Linkuri accesibilitate

„Мирное урегулирование подразумевает реинтеграцию страны...”


Еуджен Карпов

Еуджен Карпов: Есть наша полная готовность, и есть политическая воля для предоставления приднестровскому региону статуса широкой автономии.


Свободная Европа: Господин вице-премьер, в конце этого месяца состоится заседание в формате 5+2 в Дублине. С чем идет на эту встречу Кишинев и какие надежды связывает он с переговорами в формате 5+2?

Еуджен Карпов: „Мы попытаемся провести первый диалог в этом формате 5+2, с инициативами, которые имеются у нас в Кишиневе, и с предложениями, с которыми придет Тирасполь. Очень надеюсь, что эта встреча поможет нам пойти по пути максимального конструктивизма и прагматизма, нацеленного на конкретнее результаты. Разумеется, наивно полагать, что одной встречи достаточно для достижения каких-то окончательных результатов, но важно не останавливаться на этом пути, важно иметь конкретные шаги, которые продемонстрируют политическую волю и желание решать проблемы, с которыми мы сталкиваемся.”

Свободная Европа: Вы сказали, мелкими шагами к решению больших проблем…

Еуджен Карпов: „Существует этот постулат мелких шагов, и мы намерены использовать такую форму деятельности. Особо должен отметить, что эти мелкие шаги касаются переговоров между Кишиневом и Тирасполем, прямого диалога по каждодневным проблемам, с которыми сталкивается население обоих берегов Днестра. В то же время, параллельно с мелкими шагами мы должны видеть политическое урегулирование приднестровского конфликта. Необходимо строить нашу работу таким образом, чтобы диалог между Кишиневом и Тирасполем был созвучным политической повестке формата 5+2.”

Свободная Европа: Политическое урегулирование означает начало выработки статуса региона?

Еуджен Карпов: „Да, это основополагающий принцип. Кишинев не менял своей позиции за прошедшие 20 лет; и международные акторы, непосредственно задействованные в формате 5+2, а также те, кто способствует урегулированию не будучи членами этого формата, разделяют единую точку зрения – что мирное урегулирование предполагает объединение страны путем предоставления приднестровскому региону особого правового статуса широкой автономии. И для осуществления этой задачи есть наша полная готовность, есть политическая воля работать вместе с представителями Тирасполя. Это касается формата 5+2.

Очевидно, что не менее важным в этот период является и вклад наших международных партнеров, вклад и за столом переговоров с тем, чтобы они способствовали переговорам, а не создавали определенные препоны. Второе – растущий финансовый вклад, в частности, со стороны наших европейских партнеров; Европейская комиссия выделила 12 миллионов евро, которые вместе с 1,1 миллионов евро, предоставленных Организацией Объединенных Наций, дают 13,1 миллиона евро, которыми Республика Молдова может располагать для осуществления мер по укреплению доверия.

Что означает, по сути, конкретные проекты в поддержку населения обоих берегов Днестра, в частности, населенных пунктов Зоны безопасности, а также более широкие проекты, которые охватывают всю территорию Республики Молдова. И эти проекты адресованы в первую очередь группам населения, наиболее восприимчивым к этой политике по укреплению мер доверия. Это молодое поколение, это школьники и студенты, есть сегменты для журналистов и гражданского общества, для культуры, спорта, образования, науки и т.д. Иными словами, эти деньги совершенно необходимы для создания позитивного фона для диалога между гражданами двух берегов Днестра.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, после встречи в Одессе премьера Влада Филата с приднестровским лидером Евгением Шевчуком стали говорить о наметившейся положительной динамике в решении важных проблем для жителей двух берегов Днестра, прежде всего в плане свободного передвижения людей и товаров, возобновления телефонной связи. Почему так трудно решаются эти проблемы или чего хочет Тирасполь и почему пакет условий для восстановления железнодорожного сообщения не известен?

Еуджен Карпов:
„Некоторые проблемы объясняются, наверное, тем, что в Тирасполе происходит процесс формирования определенных структур. С одной стороны, мы понимаем, что этот период времени Тирасполю необходим; с другой стороны, мы неоднократно выражали нашу готовность и желание проводить встречи, наметить и согласовать предельно ясную программу нашего сотрудничества. Прежде всего, я бы отметил нашу заинтересованность в возобновлении встреч на уровне секториальных экспертных групп, и это касается всех направлений, а не только свободного передвижения, восстановления железнодорожного сообщения или телефонной связи. Есть рабочие группы по проблемам здравоохранения и социальным проблемам, по актам гражданского состояния, инфраструктуре, транспорту, экономике, банковской деятельности, сельскому хозяйству, экологии… ”.

Свободная Европа: Это понятно, но вы расставили акценты и сказали, что восстановление телефонной связи и возобновление движения поездов являются приоритетными проблемами, которые ждут своего разрешения.

Еуджен Карпов: „Да. И этот факт подтвердил и Евгений Шевчук на встрече в Одессе. Первое, что нужно согласовать – это взаимодействие на уровне структур, ответственных за вопросы таможни. Когда говорим о движении поездов, речь идет не только о вагонах и локомотивах, а о транспортировке в режиме международной торговли товаров из одной страны в другую. Все товары, произведенные на официальной территории Республики Молдова, являются молдавского происхождения, и этот факт могут удостоверить только официальные таможенные органы Республики Молдова.

До тех пор, пока не существует прямого контакта между молдавским таможенником и товарами, которые подлежат доставке из приднестровского региона в другие страны, скажем, в Украину, Россию, Беларусь и другие страны данной зоны, Республика Молдова не может взять на себя ответственность за происхождение этих товаров. Это предполагает наличие взаимодействия, совместного контроля на первом этапе со стороны таможенных структур, ответственных за товары, подлежащие транспортировке. Внедрение таких технологий совместной работы и является приоритетом, который мы предлагаем представителям Тирасполя.”

Свободная Европа: И они как: согласны, нет?

Еуджен Карпов: „Пока у нас есть определенные предложения, связанные, скорее, с обменом информацией, есть идеи касательно проведения встреч, а не совместной работы как таковой.”

Свободная Европа: Евгений Шевчук вначале говорил, что на предстоящих в Дублине переговорах в формате 5+2 он готов рассмотреть ряд вопросов, связанных с приднестровским урегулированием, в том числе выражал готовность обсудить и трансформирование миротворческих сил. Но затем последовал поворот на 180 градусов – он сделал другие заявления, подчеркнув, что в Дублине этот вопрос ни в коем случае не должен фигурировать в повестке дня. И Кишинев, как я поняла, не настаивает на этом, поскольку не видит завершенности этого вопроса…

Еуджен Карпов: „Это слишком сложная тема для того, чтобы поднять ее на заседании без должной подготовки. Чтобы включить такой вопрос в повестку встречи в формате 5+2 необходимо заручиться согласием всех участников этого формата. Потому что, как вы сами понимаете, если один из них против, он не будет участвовать в дискуссиях, а это значит, что формата больше нет. Если один из участников встанет из-за стола переговоров и покинет заседание, значит, формат является уже не 5+2, а 4+2 или 5+1. Иными словами, это предполагает консенсус, общее согласие на проведение дискуссий.

До тех пор, пока в Тирасполе раздавались голоса о том, что они не готовы к обсуждению, и такие же голоса раздавались и в Москве, в Российской Федерации – очевидно, что любые попытки в этом направлении нелогичны. Мы продолжаем и будем продолжать усилия к тому, чтобы иметь, прежде всего, двухсторонний диалог, диалог с международными акторами, в первую очередь с теми, кто причастен к действующей миротворческой миссии, речь идет о Российской Федерации, подписавшей соглашение 1992 года, в соответствии с которым была введена миротворческая миссия, и об Украине, которая участвует в формате этой миссии своими представителями в качестве военных наблюдателей.”

Свободная Европа: Хотя Киев однозначно и во весь голос заявил, что поддерживает трансформирование этой миротворческой операции в другую миссию под международным мандатом….

Еуджен Карпов: „Разумеется. Есть известное заявление Министерства иностранных дел Украины, в котором четко сказано, что Киев поддерживает инициирование консультаций по вопросу трансформации миротворческой операции и готов активно участвовать в этом процессе. Кстати, с подобными заявлениями выступили и остальные партнеры, я имею в виду ЕС, США и ОБСЕ, они также выразили благоприятное отношение к началу таких дискуссий. Мы ведем диалог и с Российской Федерацией в этом вопросе, чтобы понять аргументы, заложенные в основу ее позиции – позиции отрицательной; и я полагаю, что у нас достаточно аргументов для того, чтобы убедить наших партнеров в необходимости инициирования такого диалога.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, одно из последний заявлений тираспольского лидера Евгения Шевчука по поводу ходатайства Приднестровья о вступлении в Евразийский таможенный союз не получило четкого ответа; тем не менее, считаете ли вы, что это как-то осложнит диалог между Кишиневом и Тирасполем?

Еуджен Карпов: „Регион с неопределенным статусом не может выступать с подобными инициативами. Надо быть реалистами и трезво посмотреть, каковы прерогативы и возможности Кишинева и Тирасполя, имею в виду Кишинев как признанное государство и Тирасполь как регион. Во-вторых, подобные вопросы, прежде всего, следовало бы обсуждать на уровне Кишинев – Тирасполь: куда обращаться, с какими требованиями-заявлениями, потому что, по сути, Приднестровье воспринимается международным сообществом как часть Республики Молдова и будущее развития этого региона, положительного развития для населения этого региона видится только вместе с Республикой Молдова.

Республика Молдова представляет сегодня демократическое государство, государство в переходном периоде, которое ведет политический курс на европейскую интеграцию, что означает, по сути, курс на модернизацию, на присоединение к общепризнанным стандартам. И я не вижу причин, по которым приднестровский регион отклонил бы эти принципы и стандарты как основу своего дальнейшего развития вместе с Кишиневом.”

Свободная Европа: Другая идея, недавно озвученная Евгением Шевчуком, состоит в том, что российский рубль может стать второй валютой на территории левобережья Днестра. Правда ли то, что значительная часть помощи, предоставленной региону, поступает из Москвы и что именно в этом следует искать мотивировку заявленного намерения?

Еуджен Карпов: „Вопрос более сложный с точки зрения хождения валют на тех или иных территориях. Российская Федерация – один из посредников урегулирования приднестровского конфликта, и в этом качестве Россия должна способствовать процессу урегулирования, который означает, по сути, объединение Республики Молдова на принципах, признанных всеми нашими международными партнерами. В случае появления подобных инициатив со стороны того или иного посредника, представителям данного государства следовало бы их обсудить также с официальным Кишиневом – если они считают, что подобные действия предпринимаются в рамках усилий по окончательному урегулированию конфликта. Таких дискуссий с Кишиневом не проводилось.”

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG