Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

Calendar

Идея вступающего в должность президента США об отмене антироссийских санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных арсеналов была встречена в Москве, мягко говоря, без энтузиазма. «Россия не была инициатором введения этих рестрикций, и Россия, подчеркивал президент [Путин], не намерена ставить вопрос об этих санкциях в ходе зарубежных контактов», - сказал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.

В интервью Русской службе ВВС главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов назвал такую сделку невозможной. Во-первых, он усматривает противоречие между этим предложением Трампа и его более ранними идеями о модернизации американского ядерного арсенала. К тому же 45-й президент США считает ядерное оружие очень важным фактором национальной безопасности. Во-вторых, напоминает Лукьянов, новый хозяин Белого дома раскритиковал своего предшественника за «перезагрузку» отношений с Россией, которая фактически провалилась, поэтому новой перезагрузки не будет.

Научный сотрудник Центра международной и оборонной политики Университета Куинс в Канаде Максим Старчак привел четыре аргумента в пользу невозможности подобной сделки. Во-первых, санкции для России не смертельны и даже в чем-то способствуют росту промышленности. Во-вторых, просто отмена санкций – это «мелко», т.к. Москва хотела бы видеть, например, отмену развертывания ПРО. В-третьих, Россия ждет выполнения Договора СНВ-3, который подписан в апреле 2010 года и вступил в силу в феврале 2011 года сроком на 10 лет с возможностью пролонгации еще на пять лет. Поэтому новые договоры России «неинтересны». В-четвертых, говорит Старчак, в России считают, что дальнейшие переговоры о сокращении должны включать другие ядерные государства.

В свою очередь, гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов в интервью РИА Новости назвал «нелогичной» увязку санкций и ядерного оружия. «Я вижу в заявлении Трампа две проблемы и, по крайней мере, две неясности. Во-первых, санкции вводились вне связи с российскими переговорами по стратегическим вооружениям. То есть санкции вводились сначала по Крыму, а потом секторальные санкции в связи с ситуацией на востоке Украины. Поэтому привязывать санкции к возобновлению российско-американского диалога по стратегическим вооружениям выглядит немного нелогично», — заявил эксперт. В то же время он считает предложение Трампа важным, потому что оно отражает приоритеты нового президента.

Президент Академии геополитических проблем Константин Сивков считает неприемлемым сокращение ядерного арсенала, единственного гаранта безопасности России. По мнению Сивкова, дальнейшее разоружение России, чей ядерный потенциал сегодня находится на «критически низком уровне», является особенно опасным, учитывая, что другие ядерные державы не собираются сокращать свои арсеналы. «То, что Трамп делает такие заявления, говорит о том, что он продолжает курс Обамы на дальнейшее разоружение России, и это очень печально особенно потому, что он эту тему увязывает со снятием антироссийских санкций», - добавил собеседник агентства.

Однако бывший начальник международно-договорного управления Минобороны генерал-лейтенант Евгений Бужинский полагает, что Россия могла бы снизить количество боезарядов с 1500 до 1000. Но это возможно только при условии, если в соглашение будут внесены пункты, которые не позволят США получить стратегическое преимущество за счет развертывания космических сил и противоракетной обороны. «Во-первых, непонятно, о каком ядерном оружии идет речь — стратегическом или нет. Во-вторых, мы не знаем параметры этих сокращений — то, что предлагал Обама, или что-то новое. В-третьих, неясно, какие санкции Трамп собрался отменять. И, в-четвертых, у нас есть позиция по дальнейшим сокращениям стратегических ядерных вооружений, которая никак не связана с санкциями, она заключается в том, что стратегическая стабильность — это многокомпонентное понятие, а не только наличие СНВ», — сказал Бужинский РИА Новости.

Тема санкций получила неожиданное продолжение из уст Энтони Скарамуччи, советника Трампа по вопросам взаимодействия с бизнесом: «на полях» Всемирного экономического форума в Давосе он сказал российским журналистам, что ограничительные меры сплотили граждан РФ вокруг Путина. Советник заверил российскую прессу, что его босс «весьма уважительно относится к российскому народу». «Он очень сильно уважает русский народ и то наследие отношений, которое есть у США с Россией, которое идет к временам Второй Мировой войны», - передает «Лента» слова господина Скарамуччи. «У него (Трампа) есть видение взаимных интересов, и, возможно, через год отношения с российским народом и российским правительством будут лучше, чем сегодня. Я не говорю, что так случится, — кто знает, какие обстоятельства или факты повлияют на наши отношения, — но мы в любом случае этого хотим», — добавил советник.

В комментарии обозревателя газеты «Коммерсант» Сергея Строканя даны несколько интересных выводов по итогам выборной кампании. Во-первых, это «скоропостижная политическая смерть» династии Клинтон и «нокдаун» всей Демократической партии. Во-вторых, победа Трампа дала путёвку в большую политику многим представителям элиты из второго эшелона. В-третьих, клеймо «пророссийского» президента и история с «русскими хакерами» привели к тому, что соперники Трампа захотят как можно скорее поставить точку в его президентстве. Наконец, главный вывод – усталость американцев от приевшихся лиц политического истеблишмента.

Известный российский политтехнолог Евгений Минченко, вдоль и поперек объездивший Штаты во время предвыборной кампании, указал на ряд системных проблем в возможной разрядке отношений двух держав. На своей странице в Facebook он привел целый список:

1. Вся схема держится на фигуре одного человека – Трампа. Если с ним что-то случается…, вице-президент Пенс или иная фигура, которая приходит на смену, - отнюдь не его идейный продолжатель;

2. Антироссийский консенсус – по-прежнему доминирующее настроение американского истеблишмента. И большая часть республиканцев здесь даже радикальнее демократов;

3. Уровень понимания американских элит и картирования их интересов в РФ крайне невысокий;

4. При этом интересы России и возможный набор разменов и форматов взаимодействия тоже слабо структурированы. В связи с этим крайне узок круг потенциальных переговорщиков с разнообразными средами внутри американского элитного пространства;

5. Политика «глаза в глаза», на уровне прямой коммуникации первых лиц, которую часто в прошлом вынужден был использовать Путин, пока не показала системной долговременной эффективности. Без подкрепления на более низких уровнях договоренности лидеров начинают пробуксовывать;

6. Русская диаспора или демонстрирует низкую политическую активность, или занимает антипутинские позиции.

Примерно на ту же тему высказался программный директор Фонда клуба «Валдай» Дмитрий Суслов. «В ближайшие четыре года в Вашингтоне будет наблюдаться жесткое столкновение между командой Трампа и традиционным американским истеблишментом по вопросам внешней политики, в том числе по отношениям с Россией. Противники Трампа отвергают не только его готовность пойти на сближение с Россией, но и в целом любые попытки отойти от политики глобализма и навязывания либеральных ценностей, которой следовал президент Обама», - сказал эксперт в интервью «Коммерсанту».

Из всего потока мнений можно вычленить некоторые схожие позиции, позволяющие сделать два основополагающих вывода. Во-первых, для меня очевидно, что Дональд Трамп действительно хочет провести вторую «перезагрузку», хоть ему и не нравится идея и само слово. Но он не совсем знает, как это сделать, да и не может пойти наперекор ни ближайшему окружению, где есть отнюдь не поклонники Путина (Мэттис, Помпео, Келли), ни радикально настроенному Конгрессу. Во-вторых, в отношениях с партнерами по НАТО и ЕС Трамп пока не видит грани между амплуа бизнесмена, защищающего меркантильные интересы своей страны и ее рынка, и ролью лидера державы, сохраняющей глобальное лидерство с соответствующим набором обязательств.

Но всё это сейчас не имеет значения, потому что новый президент только вступает в должность, и нам предстоит увидеть разницу между Трампом-кандидатом, Трампом-президентом и Трампом-образом, который ему лепят соратники и оппоненты. Сейчас, когда я пишу эти строки, в Вашингтоне заканчиваются приготовления к инаугурации…

Часть 1

Часть 2

Читайте также:

Медведь, слон и осел. Часть 1 / Часть 2

Три вопроса Дональду Трампу. Что будет во внешней политике США?

Who Is Mr. Trump? Как «клоун» стал президентом

Даже поверхностный анализ десятков материалов, выходящих сегодня в западной прессе, демонстрирует смесь досады и растерянности у той части экспертов и журналистов, которые остаются лояльными Демократической партии США или же воспринимают Дональда Трампа как серьезную фигуру, способную защитить национальные интересы страны. Изучение этих публикаций оставляет неприятный осадок: порой забываешь, что речь идет об их же президенте, и кажется, будто статья посвящена Путину или лидеру Северной Кореи. Не припомню такой диффамации первого лица американского государства. Во всяком случае, мне составило большого труда найти для равновесия тексты, где был хотя бы трезвый анализ возможностей и рисков при Трампе. И если не брать в расчет лояльные ресурсы (например, Fox News) и экспертов вроде Томаса Грэма (о нем ниже), таких материалов крайне мало.

Начну с тяжелой артиллерии. Патриарх американской внешней политики Генри Киссинджер сказал, что Трамп может войти в историю как «очень достойный президент» («a very considerable president»). «Дональд Трамп – это явление, которого зарубежные страны еще не видели», - сказал 93-летний дипломат в эфире CBS. По словам Киссинджера, Трамп во внешней политике руководствуется инстинктом, который являет собой другую форму анализа. «Но он поднял ряд вопросов, которые мне представляются важными, очень важными, - добавил бывший госсекретарь. – И если с ними обращаться правильно, можно достичь хороших – великих результатов».

Между тем, немецкая газета Bild со ссылкой на свои источники пишет, что у Киссинджера есть видение развития отношений США с Россией. Как сообщает «Газета», основываясь на данной публикации, Трамп с подачи дипломата будет добиваться отмены санкций против России и признает «преобладание России на юго-западных территориях бывшего СССР – от Белоруссии и Украины, через Грузию и до Казахстана». «Ключевая идея [Киссинджера] в том, что Россия гарантирует безопасность на востоке Украины... Взамен Запад не вмешивается в крымский вопрос», - пишет немецкое издание.

Однако Дональд Трамп, если верить его команде, намерен нанести «удар в спину» Обаме на внутреннем фронте. Так, будущий пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер говорит, что его босс «отменит очень много указов и распоряжений», принятых 44-м президентом США, о чем сообщает CNN. А Ньют Гингрич, бывший спикер Палаты представителей, ныне советник Трампа, подтвердил, что новый хозяин Белого дома отменит 70% указов своего предшественника. Речь даже может идти о санкциях против России, т.к. некоторые из них были введены именно указами Обамы, а не в Конгрессе.

Политолог, обозреватель журнала Time Йен Бреммер считает, что с приходом Трампа завершается «эра американского глобального лидерства». По мнению эксперта, в следующие четыре года взаимодействие Америки с другими государствами будет строиться «не на убеждении в том, что лидерство США хорошо для Америки и мира, но на деловых подходах Трампа». Бреммер при этом считает Трампа не изоляционистом, а «эгоистичным адептом односторонних мер».

Бывший посол США в Москве Майкл Макфол указывает на неясность целей внешней политики Трампа. «Улучшенные отношения – это ни в коем случае не цель внешней политики США в отношении России или любой страны мира. Дипломатия не соревнование на популярность», - пишет дипломат в издании Foreign Policy. Макфол считает наилучшим началом извлечение уроков из успехов и провалов предыдущей «перезагрузки» при администрации Обамы. «Поладить с Россией – это не политика; а вот вовлечь Россию, где нужно, и противостоять России, где нужно, - это политика», - резюмирует бывший посол США.

Лондонский профессор Эндрю Моран критикует Трампа за то, что тот критикует внешнюю политику Обамы, называя ее слабой. В публикации на страницах газеты The Independent эксперт оценивает подобный подход Трампа как «близорукий», поскольку он полностью упускает из виду суть стратегии Обамы. Когда к власти пришел Буш-младший (январь 2001), Америка была в мирных отношениях с остальными странами и впервые с 1969 года имела бюджетный профицит. А когда в Белый дом пришел Обама (январь 2009), он унаследовал от предшественника две непопулярные войны и экономику, балансировавшую на грани краха, пишет Моран. Поэтому внешнюю политику Обамы нужно (было) понимать именно с этой точки зрения.

Немалая часть внешнеполитической повестки Вашингтона – это, как известно, НАТО и ЕС. Так вот, Дональд Трамп на днях умудрился назвать Альянс «устаревшим» и заодно предсказал выход других, после Британии, стран из Евросоюза. Как сообщает агентство Bloomberg, Трамп в ходе интервью немецкой газете Bild и лондонскому изданию Times выразил любопытную мысль: Брексит объективно усилит позиции Германии, которая захочет ударить (!) по торговым позициям США в мире, а значит, ему, Трампу, индифферентно, что дальше будет с Евросоюзом. Вот так, оказывается! Решив, видимо, «добить» европейских читателей, Трамп подтвердил свою заинтересованность в «хорошей сделке» с Россией, имея в виду отмену санкций за Крым и Донбасс. Частью сделки, уточнил Трамп, может стать сокращение ядерных арсеналов (об этом в следующем материале).

Вернемся теперь к Томасу Грэму, которого прочат в новые послы США в Москве. В ходе обширного интервью «Голосу Америки» он, в частности, затронул три основополагающие проблемы: НАТО, украинский кризис и отдельно Крым. «Я не вижу причин для расширения НАТО в текущей ситуации. Внутри НАТО достаточно проблем, нуждающихся в решении. Россия в определенном смысле представляет угрозу для НАТО, но с не меньшей угрозой альянс сталкивается и на своих южных границах», - отрезал дипломат. А еще он не видит смысла в приеме Украины в Альянс.

Грэм скептичен и в вопросе санкций против России, которые «теряют поддержку в Европе» и не привели к урегулированию украинского кризиса. «Поэтому я думаю, что следует начать думать о снятии санкций, прежде всего, во имя сохранения трансатлантического единства. Я полагаю, худшее, что может произойти – это публичный раскол между Брюсселем и Вашингтоном по этому вопросу», - пояснил собеседник «Голоса Америки».

Наконец, дипломат предлагает «как можно скорее» решить крымский вопрос так, чтобы он устроил Россию, Украину, Европу и США. «Речь может идти о выплате компенсаций украинской стороне или о проведении повторного референдума, учитывая сомнения в легитимности первого референдума о присоединении к России. Речь может идти об эксплуатации оффшорных ресурсов или других решениях, которые не обязательно изменят фактическую ситуацию на полуострове, но позволят учесть пожелания населения Крыма без ущерба экономическим интересам и безопасности Украины», - сказал Грэм.

На десерт посмотрим на прогноз Deutsche Bank, опубликованный американским каналом CNBC. Немцы, в частности, предсказывают экономический рост в форме двукратного роста ВВП. Это случится не сразу, но при последовательном внедрении «трампономики» вполне может стать реальностью…

Продолжение следует

Часть 1

Осталось двое суток до момента вступления в должность 45-го президента Соединенных Штатов Америки. За всю новейшую историю страны не было случая, чтобы избранный глава государства буквально со дня победы на выборах подвергался такому колоссальному остракизму. Трамп еще не президент, но говорят и пишут о нем столько, будто он как минимум завершает первый президентский срок.

Чем объясняется столь неслыханный ажиотаж? После 8 ноября мировая пресса переполнена публикациями экспертов и политиков о феномене Трампа. Прочитать весь поток информации нереально, поэтому я постарался отобрать и систематизировать хотя бы то, что успел перехватить и изучить. Имеющиеся материалы можно условно разделить на три потока: анализ команды и программы нового президента, комментарии и прогнозы в западной прессе, ожидания в российском экспертном сообществе.

Чтобы лучше понять, кто составит костяк администрации Трампа и что она планирует делать, надо уяснить, кто же проголосовал за эксцентричного бизнесмена. В связи с этим в политическом лексиконе прочно укоренилось понятие «альтернативные правые». Например, «Лента» пишет, что за Трампа проголосовал «ржавый пояс» - бывшее индустриальное сердце Северо-востока Америки. Местных избирателей миллиардер покорил обещанием открыть рабочие места (и они откроются – об этом ниже). А еще Трампа поддержал «библейский пояс» Юго-востока, т.е. ревностные христиане, уставшие от разгула «толерантности», принявшей при демократах небывалый размах. Кроме того, бизнесу и особенно промышленному лобби понравилось намерение Трампа выйти из Транстихоокеанского партнерства – хотя, строго говоря, это соглашение еще не ратифицировано и вряд ли будет поддержано теперь, когда Конгресс плотно контролируют республиканцы.

Трамп еще не пришел в Белый дом, а его «заветы» уже исполняются. Так, автомобильный гигантский «Форд» заявил об отказе от постройки завода в Мексике за 1,6 млрд. долларов. Взамен он вложит 700 млн. в завод по сборке машин в Мичигане, сообщает телеканал Fox News. Что интересно, проведенный опрос общественного мнения показал поддержку кадровой политики Трампа, точнее, одобрение генералов, которые после 20 января займут высокие кресла. Это советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн, глава Пентагона Джеймс «Бешеный пёс» Мэттис и министр национальной безопасности Джон Келли.

Как пишет Московский центр Карнеги, 53% избирателей (при этом 82% республиканцев) приветствуют назначение военных на высокие посты в государстве, и лишь 23% говорят обратное. По мнению автора публикации, Трамп доверяет военным, потому что для них лояльность не пустое слово, а еще потому, что они умеют выполнять приказы. «Кого нет в кабинете Трампа, так это экспертов из научных и аналитических центров, которых было немало в администрации Обамы. Дельцы и вояки вместо гарвардских умников – вот стиль нового президента», - говорится в статье.

Конечно, нас больше всего интересует фигура будущего государственного секретаря. Рекс Тиллерсон – случай особый. Во-первых, он не человек Системы, но получил поддержку таких тяжеловесов Республиканской партии, как Кондолиза Райс (советник по национальной безопасности и госсекретарь при Буше-младшем), Джеймс Бейкер (госсекретарь при Буше-старшем) и Роберт Гейтс (министр обороны при Буше-младшем и Обаме). Во-вторых, он крупный нефтяной лоббист (ExxonMobil – это вам не сеть супермаркетов) с 40-летним опытом работы в отрасли и связями на самых верхах в десятках стран мира. В-третьих, и это, как мы понимаем, далеко не последнее по значимости, Тиллерсон знает и понимает Россию! Это можно считать «пророссийскостью», а можно более хладнокровно расценивать как прагматичный подход к непростому партнеру в лице Путина.

Но в Конгрессе сидят тёртые калачи, поэтому господину Тиллерсону были устроены девятичасовые (!!!) слушания. Сразу выделю главное: мистер Рекс отвечал ТО, что хотели от него услышать оппозиционно настроенные конгрессмены, но ТАК, как, по идее, должна будет выстраиваться внешняя политика нового госсекретаря. Он выделил три главных вызова для США: Китай, ИГИЛ и Россия. Остановимся на России: по словам, Тиллерсона «представляет опасность, но предсказуема». «Там, где наши взгляды кардинально различаются, мы должны быть стойкими. Россия должна знать, что мы будем нести ответственность перед нашими союзниками, а сама Россия должна быть привлечена к ответственности за свои действия», - цитирует Тиллерсона журнал Forbes. И, несмотря на вал критики со стороны наиболее жестких противников России (Бен Кардин, Роберт Менендес, Джон Маккейн, Марко Рубио), кандидатура «нефтяного» госсекретаря была утверждена.

На днях стало известно, что Дональд Трамп может назначить послом в России не кого-нибудь, а советника самого Генри Киссинджера – Томаса Грэма. В интервью «Голос Америки» господин Грэм не подтвердил эту информацию, но редакция привела массу информации, которая косвенно говорит о возможности такого назначения. В частности, он работал в посольстве в Москве, был помощником Буша-младшего по России.

«Я думаю, в данном случае я могу говорить от лица доктора Киссинджера, – сказал Грэм «Голосу Америки». – Он хотел бы видеть улучшение американо-российских отношений, и в течение многих лет работал над этим, начиная с того момента, когда Владимир Путин стал президентом РФ. В течение последних нескольких лет, когда двусторонние отношения резко ухудшились, он пытался добиться нормализации отношений, установления каналов связи и диалога для обсуждения того, как каждая из сторон видит свои национальные интересы, проблемы, стоящие перед миром, и вызовы, с которыми наши страны сталкиваются».

С внешнеполитической командой и программой Трампа в целом всё ясно. Но это его видение и его планы. Другое дело – как на это смотрят эксперты и журналисты по обе стороны Атлантики…

Продолжение следует

17 января премьер-министр Великобритании Тереза Мэй наконец-то выложила карты на стол. Она озвучила план выхода страны из Европейского Союза, тем самым закрыв дискуссии «выйдет или не выйдет». Перед изложением непосредственно пунктов плана госпожа Мэй отметила, что рассчитывает на сохранение «наилучших отношений» с европейскими партнерами, но будет добиваться для Лондона максимальной экономической свободы на глобальном рынке.

Как сообщает Русская служба ВВС, британский премьер предлагает следующее:

1. Британия выйдет не только из Евросоюза, но и из общего рынка, где также состоят Швейцария и Норвегия, не являющиеся членами ЕС. Тереза Мэй считает, что сохранение в общем рынке означает сохранение европейских правил без возможности контроля над ними.

2. По той же причине Британия выйдет из таможенного союза ЕС.

3. Допускается сохранение беспошлинной торговли с ЕС в рамках нового таможенного соглашения или в рамках ограниченного участия в нынешнем таможенном союзе.

4. Политика правительства, которую представят парламенту, будет отличаться ясностью и прозрачностью.

5. После выхода из ЕС страна будет жить по своим правилам, а укрепление связей между ее составными частями станет важнейшим фактором в определении будущего Британии.

6. Тереза Мэй обещает включить в соглашение о Брексит отдельное положение по сохранению особых отношений с Ирландией в части торговли и свободы передвижения.

7. Будет установлен контроль над мигрантами из ЕС, но права европейцев, живущих в Британии, и британцев, живущих в Европе, сохранятся.

8. Правительство сохранит и расширит права работников, зафиксированные в европейском законодательстве.

9. По вопросам торговли между Британией и ЕС будет заключено отдельное соглашение.

10. Британия хочет выйти на глобальную арену в качестве независимого игрока.

11. Будущее соглашение с ЕС должно содержать обязательства Британии по продолжению сотрудничества с европейскими странами в области науки, образования и здравоохранения.

12. Будет продолжено сотрудничество со странами ЕС в области обороны, безопасности, в борьбе с терроризмом и международной преступностью.

В общем, картина ясна. Еще яснее, что выход Британии всё же состоится, несмотря на разговоры. «Мы покидаем Европейский Союз, но не покидаем Европу», - подсластила Мэй горькую пилюлю. Как сообщает газета The Financial Times, из Брюсселя уже пришел ответ. «Президент» Евросоюза Дональд Туск назвал этот день «печальным», но оценил смелый шаг Терезы Мэй, которая, по его словам, сделала «более реалистичное объявление по Брекситу». Туск добавил, что ЕС уже готов к переговорам с Лондоном. Ожидается, что они начнутся в марте.

Теперь откатимся на месяц назад и посмотрим, что писала британская и континентальная пресса о перспективах Брексита. Например, лондонская газета The Evening Standard сформулировала пять вопросов, на которые предстоит ответить в 2017 году. Пока что мы имеем ответ лишь на один из них: будет Брексит жестким или мягким – мы уже знаем, что жестким. Остальные вопросы выглядят так: 1) станут ли сторонники выхода действовать, как победители? 2) поменяется ли общественное мнение? 3) взорвется ли остальная Европа? 4) ударит ли выход по экономике? Авторы публикации предложили свои ответы, но я их сознательно опускаю – пусть ответит сама жизнь.

Хотелось бы также процитировать издание Европейского совета по международным делам. В материале, опубликованном под Рождество, сквозит негативом по отношении к Британии, которую почти неприкрыто подозревают в эгоизме. «Поскольку британские правительственные переговорщики по Брекситу предполагают, что они могут рассчитывать на продолжающийся глобальный рост, они сосредоточены на том, чтобы гарантировать себе как можно более жирный кусок пирога для Соединенного Королевства», - пишет европейское издание. Не без ехидства в нем также отмечается, что британцы в части обеспечения безопасности рассчитывают на сохранение Соединенными Штатами роли глобального полицейского, не говоря уже о продолжении членства в НАТО.

Короче говоря, Британия сделала свой выбор, а «осиротевший» Евросоюз чуть ли не пинками выгоняет Туманный Альбион. Как мне кажется, у континентальной Европы смешанные чувства: с одной стороны, она действительно сожалеет, что Лондон нанес довольно ощутимый удар по Союзу, который казался незыблемым и если ждал «ножа в спину», то совсем не от «старичков». С другой стороны, европейцы окончательно убедились в том, что Британия всегда и везде будет блюсти национальные интересы, и раз наступил момент истины, лучше приблизить печальный конец, чем терпеть эту бесконечную печаль под названием «Британия опять торгуется»…

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG