Linkuri accesibilitate

Эгидиус Варейкис: «Нужна ли Молдова Европе, или свою независимость страна получила случайно?»


În direct de la Strasbourg cu Egidijus Vareikis
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:19 0:00

Бывший содокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы, литовский правоцентристский политик Эгидиус Варейкис, возможно, один из лучших знатоков истории Молдовы за последние 25 лет. За время своего мандата он провел множество встреч и переговоров с представителями официального Кишинева. В интервью Свободной Европе он подчеркнул, что на выборах 30 октября граждане РМ должны выразить свое доверие тому политику, который представит долгосрочный геополитический проект для Молдовы.

Свободная Европа: Когда вы были докладчиком ПАСЕ, Молдова переживала кризис, которому, казалось, нет конца: парламент никак не мог избрать президента. Сейчас главу государства будет выбирать народ. Как вы оцениваете произошедшие перемены?

Эгидиус Варейкис: Начну с этой самой точки – с того периода, когда выборы президента в парламенте зашли в тупик, поскольку ни одна из партий не имела большинства (необходим был 61 голос из 101). Эта проблема длилась не один год…

Но я бы сказал, что вопрос о прямых выборах не связан с Конституцией. Люди хотят сами выбирать своего президента и парламентариев, – в Литве, например.

Мы не уверены, что в Молдове президент будет сильнее своих предшественников лишь потому, что избран на прямых выборах

Мэры так же могут избираться прямым голосованием – это замечательное демократическое упражнение для избирателей. Что не обязательно означает, что это хорошо для страны. По крайней мере, у меня есть сомнения на этот счет. Если чиновник избирается прямым голосованием народа, это налагает на него и определенные моральные обязательства, скажем так.

Президент должен быть сильным, или становиться более сильным. Мы не уверены, что в Молдове президент будет сильнее своих предшественников лишь потому, что избран на прямых выборах. Разумеется, внесен целый ряд изменений в законодательство. И в конечном итоге, ведь именно от президента зависит, как будет он исполнять полномочия, определенные законом.

Дело в том, что ситуация сейчас немного другая, по сравнению с тем периодом, когда я был содокладчиком. Я имею в виду ситуацию не только в Молдове, но и в Европе, и в мире в целом. Разумеется, ситуация в мире влияет на положение дел в каждом государстве в отдельности.

Десять лет назад еще продолжался период, который я называл и называю «каникулами истории». После второй мировой войны для нас, европейцев, наступили «каникулы истории». Мы думали, что мир будет вечным, и что конфликтов больше не возникнет, а нашей заботой станут исключительно экономическое состязание и введение законодательных рамок. Но сегодня мы убедились, что история возвращается в нашу обыденную жизнь, и мы вынуждены защищать свои ценности, при этом, нередко совершая исторические ошибки и исправляя их уже на ходу.

Ситуация сегодня более сложная, чем десять лет назад. Поэтому и у граждан куда больше ответственности, потому что они должны выбрать не того кандидата, который умеет красиво улыбаться, который обладает харизмой и убедительно говорит, а того, кто может предложить проект для страны.

Молдова не может быть второй Украиной, не так ли? Но какова же тогда модель для Молдовы?​

Молдова должна определить свою роль в Европе. Нужна ли Молдова Европе, или свою независимость Молдова получила случайно? Простите уж за цинизм… Молдова должна выбирать политиков, которые в состоянии предложить для страны геополитический проект.

Свободная Европа: А вообще, насколько важен президент, какой властью он будет обладать?

Эгидиус Варейкис: Не уверен, что новый президент будет сильнее г-на Воронина. Все зависит от того, объединятся ли антироссийские силы (потому что антироссийских больше, чем проевропейских). К сожалению, сейчас они разрознены. Им следует объединиться и вместе бороться за европейское будущее Молдовы. Если их голоса распылены, то у пророссийского кандидата больше шансов. В президенты баллотируются свыше десяти кандидатов. И у меня такое ощущение, что борьба идет за них, а не за четко сформулированное стратегическое будущее Молдовы.

Что такое благополучная Молдова для молдаван? Это главный вопрос, который должны поставить перед собой как граждане страны, так и кандидаты. Кроме того, кандидатам нужно еще и ответить на этот вопрос...

Я могу сравнить со странами Балтии. Мы, прибалтийцы, задались этим вопросом – и нашли ответ: мы хотим быть как скандинавские государства.

Вариант объединения с Румынией неприемлем для ЕС, и он рассматривается Брюсселем как внутренний матч между Румынией и Молдовой​

Молдова не может быть второй Украиной, не так ли? Но какова же тогда модель для Молдовы?

Свободная Европа: Румыния может стать моделью…

Эгидиус Варейкис: Может. Молдова может быть Румынией в миниатюре, так же, как и была на протяжении веков, была частью Румынии. А молдаване должны спросить себя: какая эпоха в истории их страны была золотой? Когда страна была частью Румынии, или когда входила в Советский Союз? В этой ситуации европейская интеграция не представляется удачной моделью.

Евроинтеграция предполагает, что Молдова присоединяется к ЕС в том виде, в каком она пребывает сейчас. Вариант объединения с Румынией неприемлем для ЕС, и он рассматривается Брюсселем как внутренний матч между Румынией и Молдовой. Но в умах людей историческое наследие все еще обладает важным значением. Если же Молдова решит сблизиться с Россией… Эта ситуация не совсем обычная для XXI века.

Свободная Европа: Как вы считаете, унионистские месседжи, которые продвигают некоторые кандидаты в президенты, – вещь хорошая? Или не очень?

Эгидиус Варейкис: Все зависит от того, как далеко зайдут политики с материализацией таких обещаний. Потому что, возможно, это всего лишь предвыборный агитационный прием, а позже они скажут: извините, но сейчас нет благоприятных условий, Румыния не готова, Россия против, ЕС не хочет, и так далее. Но если народ сам того желает… Все возможно.

Знаете, в наши дни понятие «национальное государство» себя изжило. Нет больше стран, однородных этнически, или с точки зрения культурного наследия и религии. Тогда зачем же создавать государства-нации, которые заставляют людей одинаково понимать этнические и исторические характеристики? Это стало бы опасным прецедентом.

В наши дни понятие «национальное государство» себя изжило

Если Молдова объединится с Румынией, тогда и Республика Сербская, возможно, пожелает объединиться с Сербией, Крым и восток Украины – с Россией… Если этот процесс будет запущен, то неизвестно, куда он приведет. Европа к этому не готова.

Кроме того, объединение с Румынией совершенно неприемлемо для России. Но при всем при том, если народ пожелает, то никто не сможет его остановить.

Свободная Европа: Что бы вы хотели пожелать гражданам Молдовы накануне выборов?

Эгидиус Варейкис: Думайте больше о Молдове, а не о том, как выглядят и что говорят кандидаты. Выберите не того кандидата, который раздает обещания сделать Молдову такой-то и такой-то уже завтра, или через пять лет… Выберите того президента, кто представит долгосрочную стратегию для Республики Молдова.

XS
SM
MD
LG