Linkuri accesibilitate

Корнелия Кэлин: «Конкуренты на выборах утаили источники доходов как минимум на 7 млн леев»


Сколько денег было потрачено в недавней кампании по выборам президента, откуда поступали средства, и насколько корректно отображались расходы? Можно ли считать прошедшую кампанию примером борьбы с политической коррупцией? Своими соображениями поделилась финансовый аналитик Ассоциации Promo-LEX, автор тематического исследования Корнелия Кэлин.

Свободная Европа: Под эгидой Ассоциации Promo-LEX вы подготовили отчет о финансировании президентской кампании в Молдове. Прежде чем перейти к отчету, спрошу: почему гражданам так важно знать подробности электоральной бухгалтерии?

Корнелия Кэлин: Это очень важно, потому что граждане должны делать осознанный выбор и знать, что происходит за кулисами того конкурента на выборах, за которого они проголосовали. Избиратели должны быть в курсе того, с кем – главные доноры, на что были потрачены деньги, нет ли каких-либо скрытых интересов за миллионными пожертвованиями, и т.д. и т.п.

Свободная Европа: В таком случае не запоздала ли наша беседа, ведь выбор уже сделан?

Корнелия Кэлин: Не запоздала, потому что Ассоциация Promo-LEX на протяжении предвыборной кампании представила пять предварительных отчетов, с периодичностью в три недели. С выводами наблюдательной миссии Promo-LEX мы знакомили широкую общественность, граждан и, в том числе, электоральных субъектов – Центральную избирательную комиссию и конкурентов на выборах. А граждане и электоральные субъекты сами решали, как воспользоваться представленными сведениями.

Свободная Европа: Есть определенные пределы расходов на выборах. С какими деньгами конкуренты могут вступить в предвыборную борьбу?

Корнелия Кэлин: Прежде всего, надо сказать, что эта кампания по выборам президента отличалась от остальных, потому что, собственно, предвыборная кампания была сокращена с двух месяцев до одного, а один месяц собирались подписи. И положения, регулирующие вопросы финансирования конкурентов на выборах, аналогичным образом относились и к инициативным группам. Соответственно, речь идет о двух лимитах по сбору средств.

В период сбора подписей «потолок», который каждая инициативная группа не имела право превысить, составлял 576 тыс. 250 леев – именно столько они могли потратить. Вернее, это – не предел расходов, это предел собранных средств, которые можно было потратить на сбор подписей.

А для конкурентов на выборах предел собранных средств на предвыборную кампанию достиг 65 млн 797 тыс. 539 леев – это на 11 % больше, по сравнению с последними выборами, когда «потолок» составлял 59 млн леев.

Свободная Европа: Какие наиболее серьезные нарушения были допущены в предвыборной кампании – и кем? Нарушения, связанные со сбором денег, с тратами?

Корнелия Кэлин: Наша методология мониторинга предполагает сверку отчетных данных конкурентов с информацией от наблюдателей. По нашим данным, получается, что 11 конкурентов на выборах утаили как минимум 7 млн 627 тыс. 223 лея. Львиная доля незадекларированных средств числится за Игорем Додоном, который не указал как минимум 3 млн 485 тыс. 656 леев, за Марианом Лупу – более 2 млн леев, и Дмитрием Чубашенко – 1 млн 37 тыс. 441 лей.

Другие нарушения, больше связанные с процедурой и вопросами транспарентности, обнаружены у многих конкурентов. Например, два конкурента маскировали своих первичных доноров, также встречалось расходование средств из электорального фонда до его открытия… В предвыборной кампании каждый электоральный субъект, как инициативная группа, так и конкурент на выборах, обязаны были тратить деньги строго со счета.

А расходы на политическую рекламу во время сбора подписей… В дискуссиях с электоральными субъектами мы сказали, что такую ситуацию можно рассматривать как законодательный вакуум, потому что в то время, когда одни тратят средства на сбор подписей, другие уже начинают предвыборную кампанию. Надеемся, соответствующие законодательные изменения не заставят себя долго ждать.

Свободная Европа: О каких конкретно поправках идет речь? Были какие-то предложения?

Корнелия Кэлин: Да, разумеется. Прежде всего, речь идет о дополнении ст. 38, ч. 1 Кодекса о выборах, с указанием процедуры и точных сроков утверждения лиц, ответственных за финансовое обеспечение избирательной кампании. Это важно, потому здесь явно есть законодательный вакуум, если учитывать наличие двух временных отрезков.

Также необходимо пересмотреть предельный размер пожертвований физических и юридических лиц на избирательную кампанию, который составляет, соответственно, 200 и 400 среднемесячных заработных плат по экономике – это 1 и 2 млн леев, тогда как средняя зарплата составляет 5500 леев, и очевидно, что такие пожертвования – не по силам обычным граждан.

Нужно изложить в новой редакции ст. 181-1 Уголовного кодекса, с распространением ее положения и на кампанию по выборам президента, потому что сейчас вообще не существует законодательных рамок относительно наказания и групп, и конкурентов на выборах.

Кроме того, нормативные рамки необходимо дополнить четким положением об участии в предвыборной кампании доноров-нерезидентов. Был случай, когда румынское общество с ограниченной ответственностью профинансировало издание газеты одного из конкурентов. Сейчас по закону зарубежное финансирование недопустимо.

Свободная Европа: Каким образом снижение потолка пожертвований может повлиять на прозрачность финансирования всей кампании?

Корнелия Кэлин: Чем меньше пожертвование, тем больше появляется доноров, и тем ниже влияние одного донора на последующие решения конкурента.

Свободная Европа: Вы говорили, что физические лица не в состоянии вносить внушительные суммы пожертвований. Но если верить финансовым отчетам партий, находятся же доноры, которые делают чрезвычайно крупные пожертвования…

Корнелия Кэлин: Такие доноры находятся, и их имена фигурируют в списках. Сейчас мы не можем говорить об источниках ресурсов этих доноров, потому что, к сожалению, в соответствие с законом о защите персональных данных, Центральная избирательная комиссия не публикует информацию о месте работы этих доноров.

Свободная Европа: И какие последствия грозят тем, кто проявил астрономическую щедрость?

Корнелия Кэлин: Последствия еще будут, уже пошли жалобы; разумеется, это вряд ли повлияет на итоги выборов, но – подождем решения Конституционного суда.

Свободная Европа: А Центральная избирательная комиссия в ходе кампании обращалась в соответствующие органы по поводу подозрительных, скажем так, случаев?

Корнелия Кэлин: Да. С другой стороны, мониторинговая миссия Promo-LEX видела и пассивную позицию Центризбиркома в вопросах применения санкций, которые ЦИК уполномочен применять с 2015 года, после реформы финансирования политических партий. Единственное, что мы отметили – это то, что санкции применялись более жесткие, но – не равномерно, и не ко всем конкурентам.

Свободная Европа: Центризбирком, который должен быть техническим органом, у нас в конечном итоге оказался политическим – если смотреть на состав комиссии. Как вы объясняете тот факт, что конкуренты не подавали жалоб по поводу отсутствия прозрачности на выборах?

Корнелия Кэлин: Вы правы, именно по этому пункту мы бьем тревогу. У нас уже была горячая полемика вокруг действий, а, вернее, – вокруг бездействия конкурентов на выборах – в том, что связано с обжалованием различных процедур. Отличился в этом плане один-единственный конкурент, который вносил жалобы по всякому поводу, причиняя Центризбиркому много хлопот.

Остальные конкуренты в этом плане практически ничего не делали. Это наводит на определенные размышления, потому что мы выходили с промежуточными отчетами раз в три недели, и в них все эти моменты были. Следовательно, им оставалось только принять к сведению изложенные факты – и действовать.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG