премьер-министра. Следовательно, в этом случае никакой угрозы нет. Разумеется, он попытается спекулировать на этом, оказывать давление…

Свободная Европа: Он может инициировать референдум.

Анатол Шалару: Да, может. Несмотря на то, что Молдова – парламентская республика, у президента достаточно рычагов для блокирования деятельности правительства, парламента, и возможностей повлиять на них. С этой точки зрения, учитывая, что за ним стоит и крупная парламентская фракция, г-н Додон, в случае его утверждения президентом, станет реальной и очень серьезной угрозой на нашем пути к Евросоюзу.

Он попытается блокировать и реализацию Соглашения об ассоциации, реализацию дорожной карты, попытается блокировать работу министерства обороны и выполнить свои предвыборные обещания. Этого президента Додона нельзя недооценивать. Многие уповают на то, что у президента нет больших полномочий. Неправда, у него достаточно полномочий для того, чтобы довести до конца поставленные перед ним задачи.

Свободная Европа: Игорь Додон, которого считают пророссийским политиком, неоднократно выступал против сближения Молдовы с Североатлантическим альянсом.

Анатол Шалару: Это так. Но у нас есть договор, подписанный еще президентом Ворониным, и я не думаю, что он сможет его отменить. Это Партнерство во имя мира. Мы – часть Партнерства во имя мира, и мы два года уже входим в инициативу Defence Capabicity Buliding, укрепление обороноспособности, которая предполагает ряд мер.

Прежде всего, принятие Стратегии национальной безопасности, Национальной оборонной стратегии и Военной стратегии, в соответствии с которыми, страны НАТО в двустороннем или одностороннем порядке будут оказывать Национальной армии помощь, техническое и материальное содействие для оснащения. Сегодня никто не хочет умирать ради независимости Республики Молдова, ни американцы, ни другие страны НАТО. Их цель – создать здесь в Молдове современную и сильную армию.

Свободная Европа: Если он станет президентом, он будет главнокомандующим. Между вами будут столкновения?

Анатол Шалару: Я не обязан поддерживать дружеские отношения с президентом, но и я, и он должны уважать закон. Мы будет дискутировать только на основании официальных документов и на правовой базе. Я не думаю, что хотя бы раз в жизни говорил с Додоном официально, один на один, – только с трибуны парламента, когда меня туда вызвали, когда они вынесли мне два вотума недоверия. Но я буду придерживаться закона. Как поступит Додон – не знаю.

Свободная Европа: Но вы допускаете, что между вами возможны разногласия по определенным вопросам?

Анатол Шалару: Конечно допускаю, ведь я поддерживаю НАТО, я – унионист, я – за ЕС, а он нечто совсем другое. Он тоже унионист, но с Таможенным союзом Россия-Беларусь-Казахстан.

Свободная Европа: Эта поляризация может еще больше расколоть наше общество.

Анатол Шалару: У нас общество и без того разделено по геополитическим критериям, потому что у нас в Молдове нет политических партий. В Молдове нет ни одой доктринальной партии, которая придерживалась бы левой или правой доктрины…

Свободная Европа: Значит, электорат выбирает в зависимости от геополитики?

Анатол Шалару: Да. Это и было сейчас – геополитические выборы.

Свободная Европа: А Молдове армия нужна?

Анатол Шалару: Любая нейтральная страна тратит на армию в три, четыре, пять и даже десять раз больше, чем страна, которая может позволить себе роскошь быть членом военного альянса. Нам армия нужна по нескольким соображениям. Прежде всего, с учетом угрозы на Днестре.

Чтобы быть партнером России, надо с ней дружить против всех остальных. Для нас дороже европейский курс, чем просто отношения с Россией. Это непредсказуемый рынок и непредсказуемая власть

​Знаю, что Додон выступает за ликвидацию армии, этого хотел и Воронин, когда приезжал от Путина и говорил, что армия нам не нужна. Армия – стабилизующий фактор. Армия не производит материальных благ, но она гарантирует производство этих благ, создает условия безопасности. Евросоюз возник не на голом месте. Условия для возникновения Евросоюза создал НАТО, который обеспечил стабильность, мир и безопасность на континенте. Не будь НАТО – сегодня не было бы Евросоюза. Мы без армии будем подвергаться огромному риску каждый день, один батальон из Приднестровья может захватить Кишинев за шесть часов. Если у нас нет армии.

Свободная Европа: В бюджете следующего года какой вы потребовали процент от ВВП?

Анатол Шалару: Нам выделят на 100 млн леев меньше, чем в 2016 году.

Свободная Европа: Это сколько?

Анатол Шалару: Менее 500 млн леев.

Свободная Европа: От разногласий, которые могут быть между вами и Игорем Додоном, перейдем к атмосфере в Либеральной партии. Что там происходит?

Анатол Шалару: Там конструктивная атмосфера.

Свободная Европа: Вы собираетесь покинуть формирование? Или остаетесь там?

Анатол Шалару: Я не уйду из Либеральной партии, если даже меня исключат. Мне никогда и в голову не приходила эта мысль. Я председатель-учредитель. Я был первым председателем этой партии, независимо от того, какой была партия.

Свободная Европа: А как вас могут исключить?

Анатол Шалару: Ну, не знаю, вдруг состоится съезд, или заседание центрального совета, на котором будет поставлен вопрос о моем исключении за что-то – ведь, в принципе, меня тоже можно исключить. От этого никто не застрахован.

Свободная Европа: Вы не считаете, что надо было провести смену лидеров?

Анатол Шалару: Да, смену лидеров нужно было произвести, но – никого не снимая и никого не вышвыривая. Этого не было сделано. Не было, потому что так посчитал съезд, единственный, кто может принимать подобного рода решения. Я тоже голосовал за действующего председателя.

Свободная Европа: Но голос и роль г-на Гимпу, что ни говори, имеют в партии решающее значение.

Анатол Шалару: Естественно. Он председатель, у него печать, он подписывает официальные документы.

Свободная Европа: А нынешняя мажоритарная коалиция в парламенте крепкая?

Анатол Шалару: Пока да.

Свободная Европа: Что случится, если произойдет реструктуризация правительства? Вы видите себя в новом кабинете министров?

Анатол Шалару: Не знаю, поменяют ли министров. Будут объединены отдельные министерства, я читал в СМИ, но вряд ли это – окончательный вариант. Когда нам предложат – посмотрим. Буду или нет в новом кабинете – это решит партия. Посмотрим. Не ставится вопрос о смене кабинета, о новом кабинете. Это – внутренняя реформа правительства.

Свободная Европа: Но если какие-то министерства объединятся, некоторые министры останутся без портфелей.

Анатол Шалару: Да. Насколько я понял, министерство обороны остается в своем нынешнем состоянии, его нельзя вливать ни в какое другое министерство. Если поставят вопрос о смене министров, тогда обсудим, кто им станет.

Ни в какое другое политформирование я уходить не собираюсь. Может, кому-то и хочется, чтобы я ушел из ЛП, но этого не будет

Свободная Европа: Потому что сейчас говорят и о возможном реформировании мажоритарной коалиции, с отстранением ЛП от власти.

Анатол Шалару: Я в это не верю. Не верю, потому что просто взять и перевести 13 депутатов парламента на «мертвую линию» невозможно. И большинства не будет, с кем тогда создавать правящий альянс? С Партией социалистов? Исключено.

Свободная Европа: Вы довольны ходом реформ?

Анатол Шалару: Правительство решительно настроено довести до конца взятые на себя реформы. И действительно, грядут жесткие, непопулярные реформы, но они неизбежны, потому что кто-то должен их провести. Вот уже четверть века реформы откладываются ради выборов, ради того или ради этого, но сейчас кто-то должен взять на себя эту миссию. И реформы будут осуществлены. И граждане почувствуют, пусть и не сразу, но почувствуют последствия реформ.

Свободная Европа: Сможет Игорь Додон спровоцировать досрочные парламентские выборы?

Анатол Шалару: Пока правящий альянс крепок, пока он консолидирован, – нет.

Свободная Европа: В чем вы можете упрекнуть нынешнее правительство?

Анатол Шалару: Немного неожиданный вопрос… Я думаю, нынешнее правительство действует в крайне сложное время, с грузом тяжелого наследства. И что оно вынуждено себя реабилитировать. Хотя нынешнее правительство и не несет никакой вины, но оно унаследовало и вину, и проблемы, и ситуацию, из которой выбраться очень непросто.

И я с удовлетворением могу констатировать, что доверие граждан к этому правительство начало расти, уже растет. Это обнадеживает. Уверен, в 2018 году социалисты большинства не получат. Если внутри альянса пойдут раздоры, начнется раскол, если появятся проблемы, и если эти реформы не будут доведены до конца, – то да, есть все шансы, что в 2018 году мы получим абсолютно левый парламент, на западной границе повесят замок, чтобы мы никуда не могли ехать, и чтобы наш европейский курс заглох.

Свободная Европа: Внешние партнеры опять поверили в нашу власть?

Анатол Шалару: Частично. Как я понял из бесед с разными европейскими чиновниками, они почувствовали себя преданными Владом Филатом, бывшими руководителями, которые в европейских столицах говорили одно, возвращались домой и говорили другое, ехали в Москву и говорили третье. Сейчас это доверие надо восстанавливать.

Свободная Европа: Надо восстанавливать доверие лишь западных партнеров, или восточных тоже? Прежде всего, я имею в виду Российскую Федерацию.

Анатол Шалару: Чтобы быть партнером России, надо с ней дружить против всех остальных. Потому что у России не может быть двусторонних отношений с той или иной страной без каких-либо геополитических условий. В нашем случае Россия требует отказаться от Соглашения об ассоциации, она требует отказаться и от других вещей, чего мы сделать не можем.

Для нас дороже европейский курс, чем просто отношения с Россией, которая в любой момент может резко пересмотреть свою позицию. Мы достаточно набили себе шишек. Это непредсказуемый рынок, непредсказуемая власть, непредсказуемая политическая сила. А нам необходим большой рынок, европейский, с потенциалом в 500 млн человек, нам нужен стабильный партнер, который поддерживает нас финансово, помогает и заставляет, что самое главное, проводить реформы в системе правосудия, в экономике, строить здесь подлинную рыночную экономику, создавать условия для привлечения иностранного капитала и иностранных инвестиций.

Пока же у нас нет функционального правосудия, пока у нас сохраняется угроза приднестровизации Республики Молдова – потому что этого желает Додон, он не хочет распространить юрисдикцию Молдовы на Приднестровье, он хочет распространить нормы Приднестровья на Молдову. Это очень большая и серьезная проблема. И если это произойдет, мы окажемся, как и Северная Корея, в полной изоляции – находясь в центре Европы.

Я всегда говорю: «Молдова должна присоединиться к НАТО». Но решение примут граждане, а не министр обороны. Решение принимается на референдуме – или конституционным парламентским большинством

Свободная Европа: Вы подтвердите или опровергните слухи о том, что Анатол Шалару может возглавить Национал-либеральную партию?

Анатол Шалару: Ни в какое другое политформирование я уходить не собираюсь. Может, кому-то и хочется, чтобы я ушел из ЛП, но этого не будет. Я остаюсь верным и ЛП, и целям, за которые она борется, остаюсь верен идеалам, которым посвятил всю свою сознательную жизнь, и я останусь здесь, в Либеральной партии. Кому не нравится – пусть скажут в глаза, что именно их не устраивает в моей работе.

Если я, допустим, был не самым хорошим министром обороны, или запятнал чем-то имидж Либеральной партии – пусть скажут об этом. Пока же никаких замечаний ни с чьей стороны не было. Напротив, хочу сказать, что мою работу ценят и на международном, и на внутреннем уровне. И со стороны наших союзников по коалиции никаких нареканий не было, потому что все, что я делал, я сделал в соответствии с законом.

Свободная Европа: Даже когда заявляли, что Молдова должна присоединиться к НАТО, упреков не было?

Анатол Шалару: Упреки – за что? Я, как политик, всегда говорю: «Мое мнение – Молдова должна присоединиться к НАТО». Но решение на этот счет примут граждане, а не министр обороны. Решение принимается на референдуме – или конституционным парламентским большинством.

А вот статью в Конституции о нейтралитете следует упразднить, и уж тогда, когда мы посчитаем нужным присоединиться к европейским ценностям, к натовским ценностям – НАТО – не военный альянс, это определенные ценности… И когда мы, граждане, поймем этот факт… Но гражданам кто-то должен об этом говорить. Потому что Додон твердит: «Мы должны провести референдум и создать конфедерацию». А я говорю: «Мы должны провести референдум и либо объединиться с Румынией, либо вступить в НАТО, другого выхода у нас нет».

Последнее слово за гражданином. А политик должен говорить открыто, называть вещи своими именами, чтобы граждане знали, что выбирать. Поэтому я готов ответить на все вопросы, готов изложить свою точку зрения. И с различных международных трибун я заявлял: «Я считаю, что так будет лучше. Но мы – нейтральная страна, и не можем сегодня присоединяться к НАТО». Хотя я считаю, что мы сможем выжить только под зонтом НАТО.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG